Во что превратился капитализм в XXI веке | Большие Идеи
Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Во что превратился капитализм в XXI веке

Умар Хак
Во что превратился капитализм в XXI веке
Фото: Jacob Bøtter / Flickr

Существуют такие странные секты, члены которых верят, что в этом году, 28 октября ровно в 4:05 на Землю явятся представители высшей расы и спасут человечество. Инопланетяне уже не раз обманывали ожидания (вспомним истерию вокруг 2012-го года), однако подобные секты не лишаются веры, а напротив, укрепляются в ней.

Если вы, как я полагаю, знакомы с такими сектами и только плечами пожимаете, позвольте задать вам вопрос.

Провалился ли капитализм как образ жизни? Или — дает ли он сбои прямо сейчас, на наших глазах? Позвольте прояснить вопрос. Я не предлагаю назвать капитализм бесполезным, бессмысленным и ужасным. Я вот о чем: не теряет ли он свои позиции как наилучший способ организовать работу, жизнь и досуг людей?

Вообразим страну по имени Капиталстан с гербом в виде огромной невидимой руки. На центральной площади каждого города горделиво развивается флаг с этим гербом. Цены здесь почитаются кумирами, рынки служат храмами, производство — молитвами, и все знают, что обозначает огромная рука: бессмертные идеалы конкуренции, самодостаточности и богатства. Человек стоит столько-то в деньгах, его время оценивается почасовым заработком, миллионы трудятся долгими мучительными месяцами во имя «инновации» — благого дела, по высшему приказу назначенного им их господином — рынком.

Но что-то разладилось в Капиталстане. Общество дает сбои. Средний класс рушится. Одно десятилетие уже признано провальным, и начинается второе. Молодежь считает себя потерянным поколением и тщетно ищет возможности выбиться. Средний уровень доходов не поднимается уже десятки лет. Экономика влетела в рецессию, а потом якобы «выздоровела», вот только в пору «выздоровления» 95% выгоды досталось 1% наиболее богатых и обеспеченных людей. Миллионы страдают от хронической безработицы и бедности. Социальная мобильность низка и продолжает снижаться. Сокращается средняя продолжительность жизни.

Одним словом, жизнь в Капиталстане становится короче, сложнее, неприятнее и несчастливее. Тем временем другие богатые народы, в особенности те, которые не предавались столь безоглядно культу невидимой руки, процветали.

Кажется, история Капиталстана чем-то напоминает историю Америки?

А теперь позвольте объясниться.

Возможно, уклад США — вовсе и не капитализм. Это какая-то токсичная смесь капитализма для бедных, которых безжалостно стирают в порошок в жестоких схватках за выживание сильнейшего, и социализма для богатых с неисчерпаемыми государственными ссудами, субсидиями и прочими привилегиями. Смертоносный коктейль круговой поруки для власть имущих и бессилия для бедных. Ни рыба ни мясо — химера.

Так как же именовать эту плохо работающую систему, если это не капитализм?

Я бы назвал ее «растизмом». Это не просто система, совокупность институтов — это определенный склад ума, идеология, набор неотъемлемых убеждений. Убеждений, уже сцементировавшихся в догму. Эта догма со всей очевидностью дает прокол за проколом, но избавиться от нее мы не можем, потому что она превратилась в символ веры, легла в основу культа, жрецы и адепты которого грозят таинственной и ужасной божьей карой любому, кто усомнится в их авторитете.

Растизм утверждает: рост нужен любой ценой. Когда отмечается рост, общество признается успешным, где роста нет, там и страна в упадке.

Растизм готов ради роста пожертвовать всем, даже правами человека, некогда считавшимися в просвещенном обществе неприкосновенными. Вас тревожат массовые случаи шпионажа без судебного постановления, дроны, частная охрана, военные наемники и базы данных, откуда и правительство, и частные компании могут почерпнуть сведения обо всех ваших словах, делах и поисках в интернете? Лучше перестаньте тревожиться: это наши быстрорастущие отрасли, и горе тому, кто встанет у них на пути. Кому есть дело до свободы слова и собраний или до права на частную жизнь, ведь нам нужны хорошие, способствующие росту рабочие места! Мы будем работать дворецкими и горничными (коучами, консультантами, «обслугой» для супербогатых, которые покупают себе освобождение от задержаний, обысков и наблюдения). И не вздумайте протестовать! Вы же мешаете росту!

Итак, растизм — прямая противоположность демократии. В глазах растиста фундаментальные политические и человеческие права — лишь досадная помеха, причина неэффективности, которую следует устранить, стереть в порошок, уничтожить. Все эти права — источник социального напряжения, из-за них снижается эффективность работы, люди начинают сомневаться, задавать вопросы, агитировать, бросать вызов, отрицать, восставать, думать. Черт побери! Нам тут ни к чему гражданское общество. Нам рабочую силу подавай.

Растизм видит цель и смысл в росте: это альфа и омега, единственная цель всех усилий, а потому все ресурсы следует направлять к этой цели.

В этом и кроется величайшее заблуждение растизма. Рост — не самоцель, а средство. Средство, которое в лучшем случае помогает распространить эвдемонизмы, то есть возможность жить осмысленно и счастливо. А как минимум это средство расширить элементарную человеческую свободу.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Как уговорить старушку
Владимир Рувинский
Возможен  ли честный маркетинг?
Алексей Каптерев,  Андрей Скворцов
Пять антикризисных правил для розницы
Меер Дэвид,  Ромбергер Тим,  Фаваро Кен