Не верю: что произойдет, если подвергнуть все сомнению | Большие Идеи
Наука
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Не верю: что произойдет, если подвергнуть все сомнению

Майкл Шермер
Не верю: что произойдет, если подвергнуть все сомнению
flickr.com/debord

Как рождаются заблуждения? Почему даже умные люди верят во всякие глупости? Способны ли тренинги по самосовершенствованию принести пользу? Американский историк и популяризатор науки Майкл Шермер отвечает на эти и другие вопросы в своей книге «Скептик: рациональный взгляд на мир», которая выходит в издательстве «Альпина Нон-фикшн». Публикуем несколько любопытных фрагментов из нее.

Кривое зеркало

В 1997 году журнал U. S. News & World Report попытался выяснить, кто, по мнению американцев, вероятнее всего попадет в рай. Из числа опрошенных 52% назвали Билла Клинтона, 60% — принцессу Диану, 65% — Майкла Джордана, 79% — мать Терезу, а 87% сказали, что, скорее всего, в рай попадут сами...

Эмили Пронин, психолог из Принстонского университета, вместе с коллегами исследовала идола под названием «слепота к искажениям», когда испытуемые признают существование восьми когнитивных искажений у других, но не видят их у себя. В одном из экспериментов студенты Стэнфордского университета предсказуемо называли себя более дружелюбными и менее эгоистичными, чем однокурсники. Даже когда их предупредили об искажении «выше среднего» и предложили пересмотреть ответы, 63% участников заявили, что изначальные оценки были объективными, а 13% сочли себя даже слишком скромными... В другом исследовании Пронин случайным образом распределила между участниками высокие и низкие баллы в тесте на «социальный интеллект». Неудивительно, что обладатели высоких баллов оценили тест как более объективный и полезный. Когда участников спросили, могли ли баллы повлиять на их оценку теста, они ответили, что другие участники были намного более пристрастны.

В третьем исследовании Пронин спрашивала испытуемых о том, как они определяют искажения у себя и у других. Оказалось, что люди чаще всего прибегают к распространенным поведенческим теориям, оценивая других, и к интроспекции, когда дело касается себя. При этом они пребывают в так называемой иллюзии интроспекции: люди не верят, что у других могут быть те же мотивы: «Мне можно, а тебе нет».

В целом Пронин обнаружила, что, даже когда испытуемые признают свою необъективность (например, как сторонники определенных убеждений), они «склонны настаивать, что в их случае этот статус дает им лишь понимание, а те, кто занимает иную позицию, ошибочно занимают ее именно в силу отсутствия такого понимания»...

Ни одно из этих открытий не удивило бы Фрэнсиса Бэкона, который четыре века назад заметил: «Человеческий ум все равно что кривое зеркало, отражающее лучи от предметов; он смешивает собственную природу вещей, которую деформирует и искажает».

Умные люди верят глупостям

В апреле 1998 года, когда я совершал лекционное турне для продвижения моей книги «Почему умные люди верят глупостям» (Why People Believe Weird Things), на мое выступление в Йеле пришел психолог Роберт Стейнберг. Его отклик и просветил меня, и встревожил. «Конечно, занимательно слушать о странных убеждениях других людей, — рассуждал он, — ведь мы уверены, что уж нас-то точно не обдурить всякой паранормальной ерундой вроде НЛО, астрологии, экстрасенсов, привидений и прочего. Но почему умные люди верят всяким глупостям?» Вопрос Стернберга сподвиг меня добавить во второе издание книги главу с подробным ответом: умные люди верят в глупости, потому что привыкли защищать взгляды, к которым пришли по иррациональным причинам.

Чаще всего мы приходим к тому или иному мнению по причинам, очень далеким от эмпирических доказательств и логических рассуждений (которыми, по идее, умные люди умеют пользоваться). К определенной точке зрения нас склоняют врожденные предрасположенности, пристрастия родителей, влияние братьев и сестер, давление коллектива, образование и жизненный опыт вкупе с разнообразными общественными и культурными влияниями. Мы очень редко анализируем факты, взвешиваем за и против и выбираем самую логичную и рациональную точку зрения, независимо от прошлых убеждений. Чаще всего факты реального мира приходят к нам сквозь цветные фильтры теорий, гипотез, догадок, склонностей и предрассудков, накопленных за всю жизнь. Мы роемся в горе информации и вылавливаем то, что подтверждает уже имеющиеся убеждения, и отбрасываем или рационализируем то, что идет с ними вразрез.

Это явление — предвзятость подтверждения — помогает объяснить данные о понимании науки, опубликованные в отчете Национального научного фонда в апреле 2002 года: 30% взрослых американцев верят, что НЛО — космические корабли иных цивилизаций, 60% верят в экстрасенсорику, 40% считают астрологию наукой, 32% верят в счастливые числа, 70% считают магнитотерапию научным методом, 88% согласны с тем, что нетрадиционная медицина — эффективный путь лечения болезней.

Образование само по себе не является профилактикой от веры в сверхъестественное. Хотя за десятилетие вера в экстрасенсорику снизилась с 65% у выпускников школ до 60% у выпускников колледжей, а вера в магнитотерапию — с 71% до 55% соответственно, все равно больше половины верят в это! А доверие к нетрадиционной медицине даже растет: с 89% у выпускников школ до 92% у выпускников колледжей. Мы можем обнаружить более глубокую причину этого, если посмотрим на другие данные: 70% американцев не понимают, что такое научный процесс, предполагающий определение вероятностей, выработку методики проведения эксперимента и проверку гипотез.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Другое высшее образование
Фалалеев Дмитрий
Мы нужны роботам больше, чем они нам
Г. Джеймс Уилсон ,  Пол Доуэрти