Какие инвестиции действительно могут спасти мир в XXI веке | Большие Идеи
20-21: Уроки стойкости
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Какие инвестиции действительно могут спасти мир в XXI веке

Габриэль Дейнс Гей , Филип Ауэрсвальд , Эфоса Оджомо
Какие инвестиции действительно могут спасти мир в XXI веке
Иллюстрация: John Scott/Getty Images

Десять лет назад, 4 августа 2010 года, Билл Гейтс и Уоррен Баффетт выступили с официальным заявлением. Они рассказали, что вместе с еще 40 людьми и семьями подписали Клятву дарения — обязательство пожертвовать как минимум половину своего капитала на благотворительность, — и пригласили других к ним присоединиться. На момент написания этой статьи 209 человек из 22 стран поклялись пожертвовать больше $500 млрд.

Клятва дарения, прозвучавшая сразу после мирового финансового кризиса 2008—2009 годов, по праву считается прорывом в мировой благотворительности. Но прошло десять лет — и сейчас, во время нового кризиса, возникает вопрос: как усовершенствовать Клятву дарения, чтобы в будущем она приносила больше пользы?

Как все мы понимаем, экономические последствия кризиса, связанного с COVID-19, ударили в первую очередь по рабочим и малому бизнесу стран, охваченных пандемией. В растущих экономиках (то есть в странах с рождаемостью выше коэффициента воспроизводства и темпами роста реального ВВП выше 2% с поправкой на колебания цен на сырье) объем торговли упал почти во всех категориях. Особенно пострадали такие важные отрасли, как туризм, розничная торговля и энергетика. Колебания курсов валют также усугубляют экономическую неопределенность. Многие фонды венчурного капитала и прямых инвестиций покидают рискованные рынки, что ведет к дальнейшему сокращению бюджетов и выводу средств из растущих экономик.

Краткосрочный ущерб от этих шоков очевиден. Менее очевидные долгосрочные последствия наступят в том случае, если целое поколение самых способных и упорных предпринимателей бросит свои перспективные проекты. Особенно плохо, если они откажутся от того, что, как мы считаем, улучшило больше человеческих жизней, чем любая другая сфера человеческой деятельности: от рынкообразующих инноваций.

* * *

Что такое рынкообразующие инновации?

В прошлом году один из нас (Оджомо) представил этот термин в статье, опубликованной в HBR в соавторстве с Клейтоном Кристенсеном и Карен Диллон. Предприниматели, которые создают рынкообразующие инновации, ориентируются на «непотребителей» — то есть тех, кому мог бы пригодиться тот или иной продукт, но кто до сих пор им не пользовался из-за нехватки времени, денег или знаний. Зачастую эти предприниматели черпают информацию в повседневной работе и формулируют стратегию в процессе решения насущных проблем.

Большинство коммерческих инноваций создается для того, чтобы обеспечить требовательных богатых клиентов новыми версиями продуктов, которые работают лучше старых. Как правило, такие инновации не расширяют рынок, а только поддерживают его. Но, как пишут Кристенсен, Диллон и Оджомо, поддерживающие инновации — это тоже «важнейший экономический механизм, необходимый для сохранения конкурентоспособности компаний и стран».

Что касается рынкообразующих инноваций, они, напротив, нацелены на то, чтобы превратить сложные и дорогие продукты в простые и относительно дешевые и тем самым сделать их доступными более широким слоям населения. Такие инновации порождают масштабный рост и делают людей богаче — и на растущих рынках, и в неохваченных (или недоохваченных) сообществах в богатых странах.

Рынкообразующие инновации приносят обществу пользу особым образом: они не расширяют границы прогресса, а увеличивают его масштаб. Великий австрийский экономист Йозеф Шумпетер писал: «У королевы Елизаветы [I] были шелковые чулки. Капиталистическое развитие обычно состоит не в том, чтобы изготовить большое количество чулок для королевы, а в том, чтобы, затрачивая на их изготовление все меньше и меньше усилий, сделать их доступными для девушек-работниц».

Если поддерживающие инновации улучшают производительность, то рынкообразующие повышают доступность. Доступнее стали не только шелковые чулки, но и кардиохирургия, профилактика предотвратимой слепоты, денежные переводы, страхование — и даже обычные звонки по телефону. Более того, как уже отмечал ранее один из нас (Ауэрсвальд), рынкообразующие инновации порождают платформы, на которых продолжают работать новые предприниматели. Все эти, а также многие другие примеры позволяют утверждать, что предприниматели, представившие миру рынкообразующие инновации, улучшили жизнь большему числу людей, чем представители любой другой сферы.

Кризис может оказаться идеальным моментом для создания нового рынка — или для инвестиций в инновационный проект. Вскоре после финансового кризиса 2008 года Kauffman Foundation провел исследование, которое показало, что половина фирм из списка Fortune 500 была основана во время рецессий. Хотя нынешний кризис существенно отличается от большинства предыдущих, в этом отношении они наверняка окажутся похожи. Сейчас открыто окно возможностей для готовых к риску инвесторов-филантропов. Они вполне могут предоставлять необходимый капитал предприятиям с сильными, креативными лидерами и разумными бизнес-моделями, нацеленными на решение важных насущных проблем, чтобы те могли создавать новые оживленные рынки. Сегодня Клятва дарения должна вдохновлять инвесторов на масштабную поддержку нового поколения рынкообразующих инноваторов.

* * *

Как это сделать? Из наших тезисов можно вывести простую идею, которая имеет далекоидущие последствия. Если вы хотите заняться филантропией на индивидуальном или организационном уровне, вы можете отреагировать на текущий кризис — например, взяв на себя обязательство инвестировать 2% от расходов на благотворительность (или 2% от общего объема активов) в рынкообразующие инновации.

Цифра 2% взята из самой успешной программы правительства США по поддержке рынкообразующих инноваций: Программы инновационных исследований малого бизнеса (SBIR). Может показаться, что 2% — это ничто по сравнению с 50%, которые зафиксированы в Клятве дарения, но результаты программы SBIR показывают, что твердое обязательство жертвовать всего 2% от общего объема активов на рынкообразующие инновации — это одна из самых выгодных инвестиций, которые может сделать общество. Программа SBIR ориентирована в первую очередь на технологические компании, но ее упор на коммерциализацию вполне совпадает с нашим стремлением к прорывным рынкообразующим инновациям. Среди получателей грантов SBIR (от $100 тыс. до $1 млн на ранних стадиях роста) — американские технологические гиганты Symantec, Qualcomm и iRobot.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Естественный интеллект
Фалалеев Дмитрий
У предпринимателей мозг устроен иначе
Елена Ортис Теран,  Питер Брайант