Цифровые люди | Большие Идеи
Тренды
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Цифровые люди

Крис Скиннер
Цифровые люди
Фото: heyerlein / Unsplash

От редакции. XXI век станет не только веком Четвертой промышленной революции, повсеместной роботизации и внедрения искусственного интеллекта. XXI век станет временем рождения нового поколения людей. Какими они будут, чем их жизнь будет отличаться от жизни предыдущих поколений? Чего им стоит опасаться и к чему готовиться? На эти и другие вопросы в своей книге «Цифровой человек» отвечает финансовый эксперт и исполнительный директор исследовательской компании Balatro Крис Скиннер. Мы публикуем несколько фрагментов из русского перевода книги, которая вышла в издательстве «Манн, Иванов и Фербер».

Когда я родился, в мире было 3 млрд человек. Сейчас более 7 млрд. Если мы излечим каждого, преодолеем бедность, уменьшим напряженность и прекратим войны, обеспечим людям более долгую и здоровую жизнь, то столкнемся с проблемой. Если человек будет жить до ста лет, значит, вскоре нас будет 20 млрд, потом сто, а может быть, и триллион.

Наша планета не выдержит такого популяционного давления. Я размышляю о том, сможет ли наш вид колонизировать космос либо смирится с широким распространением эвтаназии. Есть два образа будущего. Первый — «Инферно» из одноименного романа Дэна Брауна, второй — многопланетное общество, о котором говорит Илон Маск. Чей подход нам ближе?

Мы переживаем четвертую революцию в истории человечества, а скоро наступит пятая, которая наверняка объединит искусственный интеллект, биотехнологии, редактирование генома, многоразовые ракеты и колонизацию других планет. Немного машины внутри человека и немного человечности в машине.

Как все это повлияет на наше мышление в следующем веке? Можно вспомнить исторический эпизод конца XIX века, когда немецкий канцлер Отто фон Бисмарк предложил отправлять людей на пенсию по достижении 70 лет. Позже пенсионный возраст был снижен до 65 лет — большинство мужчин в Германии не доживали и до пятидесяти. Сегодня средняя продолжительность жизни немца 80 лет, а завтра...

Если все мы будем жить по сто лет, что станет с пенсиями? Как это отразится на работе? Я не знаю ответов на эти вопросы, но ставлю их, поскольку большинство из нас, по-видимому, смотрит в будущее с пессимизмом. Возьмем два бестселлера, посвященные этой теме: «Роботы наступают» Мартина Форда и Homo Deus Юваля Ноя Харари.

Суть книги Форда сводится к тому, что искусственный интеллект и робототехника разрушат существующий ныне рынок труда; Харари же развивает идею, что человечество стремительно движется к созданию «дизайнерских людей» для богатых, рядом с которыми будет существовать огромная толпа ничего не значащих недочеловеков.

Обе трактовки будущего — жуткие, и обе мне не близки. Будущего обычно боятся люди старшего поколения. Я и сам не слишком молод, но знаю: чтобы предугадать будущее, надо внимательно наблюдать за молодежью. Молодые не боятся будущего — наоборот, приветствуют его. Спросите мальчишку, сколько ему лет, — и он обязательно назовет число «с хвостиком», например «восемь с половиной» или «тринадцать и три месяца». Спросите о возрасте человека постарше — и окажется, что собеседнику вечно 21 или 40. Сам я вдвое старше миллениалов, но это уже другая история.

Итак, есть эти боязливые стареющие люди, которые опасаются прогресса, не приемлют новых технологий и перемен в принципе. Это не новость.

Приятно отметить, что оба автора рисуют будущее не только черными красками. Харари отмечает, что на протяжении тысячелетий люди опасались голода, эпидемий и войн. Все три опасности по-прежнему существуют, но сегодня эти проблемы разрешимы. «Впервые в истории, — пишет Харари, — больше людей умирают от старости или переедания, чем от голода или от инфекций, больше людей кончают жизнь самоубийством, чем оказываются убитыми на войне, террористами и преступниками вместе взятыми».

Мартин Форд также выражает уверенность, что постоянно развивающиеся технологии позволят нам радикально продвинуться в борьбе с неизлечимыми болезнями. Так считают и руководители ИТ-гигантов — взять хотя бы благотворительный фонд с капиталом $3 млрд, созданный Марком и Присциллой Цукерберг для «лечения, предотвращения и осуществления контроля за всеми возможными заболеваниями до конца XXI века». Microsoft заявляет, что планирует победить рак при помощи инструментария искусственного интеллекта. Проект DeepMind от Google взаимодействует с Национальной системой здравоохранения Великобритании (NHS), чтобы использовать компьютеры для более точной диагностики заболеваний. IBM и MIT объявили о намерении разработать системы на базе ИИ, которые позволят улучшить уход за престарелыми пациентами и инвалидами.

Вот почему я не согласен ни с Фордом, ни с Харари. Да, будущее бросает нам вызов, но следующая большая волна перемен будет связана с космосом.

Космические путешествия и корабли на повестке дня у ведущих инженеров и ИТ-предпринимателей — от Илона Маска до Джеффа Безоса и Ричарда Брэнсона. Эти люди закладывают положительный потенциал будущего, поскольку в рамках коллаборации человека с компьютером разработка, создание и использование космических кораблей будет очень интенсивным. Следующие несколько столетий пройдут под знаменем человеко-машинных взаимодействий.

Технологии не вытеснят человека со всех рабочих мест и не породят расы сверхлюдей и недочеловеков. С их помощью мы отправимся исследовать другие миры и освоим другие планеты, создавая лучшее человечество.

РАБОТА БУДУЩЕГО

Выходит много репортажей о том, как роботы отнимают работу у людей. Кажется, мы вступаем в мир безработицы. Несколько лет назад ученые из Оксфордского университета опубликовали работу. Согласно их прогнозам, 47% рабочих мест в США в течение двух десятилетий испытают «высокий риск» компьютеризации. Результаты исследования, проведенного в 2015 году Глобальным институтом McKinsey, говорят о том, что 45% видов трудовой деятельности можно автоматизировать, в том числе 20% функционала СЕО с неприлично высокими окладами — например, операционный анализ.

Экономисты Бостонского и Колумбийского университетов предполагают, что «умные машины» вызовут «долгосрочное снижение доли заработной платы в структуре доходов», новые технологические циклы со своими подъемами и спадами, а также «растущую зависимость нынешнего объема производства от инвестиций в программные продукты, сделанных в прошлом». Иными словами, потребность в новых программах снизится, так что безработица грозит даже программистам...

Особенно сильный удар испытают банки: по оценке Citigroup, к 2025 году треть рабочих мест в банковском секторе исчезнет. Джон Крайан, СЕО Deutsche Bank, полагает, что до конца следующего десятилетия половина банковских работников лишится своих мест...

Из всего списка специальностей будущего мне больше всего нравится главный каннибал (Chief Cannibal Officer). Он руководит внутрикорпоративным «отделом каннибализации», перед которым стоит единственная задача — ломать бизнес, то есть находить уязвимости и определять, можно ли их устранить. В их распоряжении — технологии, новые структуры, новый образ мышления и новые бизнес-модели. Всё, чтобы забивать священных коров, перескакивать через производственные этапы и проверять на прочность все компоненты бизнес-подхода. Разумеется, «людоеды» будут очень раздражать — кто захочет, чтобы его сожрали?

Значимость этой специальности трудно переоценить, ведь бизнес, как правило, самодоволен, ленив и противится переменам. В отраслях, которые развиваются стабильно и где конкурентам сложно пробиться на рынок (например, в банковском секторе или фармацевтической промышленности), самодовольство до недавнего времени было позволительно. Однако на наших глазах технологические циклы ускоряются и сменяются с невиданной скоростью, барьеры входа на рынок теряют актуальность, повсеместно внедряются инновации, и все без исключения компании вынуждены реагировать на эти вызовы быстрее и быстрее.

Для этой цели и нужны те, кто создаст в компании отдел, призванный разрушить старую бизнес-модель. Это позволит бизнесу оперативно учитывать слабости и реагировать на уязвимости — раньше, чем их обнаружит кто-нибудь из чужаков. Вот почему компании так остро нуждаются в отделе каннибализации.

Итак, обсудив новые человеческие роли, давайте поговорим о том, какие рабочие места в первую очередь пострадают от автоматизации. Шелли Палмер, руководитель консалтинговой компании Palmer Group, работающей в сфере технологий и бизнеса, считает, что в первую очередь роботы претендуют на пять специальностей:

— менеджеры среднего звена;

— продавцы в розничной торговле;

советуем прочитать

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать