Оклеветанное человечество: как цивилизация превращает добрых людей в хищников | Большие Идеи
Феномены

Оклеветанное человечество: как цивилизация превращает добрых людей в хищников

Екатерина Вишневецкая
Оклеветанное человечество: как цивилизация превращает добрых людей в хищников
Иллюстрация: Александр Байдин

Рецензия на книгу Рутгера Брегмана «Humankind: a Hopeful History». Little, Brown and Company, 2020.

По своей природе люди дружелюбны и любознательны, любят учиться, играть и общаться — но так называемые законы цивилизованного общества способны сделать из нас бездушных негодяев.

Голландец Рутгер Брегман, автор бестселлеров и вирусных видео, известный своими резкими высказываниями о несправедливости современной экономики, в новой книге «Humankind: a Hopeful History» страстно защищает радикальную идею: люди добры, разумны и неагрессивны, они рождены, чтобы помогать и заботиться о ближнем. Его жизнеутверждающий взгляд столь привлекателен, что читатель азартно следит за новым и новым снятием несправедливых обвинений homo sapiens, пущенных в ход историками, психологами и антропологами.

Череда оправданий человечества начинается с блистательного анализа прославленного романа Уильяма Голдинга «Повелитель мух». Миллионы читателей видят в этой истории подтверждение представлений о человеке как о хищном звере, лишь слегка прирученном законом и цивилизацией. Брегман рассказывает, что еще в юности, прочитав эту книгу, он задался вопросом, а как повели бы себя подростки в реальности? И ему удалось отыскать историю о мальчиках, оказавшихся на необитаемом острове в 1966 году. Больше года они поддерживали огонь, выращивали овощи и не обижали друг друга, установив разум­ные правила, позволившие им выжить и вернуться домой друзьями.

В противопоставлении двух взглядов на натуру человека — зверь, обузданный рамками социума, либо доброе и разумное существо, напрочь испорченное цивилизацией, Брегман решительно выбирает второе. Начав с доисторического человека, он доказывает, что кровавые истребления одного племени другим, людоедство и прочие почерпнутые из археологических и антропологических источников интерпретации — сказки на потребу публики. По своей природе Homo puppy (так Брегман предлагает называть человека) общителен и дружелюбен. Собиратели и охотники жили свободно и счастливо — до тех пор, пока не произошел трагический переход к оседлому существованию и земледелию. «Мы не созданы для тесноты, тяжелой работы и постоянного совместного существования, но попали в ловушку оседлости», — утверждает он.

Все, что возникало с развитием государства, — деньги, письменность, суд, было задумано как инструмент подавления свободы. Брегман хочет, чтобы мы помнили: Платон и Аристотель верили, что без рабства не будет цивилизации, а самые ранние памятники письменности — вовсе не любовные поэмы или саги, а длиннейшие списки долгов. Первые писаные законы полны жестокости и наказаний за попытки освободиться от рабства — закон и был создан для закабаления людей.

Еще Бенджамин Франклин писал о преимуществах жизни «дикарей» перед цивилизацией. Из истории Соединенных Штатов мы знаем, что сотни колонизаторов, особенно женщин, уходили жить к индейцам и отказывались возвращаться в лоно цивилизации. В племенах они чувствовали себя свободными от навязанных жестких ограничений.

Дало ли государство людям что-нибудь, кроме жестоких законов, подавления, неравенства и войн? Да, дало, соглашается Брегман, но тут же напоминает, что всего два с небольшим века назад — перед Великой французской революцией — 90% человечества было занято обработкой земли, и лишь каждый пятый не испытывал жесточайшей бедности. Образно говоря, только последние два века можно считать хоть сколько-нибудь приемлемыми: люди победили множество болезней, а уровень бедности снизился до 10%.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать