Не введено название | Большие Идеи

・ Этика и репутация

Не
введено название

ххххх

Не введено название

читайте также

Искусство первоклассной презентации: советы от экспертов HBR

Идеи для тех, кто изменяет мир

Елена Евграфова

Как спасти проект, когда до провала остался один шаг

Дмитрий Изместьев

Улица корчится безъязыкая

Евгения Чернозатонская

В кризис девелоперы столкнулись с тем, что ниша элитного жилья (в том числе загородного) оказалась абсолютно невостребованной потребителем. Многие решили перейти в эконом-сегмент и попробовать освоить строительство по быстровозводимым технологиям, но здесь оказались свои трудности.

Этим утром Николай Николаевич Запорожкин, глава девелоперской компании «Lucky Home», вышел на крыльцо своей подмосковной дачи. Дом любовно строили отец и дед Николая Николаевича, достраивал и перестраивал он и сыновья. Дом находился на окраине дачного товарищества, где уже границы собственно товарищества переходили в лес и поле. Это поле каждое утро напоминало Николаю Николаевичу о той финансовой беспомощности, в которой они оказались два года назад, когда грянул кризис и застройщикам отказали в финансировании. Слава богу, элитный коттеджный поселок «Яблоневый рай» остался лишь проектом на бумаге. Но вид на бескрайние подмосковные гектары, с которыми было непонятно, что делать, каждое утро словно наждаком царапал тонкую и ранимую душу Николая Николаевича. Нарезать их на участки без подряда и продавать хотя бы под таким соусом Николаю Николаевичу казалось безобразием.

Николай Николаевич медленно и с удовольствием позавтракал и не спеша завел машину. Его медлительность объяснялась простой причиной: он не хотел ехать на совещание, где ожидалось заезжее начальство из северной столицы: «Хоть бы какая-нибудь операция «Перехват», перекрытие трассы правительственными чиновниками, дождь, снег, чума египетская!» — размышлял он, выезжая из гаража. Ни-че-го! На небе не было ни единого облачка. А дача была удачно (даже чересчур удачно) расположена в 17 км от МКАД, и добраться в город можно было сразу по Киевскому и Калужскому шоссе. Увы, эти трассы отличала отменная пропускная способность! Поднимаясь в кабинет на лифте, Николай Николаевич думал о том, что петербуржцы наверняка приехали неспроста, а с какой-нибудь очередной новомодной западной идеей: «А сами канализацию из Репина в залив сливают»… — вздыхал он. Конечно, заставлять ждать гостей, особенно руководство, было невежливо — не говоря уже о субординации.

Энергичный сухопарый Владимир Леонов, глава холдинга, в который входила компания «Lucky Home», уже восседал во главе стола в конференц-зале.

— Будем строить каркасные дома! — вместо приветствия обратился он к Запорожкину, кивком указывая на пустующий стол напротив. — Опаздываете, — мимоходом заметил он. Леонов приехал на «Красной Стреле» и уже успел по питерской манере отзавтракать в отличном ресторане неподалеку от трех вокзалов. Рядом с Леоновым восседал неизвестный господин, который приподнялся и ответил рукопожатием на протянутую Николаем Николаевичем руку. — Да, вот, кстати, познакомьтесь (тут Леонов перешел на свой блестящий английский, которым славились выпускники ФИНЭКа), это Клаус Каурисмяки, директор по строительству наших финских партнеров «Koti Ltd».

Леонов вернулся к своей презентации и взялся за электронную указку, по экрану заметался красный огонек.

— От вас, Николай Николаевич, требуется только одно: как обычно, позвонить наверх, чтобы нам не мешали. — Всем своим видом Леонов показывал, что вопрос решен и Запорожкина просто ставят перед фактом. Он щелкнул кнопкой указки, и на экране появились фотографии домов.

— Так это что же, вы спичечные домики собрались строить? — прервал его Николай Николаевич. На этой фразе Каурисмяки вспыхнул, что в общем-то было нетипично для представителя северного народа, а Леонов посмотрел на Николая Николаевича нежным укоризненным взглядом — как смотрят на вышедшего из ума старичка.

— Пол-Европы застроено «спичечными коробками»! Я уже сам завез к себе в Стрельну стройматериалы! А в прошлые выходные гостил у Клауса на Ботническом заливе как раз в таком доме.

— Видать, плохо живут финские строители! — Николай Николаевич подмигнул Клаусу. А Леонов сквозь зубы попросил переводчицу Машу не переводить и обратился к упрямому тугодуму. –– Между прочим, «Koti Ltd» — крупнейшая финская строительная компания, такая же известная, как «Nokia». У Клауса есть отличная квартира в центре Хельсинки и дом на Коста-Брава. Просто в Европе процветает культ демократичности и экологичности! У них даже президент — баба! Слыхали? Ходит в музеи без охраны! К тому же Клаус подает пример простым финским потребителям: глава крупной компании — а живет в сборном доме, который сам же и производит. Он даже видеоблог ведет! Вы бы стали жить в доме, зная, что он рухнет? — Не дав Запорожкину возможности ответить на вопрос, Леонов попытался перейти к следующей странице презентации.

Но Николай Николаевич не готов был так быстро сдаваться — тем более какому-то мальчишке, тем более на своей территории! —А ты бы, Вова, съездил к нему на залив зимой… Ты, главное, тулуп возьми потолще. Сауна их пресловутая, поди, тоже сборная?

— А вы, Николай Николаевич, как думаете: где холоднее — в России или в Канаде? 70% всего малоэтажного жилья в Европе и Канаде построено по быстровозводимой технологии. Если уж эскимосы с лапландцами не замерзли — то и мы сдюжим! — Ну хорошо, а говорят, домики эти рассыпаются как башенка из детских кубиков. — Леонов не стал парировать — казалось, он просто пропустил шпильку мимо ушей — он подошел к стене и со всей своей силы (а был он мастером спорта по боксу) ударил по перегородке. Это был обычный московский офис с гипсокартоновыми стенами. Вопреки ожиданиям Николая Николаевича, ни мир, ни офис не рухнули. И даже не перевернулись.

— Ты, Вова, конечно, знаешь толк в апперкотах, — уважительно цокнул языком Николай Николаевич, — но этот ваш домик Ниф-Нифа может сдуть ветром. Тайфуном, например, или цунами каким. Ну, или хотя бы ураганом с каким-нибудь приятным женским именем.

— Вы, Николай Николаевич, кажется, позабыли, в каких широтах мы с вами проживаем? Тут у нас не Юго-Восточная Азия (хотя московская жара все больше напоминала Тайланд в самый нестерпимый зной, когда все замирают в ожидании монсуна) и не банановые республики Карибского бассейна. Тут у нас Москва! Я попросил Бориса подготовить отчет по текущей активности застройщиков в Московском регионе.

Николай Николаевич метнул яростный взгляд в аналитика-коллаборациониста, но Боря спрятал глаза в графики и диаграммы на экране своего «Макбука». Он начал было называть какие-то проценты, структуру спроса и предложения, на сколько снизились цены на разных направлениях, но у Николая Николаевича тут же разболелась голова от информационного шума, и он велел Борису говорить коротко и по делу.

— Как известно, корпорации «Нео» и «Евродевелопмент», да и мы до кризиса специализировались на коттеджных поселках элитного сегмента. Когда произошел кризис, застройщиков перестали финансировать. В результате большинство подмосковных строек встало и землю пришлось нарезать кусками без подряда. Это добро никто не берет. Слава богу, наш проект «Яблоневый рай» так и остался на бумаге. Однако еще до кризиса шли разговоры о строительстве в Одинцово завода по производству каркасных модулей. Сейчас ходят слухи, что «Нео» хочет строить на своей земле быстровозводимые дома, якобы у них уже решен вопрос с заводами, но у них есть большая проблема: они хотят устроить весь этот Диснейленд по Дмитровке у большой воды, но, сами понимаете, подвести коммуникации раньше, чем через два года, не получится. Вот если бы мы сумели их опередить и выстрелить первыми… Мы бы сорвали куш, ведь сами домики можно возвести минимум за три месяца, а нашей земли под «Яблоневый рай» хватит на полтыщи участков…

— Кому нужен поселок на 500 участков, умник? Ты хотя бы представляешь, сколько лет там будет шум, грохот и пыль?! Это же строительство БАМа! Не говоря уже о том, что мы будем продавать их до твоей пенсии! — взорвался Запорожкин.

— Лет пять уйдет, не меньше, — вновь вступил в диалог Леонов. — Но мы будем застраивать 150 — максимум 200 участков. — Леонов вывел на экран график плана продаж. — Думаю, что за три года все продадим. Остальное будем реализовывать как участки без подряда с коммуникациями. Тогда можно будет весь проект реализовать за три года.

— И во что покупателю обойдется эта хижина Дяди Тома?

— По нашим подсчетам, стоимость дома площадью 100 кв. метров с учетом земли составит примерно 4 500 000 рублей (то есть 45000 за кв. метр) — полноценный дом по цене однокомнатной квартиры в получасе езды от города — это же Эльдорадо! — Боря уже прикидывал, куда он поедет на новогодние праздники на бонусные деньги.

— Николай Николаевич, так что, вы никак не можете употребить властный элемент и посодействовать с коммуникациями? — Леонов вдруг сменил свой деловитый тон — он действительно искал помощи старшего товарища, друга и соратника его отца. Это был верный прием, Николай Николаевич размяк и почувст­вовал себя важным: без его связей проект не выгорит… — Есть одна идея… — задумчиво протянул он. — Ну хорошо, дома мы построим за три месяца, но на то, чтобы подвести элект­ричество, потребуется два года, можно попробовать уложиться в год. Но этот год нам надо как-то протянуть.

— Но ведь можно попробовать альтернативные источники энергии? — неожиданно подала голос маркетолог Леночка, известная в компании активистка «Гринпис», ежедневно почитывавшая прогрессивные иностранные онлайн-ресурсы по «зеленому» строительству и прочей sustainability.

— Деточка, человек, который хочет купить дом за четыре с половиной миллиона, должен будет выложить еще миллион за дизельгенератор, бурение скважины, септик и газ в баллонах. Захочет ли он? — задумался Николай Николаевич.

— К тому же в перспективе он все это получит бесплатно, это ж все входит в цену участка, просто надо будет подождать… Никто не станет дважды платить за одно и то же, — подытожил Леонов, и присутствующие заметно приуныли. Он резко поднялся — через час у него была назначена встреча с замминистра. — Вот что я думаю: нам нужна стратегия продажи домов на срок, пока не будут готовы коммуникации… — бросил он уже практически влетая в лифт.

Вопросы:

1. Как вы считаете, насколько востребованной будет эта технология для потребителя в Москве и во всей остальной России? 2. Какую стратегию продажи быстровозводимых домовладений вы бы предложили на срок, пока не будут готовы коммуникации?

3. Как сделать так, чтобы и девелоперу, и потребителю (при предложении альтернативных источников энергии) не пришлось дважды платить за коммуникации?

Ситуация актуальна для рынка, все имена, фамилии и названия компаний вымышленные.