Будущее без харассмента | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Будущее
без харассмента

Как разорвать порочный круг, лишающий женщин влияния на рабочем месте

Автор: Дженнифер Клейн

Будущее без харассмента
Иллюстрация: Ewelina Karpowiak

читайте также

Как составить оптимальное расписание, если вы работаете то дома, то в офисе

Элизабет Грейс Сондерс

Подлинный лидер нуждается в харизме

Розабет Мосс Кантер

Равны не значит богаты

Мария Божович

Четыре причины, из-за которых вы не нашли работу своей мечты

Томас Чаморро-Премузик

Все началось с двух слов. В октябре 2017 года актриса Алисса Милано написала у себя в Твиттере: «Если вы подвергались сексуальным домогательствам или насилию, напишите “me too” (“я тоже”) в ответ на этот твит». Движение Me Too в поддержку пострадавших от сексуального насилия было основано правозащитницей Тараной Берк более чем за десятилетие до этого — но именно после твита Алиссы хэштег #MeToo стали использовать миллионы людей и тема харассмента появилась на первых полосах СМИ. Женщины из сферы шоу-бизнеса откликнулись еще двумя важными словами: «Time’s up» — «Время пришло».

Незадолго до января 2018 года, когда была основана организация TIME’S UP, 700 тыс. женщин из ­объединения сельхозработниц Alianza Nacional de Campesinas подписали письмо, в котором выражали солидарность с начавшими это движение актрисами. Вскоре после этого актрисы объединили усилия с работницами ферм и другими женщинами с низким заработком — теми, которые пережили домогательства молча, не имея возможности защитить себя, и теперь вступили в борьбу за безопасность, равенство и достойные условия труда. Здесь стоит вспомнить яркое высказывание Опры Уинфри на вручении премии «Золотой глобус» о том, что харассмент «не знает культурных, географических, расовых, религиозных, политических и профессиональных границ».

Сексуальные домогательства — это и следствие, и причина недостатка влияния, который отрицательно сказывается на женщинах в каждой сфере труда, от сельского хозяйства до высоких технологий, и на каждом этапе карьеры, от позиций начального уровня до руководящих постов. И основательницам TIME’S UP, и мне, посвятившей карьеру борьбе за гендерное равноправие, с самого начала было очевидно, что отстранение одного абьюзера — или даже множества абьюзеров — не уничтожит харассмент как явление. Для решения проблемы необходимы целенаправленные усилия по устранению барьеров, угрожающих безопасности и равенству в обществе. К таким барьерам относятся дискриминация, несправедливая оплата труда, неравномерное распределение семейных обязанностей, унизительные нормы и стереотипы.

Положить конец харассменту — это не отдельная цель; это часть общей цели по искоренению всех форм гендерного неравноправия. TIME’S UP с самого начала видела своей задачей совместную работу с самыми разными женщинами по всем направлениям, чтобы обеспечить каж­дой безопасность, справедливость и уважение на рабочем месте.

Как харассмент мешает развиваться женщинам — и бизнесу

По данным Комиссии по соблюдению равноправия при трудо­устройстве, до 85% женщин в США утверждают, что подвергались сексуальным домогательствам на работе. От проявлений насилия не защищена ни одна индустрия — но недавний анализ более чем 85 тыс. исков о харассменте, поданных в период с 2005 по 2015 год, показал, что он наиболее распространен в гостиничном и ресторанном бизнесе; далее следуют ритейл, производство, здравоохранение и соцобеспечение — отрасли с высокой долей женщин, особенно небелых.

Домогательства наносят ущерб как отдельным людям, так и экономике в целом. Женщины, подвергшиеся сексуальному преследованию на рабочем месте, в шесть раз чаще меняют работу, зачастую соглашаясь на менее привлекательные и хуже оплачиваемые должности. Многие из тех, кто решает остаться в компании и пожаловаться на харассмент, в итоге сталкиваются с попытками мести и экономическими санкциями: им снижают зарплату или их увольняют.

От этого страдают не только женщины, но и бизнес. Согласно оценкам, с каждой подвергшейся ­харассменту сотрудницей работодатель несет ущерб в $22,5 тыс. от падения производительности; в эту сумму не входят издержки, связанные с оттоком кадров, юридические расходы и репутационный ущерб. Экономика в целом тоже страдает из-за того, что гигантский потенциал женщин остается нереализованным: ведь их фактически вынуждают покидать работу и их карьера останавливается, порой толком не начавшись.

Сексуальное преследование не возникает из ниоткуда. Его корни — в более широкой практике дискриминации, выстраивания барьеров и следования предрассудкам. В среднем американская женщина получает всего 80 центов там, где мужчине платят доллар. Если сделать разбивку по расам, разница будет еще больше: там, где белой женщине заплатят вместо доллара 77 центов, черная может рассчитывать на 61 цент, представительница коренных народов США — на 58, а латиноамериканка — всего на 53. Женщин слишком много на низкооплачиваемых позициях и слишком мало на руководящих постах. Кроме того, они вынуждены брать на себя почти всю работу по уходу за детьми и пожилыми родителями, что мешает им зарабатывать на жизнь и строить карьеру.

Харассмент тесно переплетен с прочими формами неравноправия и дискриминации. Из-за него женщинам труднее добиваться улучшения условий труда. Мы не должны ограничиваться ужесточением законов и политик против харассмента и контролем за их реализацией. Для решения главной проблемы — неравноправия — необходимо устранить условия, в которых оно процветает. Бороться с домогательствами — значит бороться и за равные зарплаты, и за оплачиваемый больничный отпуск и отпуск по уходу за близкими, и за доступные по цене услуги дошкольных учреждений, и за прекращение дискриминации беременных. Мы должны стремиться к большей представленности женщин, в частности небелых, на руководящих должностях и к гарантиям достойного отношения к представительницам всех профессий. Только так начнут формироваться равные условия для всех.

Сексуальные домогательства и дискриминация в более широком смысле не дают женщинам раскрыться, мешают им достичь профессионального успеха и тем самым еще больше усугубляют дисбаланс власти. В результате насилие и злоупотребления продолжаются. Разорвать этот порочный круг непросто. Это требует изменений в законодательстве, деловых практиках и культурных нормах.

Что делать?

Изменить законы. На всем протяжении ХХ века наблюдался стабильный прогресс на пути к гендерному равноправию. Он начался с предоставления женщинам избирательного права и продолжился принятием законов о запрете дискриминации по признаку пола в образовании и сфере занятости, а также при оплате труда. В 1980 году федеральным законом США был запрещен и харассмент.

Однако чтобы достичь подлинного равенства, нам еще предстоит усовершенствовать федеральное и региональное законодательство: в частности, уточнить понятие харассмента, ужесточить наказание за него и увеличить сроки давности по таким делам. Прогресс в этом важном деле можно заметить уже сейчас. За два года с момента начала кампании #MeToo 15 штатов приняли законы, направленные на усиление защиты от сексуальных домогательств. В их числе штат Нью-Йорк, где активно работает организация TIME’S UP.

Кроме того, нам необходимо развивать достигнутые успехи, чтобы добиться справедливой оплаты труда и проводить политику по поддержке работающих женщин. Равенство в оплате труда официально закреплено в 49 штатах; только за последний год как минимум восемь штатов приняли новые законы для устранения разрыва в зарплатах. Обе американские партии поддержали Закон о справедливой оплате труда в Палате представителей Конгресса США; правда, с проведением его через Сенат возникли трудности. Восемь штатов и округ Колумбия узаконили оплачиваемый больничный и отпуск по уходу за членом семьи. Нужно пользоваться моментом и требовать усиления законодательства в сфере равной оплаты труда и защиты женщин всех профессий, включая сельхозработниц, домработниц и независимых подрядчиков; оплачиваемых отпусков по уходу и больничных; доступных дошкольных учреждений; гарантий защиты от дискриминации беременных.

Изменить деловые практики. Частный сектор, где занято большинство работающих американок, вправе действовать, не дожидаясь принятия новых законов. Отдельные компании уже взялись за дело. Все больше топ-менеджеров считает своим долгом служить обществу, а это значит, что они должны искоренять харассмент и неравенство в своих организациях. Корпоративные политики, ­нацеленные на безопасность и равенство, полезны и для женщин, и для всего коллектива, и для финансовых показателей.

Одни компании сами пытаются что-то менять, других приходится к этому подталкивать. Здесь пригодится и поддержка, и внешнее давление. Так, мы с Фондом юридической защиты организации TIME’S UP поддержали иски против McDonald’s от имени сотрудниц этой компании, подвергшихся харассменту, насилию и мести. Год спустя, видя, что ничего не изменилось, TIME’S UP опубликовала открытое письмо руководству McDonald’s с тысячами подписей отдельных людей и коалиции адвокатов. Это было требование принять меры и покончить с харассментом и санкциями за сообщения о нем. Недавно мы выразили солидарность со спортсменками, возмущенными дискриминацией беременных в рекламных контрактах Nike. Под давлением общества Nike объявила, что перестанет расторгать контракты или урезать оплату спортсменкам, если те забеременеют или прервут выступления ради ухода за ребенком. Аналогичные обещания дали и другие спортивные компании. На недавнем ежегодном собрании акционеров Alphabet (материнской компании Google) мы призвали корпорацию опубликовать медианные данные об оплате труда — и такая практика должна стать повсеместной, поскольку позволяет оценить (и устранить) гендерный разрыв в оплате труда.

Компании должны корректировать свои политики и обучение персонала, чтобы предотвращать харассмент и месть, бороться с предрассудками и дискриминацией, повышать гендерное и расовое ­многообразие в руководстве, устранять зарплатный разрыв и делать доступными оплачиваемые больничные и отпуска по уходу за ребенком.

Изменить культурные нормы. Взрывная волна #MeToo стала значимым культурным явлением, привлекла огромное внимание к проблеме харассмента и насилия и многих побудила к действию. Однако безопасные, справедливые и достойные условия труда станут реальностью только после смены укоренившихся взглядов и моделей поведения.

Долгосрочные культурные изменения возможны лишь при условии эволюции тех социальных норм, которые сейчас оправдывают и поддерживают харассмент и гендерное неравноправие. Представления мальчиков и мужчин о девочках и женщинах и представления девочек и женщин о самих себе давно и глубоко укоренились в нашей культуре. Стереотипы — например о том, что мальчики сильные и умные, а девочки красивые и послушные, — постоянно подпитываются соцсетями, спецификой подачи новостей, рекламой и шоу-бизнесом. Эти предрассудки влияют на то, какая работа достается женщинам, как к ним относятся коллеги и случайные прохожие на улице и даже чего от них ждут члены семьи.

Один из лучших способов разрушить косные убеждения — сменить сценаристов, пишущих истории для фильмов и телевидения, и тем самым переосмыслить сами истории. Кинодраматург и продюсер Шонда Раймс, ставшая одним из лидеров TIME’S UP, нанимает для создания своих шоу не сценаристов и актеров, а сценаристок и актрис. Она выводит в главных ролях сильных и состоявшихся работающих женщин и ­выстраивает сюжеты вокруг таких важных проблем, как харассмент и несправедливая оплата труда, показывая, как эти проявления гендерного неравноправия лишают женщин влияния и шансов проявить себя.

Мы в TIME’S UP стараемся изменить культурные нормы через предоставление широких возможностей женщинам, в том числе небелым и представительницам ЛГБТК+. Когда мы выяснили, что лишь 4% голливудских фильмов последнего десятилетия было снято режиссерами-женщинами, то предложили ключевым игрокам отрасли поучаствовать в «челлендже 4%»: в ближайшие полтора года анонсировать съемки полнометражного фильма женщины-режиссера. Вызов приняло более 100 известных персон и компаний, в том числе Amazon, Universal и Warner Brothers. Согласно анализу Центра Анненберг при Университете Южной Калифорнии, в ближайшие полтора года не менее 12 фильмов из 100 самых популярных будет снято женщинами. Это больше, чем в любом году начиная с 1980-го (более ранний период не рассматривался), и в два с лишним раза больше, чем в 2018-м. Предыдущее исследование Центра показало, что женщины-режиссеры охотнее снимают в своих фильмах женщин разных возрастов, рас и национальностей, людей с инвалидностью, представителей ЛГБТК+ и других маргинализируемых групп.

Конечно, мы действуем не только через шоу-бизнес. Когда в июле 2019 года футболистки сборной США в четвертый раз стали чемпионками мира, они воспользовались случаем напомнить о проблеме равной оплаты труда и соблюдения прав женщин и спровоцировали активную дискуссию национального масштаба. Несмотря на все очевидные успехи, женской сборной платят меньше, чем мужской. Борьба спорт­­­с­менок за справедливые зарплаты для себя и женщин их всех отраслей экономики вновь привлекла внимание к шокирующему дисбалансу в оплате труда и подстегнула активность женщин в стремлении к равноправию. TIME’S UP и Ассоциация игроков женской сборной США по футболу заключили партнерство для работы над проблемой зарплатного разрыва и поиска ее решений.

Наши усилия начинают приносить плоды. Общественное мнение меняется, а масштабные сдвиги культурных норм порой происходят довольно быстро. Вспомним продуманную, хорошо организованную кампанию, которая за несколько лет изменила отношение людей к однополым бракам: в 2001 году подавляющее большинство было против, а в 2017-м — уже за.

Для искоренения харассмента и обеспечения всем женщинам безопасных, справедливых и достойных условий труда потребуется еще много работы — и самое время удвоить усилия. Если мы воспользуемся моментом, то сумеем объединить лидеров бизнеса и активистов, деятелей культуры и чиновников. В наших силах пресечь насилие на корню — а там, где это не удастся, защитить пострадавших. В наших силах устранить барьеры и гарантировать всем женщинам уважение и равные шансы на профессиональный успех. Наконец, в наших силах повысить авторитет женщин как в трудовом коллективе, так и в других сферах.

Об авторе. Дженнифер Клейн (Jennifer Klein) — директор TIME’S UP по стратегии и политике.