Что нужно знать об истории России ХХ века | Большие Идеи

・ Экономика

Что нужно знать об истории России
ХХ века

В 1866 году в Александра II, гулявшего по Летнему саду, стрелял оказавшийся у знаменитой решетки сада студент Каракозов.

Автор: Мариэтта Чудакова

Что нужно знать об истории России ХХ века

читайте также

За привычные рамки

Розабет Мосс Кантер

Искусство дружелюбного поглощения

Айелло Роберт,  Майкл Уоткинс

Три элемента коммуникации по Аристотелю

Скотт Эдингер

Как не довести себя до ручки

Иван Кириллов

Царь Николай по городу гулял.

Таилась в отдалении охрана.

Он в Летний сад входил. Но вот что странно:

Никто из-за решеток не стрелял!

Царь Александр освободил крестьян.

Он, в целом, всех Романовых полезней.

Но, как назло, из всех щелей полезли

Герой, бомбометатель и смутьян.

Во второй половине ХIХ века в России возникло совсем новое явление — и быстро распространилось, как огонь в сухой траве.

В 1866 году в Александра II, гулявшего по Летнему саду, стрелял оказавшийся у знаменитой решетки сада студент Каракозов. Когда Каракозова схватили, он успел, по некоторым свидетельствам, сказать негромко и горестно державшим его так называемым простым людям: «Дураки, дураки, — ведь это я за вас!..». Искренне верил, что делает благое дело. Уж во всяком случае — корысти не искал!.. (Это и стало причиной сочувствия русского общества террористам — убивая, они готовы были жертвовать своей жизнью).

Александр II подошел к нему, уже связанному:

— Ты русский?

— Русский.

— Почему же ты стрелял в меня? — с искренним удивлением спросил царь.

Он полагал, что стрелять в него мог только поляк — после достаточно жестокого подавления польского восстания 1863 года (казнены 128 человек, тысячи отправлены в ссылку*).

Каракозов ответил, не стушевавшись:

— Ты обманул народ: обещал ему землю, да не дал.

Его судили и повесили.

Напомним важное, мало кому памятное — в России со времен императрицы Елизаветы не было смертной казни за уголовные преступления (и это, заметьте, никак не увеличило их число). Даже за такие, которые в следующем веке назвали «серийными», вплоть до осени 1917 года полагалась каторга. Пока эти люди на свободе — они были убивцы. Будучи осужденными и ожидая в остроге этапа на каторгу, они переходили в народном сознании в разряд несчастненьких. И на Пасху в острог полагалось носить кулич и крашеные яйца.

Казнили в России только за преступления государственные — подготовку государственного переворота и посягательство на жизнь царя — по российскому установлению, помазанника Божия. Вторая из всего двух «смертных» статей ( в 1970-е годы советского времени их — 17) была за нарушение чумного карантина… Но его, кажется, так никто и не нарушил.

Как и во многих других странах, смертная казнь могла назначаться за воинские преступления — военно-полевым судом. Да и назначение непомерного числа ударов шпицрутенами вело к неминуемой смерти солдата. Этих мучительных казней было немало. Лев Толстой в своем рассказе «После бала» оставил нам впечатляющее описание того, как человека гонят «сквозь строй» за побег из армии.

Новое для всего мира явление — террор — во второй половине ХIХ века родилось в России и грозило ее будущему.

Зловещий смысл этой новации раньше всех оценил Достоевский и описал в романе «Бесы». В конце 1860-х годов преподаватель Закона Божия Сергей Нечаев разыскивал в Петербурге нужных для его дела людей. Что это было за дело, явствовало даже из названия изданной через несколько лет за границей его брошюры — «Народная расправа»: «страстное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение». Когда один из членов его небольшой организации, московский студент Иванов, отказался выполнить распоряжение Нечаева — по его приказу сотоварищи заманили студента ночью в Петровско-Разумовский парк, убили, а тело бросили в пруд, откуда его наутро и выловила полиция.

Россия содрогнулась перед новым явлением. Достоевский увидел в этих людях «бесов» — и посвятил этому роман. Нечаев стал прототипом Петра Верховенского.

Этого не мог простить Достоевскому, как увидим позже, преданный поклонник Нечаева В. И. Ленин. Холодная, не знающая сомнений и милосердия целеустремленность Нечаева станет впоследствии образцом для той части русских революционеров, которые пойдут за Лениным. Лозунг «Цель оправдывает средства» с удивляющей легкостью приживется в нашей стране.

12 марта (1 марта по старому стилю) 1881 года бомба террористов убьет Александра II. Судьба реформаторов в России всегда была весьма печальна.

В пьесе Булгакова «Дни Турбиных» один из персонажей — бесстрашный русский офицер Мышлаевский — в дни боев в Киеве осенью 1918 года рассуждает за дружеским столом в доме Турбиных, плача горькими пьяными слезами:

Разве это народ… ведь это сукины дети. Профессиональный союз цареубийц. Петр Третий… Ну что он им сделал? Что? Орут: «Войны не надо!». Отлично…Он же прекратил войну. И кто? Собственный дворянин царя по морде бутылкой — хлоп! Где царь? Нет царя! Павла Петровича князь портсигаром по уху… А этот... Забыл… С бакенбардами, симпатичный, дай, думает, мужикам приятное сделаю, освобожу их, чертей полосатых. Так его бомбой за это? Пороть их надо, негодяев

*Среди потомков ссыльных поляков — великий композитор Дмитрий Шостакович и писатель Александр Грин.