Учебный коллапс | Большие Идеи
20-21: Уроки стойкости

Учебный коллапс

Денис Конанчук
Учебный коллапс
Иллюстрация: getty images / Designer

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «20-21: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

В конце XVII века чешский мыслитель и педагог Ян Амос Коменский искал метод, при котором «учащие меньше бы учили, учащиеся больше бы учились; в школах было бы меньше одурения, напрасного труда, а больше досуга, радостей и основательного успеха...». В результате он написал книгу «Великая дидактика», которая во многом трансформировала принципы школьного образования в разных странах.

Сегодня похожую задачу пытаются решить учебные заведения, которые пандемия в 2020 году внезапно загнала в онлайн. Массовое онлайн-обучение, развитие «мягких навыков» и цифровых компетенций, индивидуальные траектории и самостоятельные занятия — каждый из нас сейчас вынужденно погрузился в то, что эксперты ожидали увидеть лишь в 2030-е годы. Но, несмотря на доклады учебных заведений и регуляторов об успешном переходе в онлайн, мнение конкретных студентов, университетов, учеников школ и их родителей не так однозначно. Во всяком случае, недовольства и протестов довольно много.

Например, когда университеты начали переводить программы в онлайн, 300 тыс. британских студентов подписали петицию, призывающую снизить плату за обучение. С похожими инициативами выступили студенты в других странах. Набирает силу движение родителей против «дистанционки» в школе. Недовольные считают, что ученики и студенты должны развивать критическое мышление, учиться на своем и чужом опыте, а обучение по интернету не лучшая среда для этого. Знаменитое утверждение Рене Декарта Cogito Ergo Sum («Я мыслю, следовательно, существую») во время пандемии перефразировали в мем Covido Ergo Zoom, и такой цифровой переход многие восприняли как «ненастоящее образование».

ИДЕЯ КОРОТКО

Проблема
Перенос моделей очного обучения в цифровое пространство, где человек живет и учится по-другому, не работает. Мешает технологическое неравенство, множество отвлекающих факторов, а также излишний фокус на учебной программе и стандартах. Людям нужны принципиально другие форматы, которые предлагают новый опыт.
Решение
Лидеры рынка начали тестировать новые модели живого обучения в виртуальной среде. Они базируются на трех принципах. Во-первых, плотный контент, выстроенный вокруг междисциплинарных проблем. Во-вторых, событийность — студенты не должны быть пассивными слушателями. Наконец, важна красота и удобство онлайн-интерфейсов.

Перенос представлений и моделей очного обучения в цифровое пространство, где человек живет и учится по-другому, не сработал. За время социальной изоляции вырос спрос на практичное знание и живое общение, на образовательный опыт, который не уступает полученному в реальном классе.

В существующей модели онлайн-обучения есть три главных барьера, которые снижают ее ценность в глазах учащихся.

  • Технологическое неравенство: разный доступ к инфраструктуре онлайн-обучения в зависимости от географии и уровня доходов семьи.

  • Борьба за внимание: слишком много факторов отвлекает внимание учащегося, онлайн-обучение пока проигрывает эту конкуренцию.

  • Фокус на учебном материале, а не на образовательном опыте: учебным заведениям приходится следовать утвержденной программе, они мало заботятся, чтобы процесс обучения был удобным для преподавателей и учащихся.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО

По данным GlobalWebIndex, в январе 2020 года среднестатистический пользователь проводил в интернете 6 часов 43 минуты в день. Более 4,3 млрд человек (59% мирового населения) имеют возможность выходить в сеть, в России — около 118 млн человек (81% жителей). И кажется удивительным, что 3,2 млрд человек в мире все еще не имеют доступа к глобальной сети. Даже в Восточной Европе и России количество «неподключенных» жителей составляет более 65 млн.

Вынужденный переход к всеобщему онлайн-обучению обнажил проблему неравенства. Оказалось, что быстрый интернет и бесперебойные занятия — это привилегия жителей больших городов. Население удаленных районов (а это почти 50% населения мира) лишены такой возможности.

Кроме технологического барьера есть еще и социальный. Семьи с доходами ниже среднего, как правило, не могут обеспечить каждого члена семьи компьютером для доступа к онлайн-урокам и необходимым физическим пространством в квартире. В результате обучение часто происходит посменно и в местах, для этого не предназначенных: на кухне, балконе, в ванной. Качественное цифровое образование стало прерогативой семей с доходами выше среднего, проживающих в больших городах. Несмотря на то, что компании и правительства активно инвестируют в интернет-инфраструктуру, в ближайшие пять лет технологическое неравенство сохранится как в России, так и в других странах.

БОРЬБА ЗА ВНИМАНИЕ

Учебные заведения проектируют свои образовательные программы в отрыве от обстоятельств, в которых учащийся живет до и после занятий — так повелось с доковидных времен. Когда обучение проходит очно, учитывать эти обстоятельства нет необходимости: ученик находится в классе, он на виду, временно вырывается из бытовой рутины и может полностью сосредоточиться на предмете. Однако жизнь «на удаленке» перевернула все с ног на голову.

Внимание и вовлеченность учащегося — необходимое условие качества образования. Во время пандемии онлайн-преподавателям пришлось конкурировать не только с гаджетами и соцсетями, но еще и с членами семьи слушателя, звонками его работодателя, отдыхом. Сидя дома, человек сталкивается с валом конфликтующих запросов на свое время, ему приходится расставлять приоритеты, и далеко не всегда в пользу обучения. В результате — снижение вовлеченности и, как следствие, падение успеваемости.

Пандемия показала, что в условиях локдауна и других социальных ограничений необходимо проектировать не образовательную программу, а обучение как часть жизни человека «на удаленке». Иными словами, важно учитывать не только распорядок дня и образ жизни учащегося, но и специально работать с удержанием его внимания. Это означает переход от односторонней передачи знаний к модели обучения через дискуссию. Вебинарный формат, когда преподаватель говорит на камеру, отвечает на вопросы или спрашивает выученный материал, — тупиковая ветвь развития дистанционного образования (примерно как пейджеры на заре мобильных телефонов). Только правильно организованное обсуждение и совместный поиск решения удерживают внимание человека во время онлайн-занятия.

ФОКУС НА УЧЕБНОМ МАТЕРИАЛЕ, А НЕ НА ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ОПЫТЕ

У американского исследователя в области маркетинга, автора книги «Экономика впечатлений» Джозефа Пайна, есть интересная концепция. Он выделил разные типы рынков: сырьевые (commodity), рынок товаров, услуг, впечатлений и высший пятый уровень — рынок трансформации. Переход от одного типа к другому происходит за счет более глубокого фокуса на потребностях человека и персонализации предложения. Например, многие индустрии, начиная с театра и медиа и заканчивая ритейлом и туризмом, сегодня работают в экономике впечатлений. Концепцию Джозефа Пайна можно применить и к сфере образования.

В обществе сложилось представление, что образование — это либо общественное благо (commodity), либо товар (диплом по итогам обучения), либо услуга по апгрейду знаний и навыков. В этой логике нет никакого смысла платить за онлайн-обучение такую же цену, как и за очный формат. Товар или услуга в лучшем случае та же, а форма ее доставки становится менее удобной.

Самые сильные игроки давно перешли в экономику впечатлений (более точный перевод с английского — экономика опыта). Здесь важен не только диплом или навыки, а то, какие инсайты появились у человека в ходе обучения, как поменялось его мировоззрение. В конечном счете, какой опыт получил студент, хотел бы он его повторить или нет. И здесь кроется главная проблема онлайн-обучения.

Большинство образовательных учреждений до сих пор фокусируется на учебном предмете, а не на образовательном опыте студента. Во время шокового перехода в онлайн на первый план выходили вопросы, как доставить контент до учащегося в цифровом формате, мало кто думал о том, удобно ли студенту учиться, адекватен ли дизайн онлайн-курса новым жизненным обстоятельствам. В результате ни контент, ни формат, ни интерфейс онлайн-платформы не вызывали у учащегося желания вернуться.

Над этой проблемой сейчас работают ведущие университеты, образовательные стартапы и технологические компании. Они, в частности, расширяют функциональные возможности онлайн-платформ, разрабатывают более удобные и красивые интерфейсы. На горизонте двух-трех лет появятся успешные проекты, предлагающие качественно новый опыт обучения в онлайне.

Лидеров образования, которые решат эту задачу, ждет новый вызов — как перейти из экономики впечатлений в экономику трансформации. В этом случае студент будет платить не за процесс обучения или новый опыт, а за результат: не трансформировался — значит, платить не за что. Пока нет четкого понимания, как оценивать изменения, но лет через 10 такие модели обучения тоже появятся.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
«Чистый» уголь
Зальцхауэр Эми
Приманка для хакера
Елена Горелова / «Ведомости»