Пузырь соцсетей | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»


Пузырь соцсетей

В эпоху пузырей соцсети торгуют низкокачественными связями, из которых не выйдет прочных, полноценных отношений.

Автор: Умар Хак

Пузырь соцсетей

читайте также

Как талант стал двигателем экономического роста

Роджер Мартин

Клиентский опыт: много ли от него зависит

Роковая ошибка: платить «по результату»

Хайнеман Бен

Как полюбить холодные звонки

Уэлдон Лонг

Наклюнулась у меня гипотеза: как мы ни ликуем по поводу соцсетей, а все же интернет больше разобщает нас, чем соединяет. Виртуальные отношения — слабые, искусственные. «Тощие» отношения.

В эпоху пузырей соцсети торгуют низкокачественными связями, из которых не выйдет прочных, полноценных отношений.

Инфляция отношений. С виду связей стало гораздо больше, но много ли среди них по-настоящему значимых? Денежная инфляция обесценивает монеты и купюры, инфляция, устроенная соцсетями, обесценивает отношения. Да и само понятие «дружбы» подешевело. Раньше друг был твоей надежнейшей опорой. Теперь это «френд» — фотками обменяться.

«Тощие» отношения — призрак, иллюзия настоящих. Настоящие отношения можно сравнить с взаимным фондом: я вкладываю в твое дело, ты — в мое. Родители, дети, супруги — все это вложения (измеряемые числом со многими нулями) времени, денег, знаний и внимания. А в соцсети «отношения» не настоящие, потому что о взаимных вложениях и речи не идет.

Так, капелька информации там, минута внимания сям.

Вот некоторые доводы в поддержку моей гипотезы.

Доверие. Если верить данным соцсетей, получается, количество друзей в мире умножилось стократно. И где же невероятный рост взаимного доверия? Нет и нет. Конечно, можно предположить, что требуется время, прежде чем эти новые отношения полностью проявят себя. Но так-то соцсети процветают уже не первый год, а общество сплоченнее не стало.

Новая власть. Если бы соцсети способствовали реальному экономическому росту, произошел бы эффект замещения. Они бы вытеснили прежних посредников, им бы принадлежал сегодняшний день. А они только на руку играют нынешней власти. Ваши любимые сети не заменили собой ни рекламные агентства, ни рекрутеров, ни брокеров, они еще и новых легион породили. Интернет не окоротил правительство, дав голос прежде бессловесным — напротив, он предоставил авторитарным государствам возможность ограничивать свободы, снизив расходы на слежку и подавление. Прямые связи — пока что мы этого не видим.

Читайте материал по теме: Во что превратился капитализм в XXI веке

Ненависть. Это уже пословица: «Интернет движим любовью». Но ведь и ненавистью тоже. Иррациональной, выплескивающейся на первого попавшегося человека, на любой предмет, который чем-то «не таков». Давно ли вы заглядывали в комментарии на сайте любой газеты? Глубокие лужи сплошь из яда и желчи. Современные «социальные» сети не для разумной беседы — это нынешний вариант «наехать и расстрелять».

Эксклюзивность. Ненависть в значительной мере питается гомофильностью: любовью исключительно к себе подобным. Люди сбиваются в стаи с одинаковым опереньем. И никто не пытается наладить контакт с другими стаями, то есть обрести самые ценные отношения. Иметь тысячу «френдов» среди любителей винтажного стекла значит не иметь ни единого друга. Это все то же хобби — одинокое и эгоистичное.

Ценность. Как говорится, спрос покажет. Если нынешние интернет-отношения представляют собой некую ценность, юзеры (или по крайней мере рекламодатели) не откажутся заплатить за такую привилегию. Но почти никто — да вообще никто — не хочет платить. Напротив, эти новые «отношения» стоят так дешево, компании пытаются монетизировать их принудительно, сомнительным с этической точки зрения способом. Именно потому, что в них ничего нет. Я могу размещать контент на десятках сайтов, толку-то. Такие «френды» — массовый товар, а не штучное, драгоценное изделие.

Читайте материал по теме: Экономика: настала ли пора менять парадигму?

Каковы последствия этой инфляции отношений? Современная «сеть» погибает от трех язв. Во-первых, неэффективно используется внимание: люди находят не то, что им нужно, а то, что нравится всем в сию минуту. Во-вторых, люди вкладываются в контент низкого содержания. «Касабланку» на ютюбе выкладывают не каждый день. В-третьих, и это самое скверное, интернет теряет изначальный потенциал творить добро. Мы утратили не только «Касабланку». Kiva — один из хрестоматийных примеров благого действия соцсетей, этот сайт с пользой позволяет распределять микрокредиты. Но теперь вместо «Касабланки» и Kiva мы имеем FarmVille: ради кого или чего? Выигрывают разве что одни рекламщики.

Подведем итоги. Что касается влияния на спрос, инфляционные отношения производят известный эффект «конкурса красоты»: все голосуют за того, за кого, как им кажется, голосуют все. В соцсетях люди сообщают то, что, как им кажется, ждут от них другие. Что же касается предложения, это больше похоже на конкурс зрительских симпатий: все бьются за немедленный, почти что физиологический эффект, никто не пытается сделать по-настоящему интересный номер.

А социальные сети — это не конкурс красоты или зрительских симпатий. Это искажение подлинных вещей и связей, карикатура на них. На их месте должны быть доверие, настоящие дружеские связи, община. Вот чего нам отчаянно недостает, сколько ни танцуй ритуальные танцы вокруг соцмедиа. Интернет обещал нам нечто большее — не раздуть количество связей, не добавляя ни глубины, ни звука, ни смысла, а радикально перестроить людей, общество, экономику и государство. Создать более плотные, сильные, осмысленные отношения. В этом — будущее соцсетей.

Читайте по теме: