Финансовый бизнес под подозрением | Большие Идеи

・ Этика и репутация
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Финансовый бизнес
под подозрением

Почему банкам сегодня необходимо усвоить концепцию прозрачности

Автор: Уилкин Сэм

Финансовый бизнес под подозрением

читайте также

Путевые заметки: берлинский душ и принятие перемен

Ицхак Адизес

«Детям нужны новинки»

Дэвид Чемпион

Почему я перестал нанимать умников

Роджер Мартин

Не дать ли задний ход?

Веддинген Рольф-Магнус,  Куллинан Джеффри,  Ру ле Жан-Марк

Руководители финансовых учреждений понимают: в результате глобального кризиса изменится вся система государственного регулирования отрасли. Однако мало кто из финансистов представляет себе, как отразится на работе его организации повышенное внимание к ней общественности, НКО, правительств зарубежных стран, прессы, исследовательских центров, Всемирного банка и МВФ.

Судя по опыту нефтегазовой и других добывающих отраслей, хотя бы раз попав в подозреваемые, «отмыться добела» не так-то просто. Вот уже десять лет как за добывающими компаниями следит целый сонм организаций, требующих, чтобы они стали прозрачными и подотчетными, — это началось после серии скандалов, связанных с контрабандой бриллиантов и коррупцией в странах, богатых нефтью и другими полезными ископаемыми. Теперь этим компаниям приходится вводить в состав советов директоров руководителей, которые отвечают за защиту окружающей среды, и публично оценивать

последствия своей деятельности для общества. Например, Anglo American, добывающая металлы и минералы на всех континентах, регулярно составляет объемный «Отчет для общества». В нем подробно описывается, как отражаются на коренных народностях

проекты компании, какие трудовые ресурсы она привлекает и т.д.

Движение «Инициатива по повышению прозрачности в добывающих отраслях» объединило многие правительства, общественные и международные организации. Благодаря постоянному мониторингу всей системы взаимодействия между госструктурами и добывающими компаниями теперь порядок работы в этом секторе все реже определяется устными «неформальными» договоренностями между политиками и предпринимателями. Сейчас многие компании уже поняли, что прозрачность выгодна им самим, особенно если они работают в странах с высоким уровнем коррупции или политической нестабильности, где взяточничество в порядке вещей.

Такое же сильное давление общественности вскоре испытают на себе банки и финансовые компании. Лидеры глобального движения по наведению порядка в управлении — оно, в частности, занимается проблемой коррупции в России, Латинской Америке и Юго-Восточной Азии — подозревают, что нынешнему глобальному кризису во многом способствовали порочные законодательные практики. Саймон Джонсон, в прошлом главный экономист МВФ, считает, что правительства должны покончить с «финансовой олигархией», ведь именно она препятствует проведению важнейших реформ. По мнению Дэниела Кауфмана из Института Брукингса (он изучает коррупционность разных систем власти), банковское законодательство не предотвращает злоупотребления и в богатых странах. Так называемая легальная коррупция, например взносы в различные политические организации, цель которых — заручиться благосклонностью регуляторов, — одна из главных причин финансового кризиса, утверждает он. Если это осознает весь мир, то прозрачность станет необходимым условием любой финансовой деятельности. И страны двадцатки уже сделали шаг в этом направлении: совсем недавно они утвердили процедуры взаимоконтроля и теперь смогут оперативно оценивать стабильность финансовых систем друг друга.

Итак, не стоит надеяться на то, что внимание общественности к банкам и другим финансовым организациям ослабнет само по себе. Лучше им всем принять и воплотить идею прозрачности — и тем самым быстрее восстановить изрядно пошатнувшуюся репутацию. И правда, если международное движение за повышение прозрачности в банковской отрасли, подобное тому, что уже успешно действует в добывающей промышленности, наберет силу, то это только пойдет на пользу банкам. А без такого влиятельного общественного органа реформы финансового законодательства, скорее всего, будут либо чрезмерно жесткими, либо откровенно популистскими. Финансовой отрасли не нужны политизированные нормативные акты, разработанные в спешке — чтобы погасить волну общественного возмущения.