Быстрорастущие компании важнее для экономики, чем малый бизнес | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Быстрорастущие компании важнее для экономики, чем
малый бизнес

Что общего у Германии, Швейцарии, Новой Зеландии и Великобритании? Здесь менее 20% компаний принадлежит к разряду малого бизнеса.

Автор: Дэниел Айзенберг

Быстрорастущие компании важнее для экономики, чем малый бизнес

читайте также

Гарри Бардин: «Я большая зараза»

Анна Натитник

7 способов направить разговор в конструктивное русло

Кэтлин Риардон

Благоденствие за счет «фабрики роста»

Браун Брюс,  Энтони Скотт

Три совета тем, кто хочет стать CEO

Елена Лыткина-Ботельо,  Ким Розенкеттер Пауэлл,  Николь Вонг

Нечто общее в этих двух высказываниях есть: они ошибочны или, по крайней мере, неточны. Это может показаться неожиданным, ведь все наши лидеры часто публично именуют небольшие новые предприятия источником экономического благополучия. (К этому можно было бы добавить «интеллектуальные» предприятия). Экономическая политика во всем мире давно основывается на стимуляции роста «малого бизнеса» или SME (малого и среднего бизнеса), недавно в моду вошли также «стартапы».

Но за десятки лет работы со всеми видами предпринимателей нам не доводилось слышать, чтобы человек, старающийся как можно выгоднее подать свое дело, именовал его «малым» или «SME», ведь эти обозначения предполагают нечто медленное, статическое и даже застойное. Раздается все больше голосов, раздраженных неэффективностью политики стартапов и SME, призывающих к новому, более сбалансированному подходу, созданию условий, в которых предприятия разных возрастов, размеров и отраслей смогут быстро расти. Для такой переориентации есть существенные причины.

Быстрорастущие компании — это новые рабочие места. На очень небольшое число компаний (от 1% до 6% в каждом регионе) приходится львиная для рабочих мест и других преимуществ, которые бизнес дает обществу. Однако с ростом числа стартапов число быстрорастущих предприятий не увеличилось. Напротив, отмечается отрицательная корреляция между количеством вновь созданных предприятий и быстро растущих компаний. Вот результаты исследования, проведенного нашим коллегой в США: «Компании высокого воздействия… составляют от 2% до 3% всех фирм [в США] и почти полностью обеспечивают занятость в частном секторе и рост доходов в отрасли».

Быстрорастущие компании обычно старше, чем считается. Быстро растут как раз не стартапы и не малые предприятия: средний возраст быстрорастущих компаний составляет 15—30 лет. Приведем слова того же коллеги: «Быстро растущие компании сравнительно стары, их немного и они в основном обеспечивают экономический рост. Их средний возраст — 25 лет».

Высокий рост крайне непредсказуем и хаотичен. Йозеф Шумпетер уже в 1932 году писал: «Экономический рост происходит “скачками, прыжками и рывками”», его невозможно разделить на небольшие поступательные шаги. Так обстоит дело с компаниями быстрого роста: исследование этих компаний показало, что их рост происходит внезапными, обычно непредвиденными «приступами» по самым разным причинам: это могут быть изменения на рынке, переход контрольного пакета, рекапитализация, новая команда у руля, порой просто удача. Судьба предприятий высокого роста точнее описывается теорией «случайных блужданий», чем сказкой о прямом движении от идеи к стартапу и достижению крупных масштабов. Значит, нужно изменить точку приложения усилий, добиваться условий, благоприятных для высокого роста.

Предприятия с высокими темпами роста чаще встречаются в базовых отраслях, чем в технологических. Быстро растут компании пищевого сектора, занимающиеся недвижимостью и строительством, продажами, логистикой и производством. Информационные и биологические компании в этом смысле отстают, хотя это отнюдь не значит, что для них быстрый рост невозможен — только, что они не станут главным движителем роста и панацеей от замедления. Исследования также разоблачили миф об успехе университетских предприятий: подавляющее их большинство не развивается или вовсе закрылось.

Размер предприятия имеет значение. Враг роста — стагнация, а в реальности большинство малых предприятий находятся в стагнации независимо от своего возраста. Что общего у Италии, Греции, Мексики, Португалии и Испании? Согласно недавнему отчету ОЭСР, более 40% предприятий в этих странах довольствуются десятью сотрудниками или даже меньшим их числом. Что общего у Германии, Швейцарии, Новой Зеландии и Великобритании? Здесь менее 20% компаний принадлежит к разряду малого бизнеса. Послевоенный успех Германии обычно связывают с большим количеством конкурентоспособных на мировом рынке и устойчиво растущих средних («крупноватых», на взгляд некоторых) компаний. Также известно, что и владельцы, и сотрудники малых предприятий работают дольше, зарабатывают меньше, в целом пользуются меньшим количеством привилегий.

Излишнее внимание к стартапам — плохая политика. Исследователь Скотт Шейн поделился мнением: «Нет доказательств того, что появление новых компаний способствует экономическому росту». Напротив, утверждает он, экономический рост способствует появлению новых компаний и «вкладывать деньги или время в появление еще одного нового предприятия — не столь полезное распределение ресурсов, как инвестиции в расширение существующего бизнеса». Не случайно Startup America в прошлом году закрылась и повсюду в мире движения стапртапов никакими существенными достижениями похвалиться не могут. Вопреки излюбленным метафорам — стартапы сравнивают и с инкубатором, и с семечком, из которого должен прорасти бизнес, — предприятие растет не как цыпленок или дерево. Малый бизнес чаще всего не развивается сам собой в крупный. Лучше было бы предоставить рынку самому отсеивать и выделять тех, кто пройдет первые стадии борьбы, а проигравшие пусть выбывают — и так даже в самых рискованных отраслях.

Поддержка компаний с высокими темпами роста — не лотерея. Чтобы добиться существенных экономических и социальных благ, которые сулит нам (при должных обстоятельствах) бизнес, руководители частного и государственного сектора должны прежде всего разобраться в сути вопроса. Приведем метафору из области городского транспорта: нет смысла забивать въезды на экономические магистрали новенькими стартапами, пока не налажены сами магистрали, нет мощных машин, опытных водителей, расторопных автоинспекторов, достаточного количества съездов с магистралей.

Словом, нужно и с помощью политики, и на практике, поощрять сложные экосистемы, в которых смогут пустить корни и расцвести компании быстрого роста.

Блог подготовлен при участии доктора Росса Брауна, преподавателя Школы менеджмента при Сент-Эндрюсском Университете (Великобритания). Он — специалист по государственной политике в области малого и среднего бизнеса.

Читайте по теме: