Коррупция или бизнес – время выбирать | Большие Идеи

・ Экономика

Коррупция или бизнес –
время выбирать

Предпринимательство, как известно, подразумевает способность создавать что-то новое — а создание нового, в свою очередь, неразрывно связано с неопределенностью и рис­ком. Люди и компании, посвятившие себя новаторской деятельности, зачастую вынуждены принимать решения и творить при полном отсутствии информации. Создавая что-то с нуля, они рискуют деньгами, временем и силами — ведь успех первопроходцам не гарантирован. Переживания, связанные с этим, выматывают предпринимателей даже в странах с самой устойчивой экономикой. Что уж говорить о переходных или развивающихся экономиках, в которых уровень неопределенности и риска априори выше?

Автор: Ицхак Адизес

Коррупция или бизнес – время выбирать

читайте также

Три возможных реакции на карьерную неудачу

Рон Ашкеназ

Что? Я беспокоюсь? Беседа с Кейтом Мелтоном

Гардинер Морс

Управлять талантами по-новому: кадровая аналитика в цифровую эпоху

Стивен Прокеш

Узнайте, что нужно клиентам

Дункан Дэвид,  Карен Диллон,  Клейтон Кристенсен,  Тедди Холл

Российские СМИ регулярно сообщают миру о стремлении правительства развивать в стране предпринимательство и делать ставку на инновации. Прекрасные цели — но насколько они реализуемы?

Предпринимательство, как известно, подразумевает способность создавать что-то новое — а создание нового, в свою очередь, неразрывно связано с неопределенностью и рис­ком. Люди и компании, посвятившие себя новаторской деятельности, зачастую вынуждены принимать решения и творить при полном отсутствии информации. Создавая что-то с нуля, они рискуют деньгами, временем и силами — ведь успех первопроходцам не гарантирован. Переживания, связанные с этим, выматывают предпринимателей даже в странах с самой устойчивой экономикой. Что уж говорить о переходных или развивающихся экономиках, в которых уровень неопределенности и риска априори выше?

В таких странах, как правило, нет сложившейся культуры маркетинговых исследований, отсутствует надежная статистическая информация, государственные агентства не занимаются сбором и классификацией необходимых бизнесу данных, да и вообще зачастую не понятно, как, например, получить лицензию или разрешение. Такие страны до предела бюрократизированы и коррумпированы. Там у вас могут не моргнув глазом отобрать успешный бизнес, наспех сфабриковав уголовное дело, или, принимая судьбоносное решение — скажем, распределяя денежные заказы, — предпочесть вам более щедрого или приближенного к власти соперника. В условиях ­недобросовестной конкуренции риск может оказаться несоизмеримо высоким — и это отпугивает предпринимателей и инвесторов.

Один российский бизнесмен, занимавшийся импортом медицинского оборудования, вел переговоры с голландской компанией о $200-миллионной сделке. Когда дело было почти на мази, его арестовали — и выпус­тили на свободу лишь три месяца спустя. Объяснений он так и не получил. Но суть даже не в этом. Когда он вернулся к делам, выяснилось, что голландская компания ушла к конкурентам. Бизнесмен считает, что его просто устранили, чтобы перехватить сделку. Конечно, он может подать в суд. Но на кого? Да и что это даст? Суд коррумпирован так же, как и другие властные структуры. Все продается и все покупается.

Кто захочет инвестировать в такой стране? Кто рискнет размещать там свой бизнес? Если у предпринимателя будет альтернатива, он станет вкладывать деньги туда, где риск контролируем, а неопределенностью можно управлять. Те же, у кого нет выбора, постараются не высовываться. В такой атмосфере предпринимательство и инновации глохнут на корню.

Мне могут возразить: мол, иностранные инвестиции пока еще поступают в Россию. Но этот факт не противоречит моим наблюдениям: у таких вложений, как правило, короткий период окупаемости. Инвесторы стремятся побыстрее вернуть вложенные средства; им нет дела до российской экономики, и они не останутся в стране, чтобы развивать ее. Наоборот, чтобы по возможности сократить риски, они пытаются как можно скорее получить максимальную отдачу и уйти. Это желание естественно — но оно ни в коей мере не поддерживает установку российского правительства на развитие предпринимательства.

Поэтому, если власти всерьез озаботились проблемой предпринимательства и инноваций, их первоочередная задача — снизить в стране уровень неопределенности и минимизировать риски. Первой цели можно достигнуть, обеспечив предпринимателям доступ к надежной и непротиворечивой информации и организовав борьбу с бюрократией. Чтобы решить вторую задачу, нужно прежде всего остановить коррупцию, ибо коррупция и предпринимательство — две вещи несовместные.

То, чем сегодня занимается правительство России — подготовка руководящих кадров для развития предпринимательства и строительство высокотехнологичных инновационных центров, — лишь имитация бурной деятельности. В реальности эти меры ни на шаг не приближают Россию к инновационному будущему. Ведь корень проблемы — совсем в другом.