«Мы так много можем делать»: как изменилась роль бизнеса в 2020 году | Большие Идеи
20-21: Уроки стойкости
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

«Мы так много можем делать»: как изменилась роль бизнеса в 2020 году

Эндрю Уинстон
«Мы так много можем делать»: как изменилась роль бизнеса в 2020 году
Иллюстрация: Cactus Creative Studio/Stocksy

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

2020 год был невероятно тяжелым, но к его концу все же мы увидели важную перемену к лучшему.

Пандемия такого масштаба, которая случается раз в столетие, — невероятная трагедия, разрушившая множество жизней и экономик. Но Pfizer, Moderna и другие фармацевтические компании уже к декабрю доказали чудесную мощь современной науки и выпустили вакцины, показавшие высокую эффективность против COVID-19. После года потерь появилась новая надежда.

COVID-19 стал главной, но далеко не единственной историей прошедшего года — другие наши важнейшие проблемы никуда не делись и, к сожалению, даже усугубились. Одна из них — экономическое неравенство. Вот уже несколько десятилетий рост материального благосостояния касается только самых обеспеченных (только в США речь идет о $50 трлн), а в 2020 году проблема неравенства проявилась еще острее. За время пандемии американские миллиардеры разбогатели на $1 трлн. Изменения климата стали еще заметнее — их следствием стали сильные штормы, аномальная жара и рекордные пожары в Австралии и Калифорнии. 2020 год стал самым жарким годом за всю историю наблюдений.

В ответ на экономический кризис в условиях пандемии власти открыли свои запасы. Для поддержки бизнеса и населения государства влили в экономику около $20 трлн — примерно четверть мирового ВВП. После таких огромных трат и в преддверии других кризисов многие призывают восстановить утраченное и сделать так, чтобы стало «лучше, чем было», то есть чтобы мир стал чище, справедливее и устойчивее. Этот же слоган использовал и Джо Байден, тогда еще кандидат в президенты США.

Наконец, протесты из-за полицейской жестокости в Америке вызвали разговоры о расовой несправедливости во всем мире.

Итак, событий в 2020 году было намного больше, чем обычно, а значит, бизнес изменился навсегда. Ни в одном списке не получится описать все, но вот 10 историй и тем, которые привлекли мое внимание.

1. COVID-19 замедлил темпы устойчивого развития

Власти и бизнес понемногу продвигались в решении большинства проблем мира — пусть и медленнее, чем того требовала наука. Но в июле ООН выпустила отчет по целям в области устойчивого развития, который показал болезненный откат почти по всем индикаторам. Впервые за 20 лет увеличилось число людей, живущих в условиях крайней нищеты. Были сокращены или потеряны сотни миллионов рабочих мест. Женщины пострадали особенно сильно — это удар по нескольким десятилетиям борьбы за равенство на рабочем месте.

По иронии судьбы улучшился только один показатель, относящийся к выбросам парниковых газов. Из-за закрытия экономик выбросы сократились примерно на 7%, и это лишь подчеркивает главную сложность: чтобы избежать худшего возможного сценария изменений климата, сокращения на 7% нужны нам каждый год. Компаниям и странам, стремящимся к устойчивости, придется работать еще больше.

2. Бизнес-инновации помогали миру справляться с COVID-19

Пандемия стала самым серьезным испытанием для глобальных цепей поставок. Многие самые необходимые товары — например, медицинские маски и перчатки — производились именно в тех местах, которые из-за вируса были закрыты на карантин, например в Ухане. Возникли дефициты. Крупным и малым компаниям пришлось быстро подстраиваться под ситуацию, переходить в авральный режим и предоставлять медицинское оборудование и поддержку.

Из множества историй о быстрых оперативных изменениях и необычных коллаборациях можно вспомнить несколько примеров.

Такие компании, как P&G, резко увеличили объем производства санитайзеров для рук, а, например, LVMH переоборудовала для этого свои парфюмерные фабрики. Партнер Apple, компания Foxconn, стала производить аппараты ИВЛ и защитные экраны для лица. Ford выпускала респираторы в сотрудничестве с 3M и вентиляторы — вместе с GE и United Auto Workers. Лидер на рынке медицинских изделий, компания Medtronic, упростила задачу для всех, опубликовав документацию по одному из своих ИВЛ. Многие производители одежды начали шить медицинские халаты и маски — например, Fanatics, поставщик профессиональных бейсбольных маек, выпускал халаты, похожие на спортивную форму. Наконец, технологичные гиганты во главе с IBM и Департаментом энергетики США создали Консорциум высокопроизводительных вычислений и предоставили огромные вычислительные ресурсы ученым, изучающим пандемию.

3. Компании решали кадровые проблемы — иногда хорошо, иногда не очень

Моментально исчезли целые отрасли — например, гостиничный бизнес и туризм. Ряд продовольственных и потребительских брендов лишились всех продаж по коммерческим каналам, зато увеличили объемы продаж в рознице и доставке. Из-за таких масштабных изменений компаниям понадобились другие кадры, и множество людей были отправлены в неоплачиваемые отпуска или сокращены. Многие компании справлялись с проблемами, проявляя в первую очередь заботу о людях. Например, CEO сокращали свои зарплаты, чтобы сэкономить деньги для зарплат и пособий — топ-менеджеры Comcast даже полностью отказались от своих зарплат. CEO Airbnb Брайан Чески написал честное открытое письмо сотрудникам о необходимости сокращений, и его шаг многие оценили. А когда бизнес IKEA восстановился быстрее ожидаемого, компания решила вернуть правительствам девяти стран деньги за компенсацию отпусков сотрудников.

Но другие компании вели себя не так ответственно. Несколько крупных британских брендов уже через несколько недель вернули зарплаты топ-менеджеров на прежний уровень, а ряд компаний, подавших заявления о банкротстве, например JCPenney, Hertz и Chesapeake Energy, пользовались лазейками в законах, чтобы обеспечить топ-менеджерам многомиллионные бонусы, и в то же время закрывали магазины и офисы, сокращая тысячи сотрудников. Не очень красивая картина.

4. Несмотря ни на что, амбиции в сфере климата и устойчивости росли

В январе Microsoft поставила беспрецедентную цель в борьбе с изменениями климата. Компания пообещала стать углеродно-нейтральной к 2030 году, а к 2050-му компенсировать все выбросы с момента своего основания в 1975 году — это первое такое обещание нейтрализовать углеродный след за прошедший период. В Google тут же подняли ставки и купили углеродные компенсации, чтобы одномоментно обнулить свои исторические выбросы, и пообещали перевести свои офисы на возобновляемую энергию из локальных источников к 2030 году. В Apple объявили своей целью углеродную нейтральность всей цепи поставок к 2030-му. Того же намерены добиться в Starbucks: в компании представили подробный список действий, призванных изменить поведение потребителей и партнеров. Amazon пообещала достичь нейтральности к 2040 году и переименовала сиэтлский стадион KeyArena в Climate Pledge Arena.

Цели по использованию земли и биоразнообразию тоже стали более амбициозными. Так, в Unilever выделили €1 млрд на восстановление земель и технологии по улавливанию выбросов. В Walmart заявили, что защитят 50 млн акров земли и 1 млн квадратных миль океана, чтобы стать «регенерирующей компанией». А фэшн-гигант Kering ставит задачу выйти в плюс по биоразнообразию и намеревается восстанавливать вшестеро больше земельных площадей, чем используется в цепи поставок. Что касается социальных проектов, то в Mastercard пообещали подсоединить к цифровой экономике 50 млн малых предприятий и 1 млрд человек, в частности, 25 млн женщин.

5. Ископаемые виды топлива продолжают терять актуальность

Около 90% новых мощностей по генерации электроэнергии, добавленных к глобальной сети в 2020 году, относилось к сфере возобновляемой энергии, а цена строительства солнечных электростанций упала до 1,5 цента за киловатт-час. К 2025-му зеленая энергия обгонит уголь и станет главным источником электричества.

«Нефтяные компании рушатся», написала The New York Times в апреле. Стоимость нефтяных и газовых гигантов упала. Exxon, Shell, BP и другие стоят сейчас, по моим подсчетам, втрое дешевле, чем на своем пике. Orsted, датская компания, перешедшая с угля и газа на морские ветроэлектростанции, на момент написания этой статьи стоит больше, чем BP, хотя ее выручка вчетверо ниже.

Еще несколько заметных примеров к этой теме. 116-летний завод Volkswagen выпустил последний автомобиль с двигателем внутреннего сгорания и переключился на электромобили. В Unilever анонсировали, что инвестируют €1 млрд в исследование альтернативных ингредиентов чистящих средств, для производства которых не нужны ископаемые виды топлива. В Google заявили, что больше не будут разрабатывать алгоритмы по разведке и добыче для нефтегазовой отрасли. А страховая компания Suncorp к 2025 году перестанет финансировать и страховать нефтегазовые компании.

6. Инвесторы все лучше понимают ESG

С каждым годом об экологической, социальной и корпоративной ответственности бизнеса перед обществом (ESG) говорят все больше, но 2020 год стал поворотной точкой. Все больше банков, как и Suncorp, выходят из отрасли традиционных видов топлива и инвестируют в программы в области ESG.

советуем прочитать

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать