В защиту отрицательного экономического роста | Большие Идеи

・ Тренды
Материал опубликован в Harvard Business Review

В защиту отрицательного экономического
роста

Концепция «антироста» ставит под сомнение необходимость постоянного экономического роста для процветания человечества, полагая, что он противоречит экологической устойчивости на планете с ограниченными ресурсами

Автор: Кристофер Маркис

В защиту отрицательного экономического роста
Фото: Thomas Richter / Unsplash

читайте также

Как программы лояльности спасают авиакомпании

Со Ён-Чхун,  Эверт де Бур

Узнайте, перспективный ли вы предприниматель, за две минуты

Дэниел Айзенберг

Успех, который всегда с тобой

Нэш Лора,  Стивенсон Говард

На выход: как попрощаться с начальством и коллегами

Кэролин О'Хара

В мае 2023 г. в Парламенте ЕС в Брюсселе состоялась конференция «За пределами роста». На конференции, которую возглавляли руководители правительств и ученые, обсуждался вопрос о необходимости срочно менять существующую экономическую систему. Кульминацией стал манифест, в котором говорилось следующее: «Наш мир стоит перед лицом экосоциального кризиса... вызванного мировой капиталистической системой, в центре которой находится вечная экономическая экспансия (рост) и накопление. Наша одержимость экономической экспансией вступает в противоречие с конечными ресурсами планеты».

Манифест привлек внимание общественности к идее о том, что человечеству лучше всего отказаться от господствующей модели достижения экономического роста любой ценой. Для некоторых, в частности руководителей предприятий и инвесторов, концепция «антироста» (так назвали эту идею) является анафемой, поскольку многие считают, что экономический рост необходим для процветания и свободы человека. Экономист-эколог Тим Джексон подытожил их настроения: «Считается, что только сумасшедшие, идеалисты и революционеры подвергают экономический рост сомнению».

Однако при такой поспешной реакции упускаются важные элементы антироста, которые необходимы, если компании хотят конкурировать в XXI веке.

В основе дискуссии в пользу антироста лежит исторический факт, что экономический рост и выбросы в атмосферу нерасторжимо связаны. Тенденции современного делового сообщества, которые в корне отрицают эту взаимосвязь, такие как «зеленый» рост, «зеленые» инновации и грядущий «энергетический переход», продвигают иллюзорную цель неограниченного роста и устойчивости. Чтобы адекватно оценить фундаментальные проблемы роста, мы должны скорректировать наши культурные представления и изменить конфигурацию неустойчивых бизнес-моделей.

Мифы об «устойчивом» росте

В основе большинства представлений об устойчивом росте лежит несколько мифов, которые принимают желаемое за действительное и не учитывают источники современных мировых проблем, которые станут еще более актуальными для правительств, инвесторов и потребителей в условиях растущего негативного воздейския многих климатических факторов.

Миф №1: Мы находимся в самом центре энергетического перехода 

Пресс-релизы компаний и сообщения ведущих СМИ в подавляющем большинстве случаев освещают прогресс в области разработок возобновляемых источников энергии. Действительно, проводимая государственная политика, например налоговые льготы, субсидии, льготные тарифы и конкурсные аукционы, в значительной степени способствовала снижению стоимости возобновляемых источников энергии и стимулировала их внедрение. В период с 2010 по 2021 г. стоимость электроэнергии, получаемой с помощью солнечных фотоэлектрических (PV) источников, снизилась на 88%, наземных ветряных — на 68%, а морских — на 60%, что создает впечатление, что мы движемся к устойчивой энергетике будущего. В некоторых странах, например в ЕС, сокращаются выбросы углекислого газа.

Однако на самом деле это весьма избирательное прочтение ситуации в мире и не отражает исторического опыта. Повсеместный переход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии — это, пожалуй, фантазия. Во-первых, в истории человечества был только один настоящий энергетический переход: переход от дров к углю. Всякий раз, когда после этого появлялись новые источники энергии — нефть, газ, атомная энергия, а в последнее время — ветер и солнце, — «переход» характеризовался не заменой одного источника другим, а добавлением новых — к уже имеющемуся набору видов топлива, что расширяло общее предложение энергии.

Хотя резкое увеличение использования возобновляемых источников энергии является хорошим шагом на пути к устойчивому развитию, пока что мы в основном дополняем существующие источники энергии, что приводит к чистому увеличению ее потребления. Это не должно удивлять: триллионы долларов были потрачены на создание инфраструктуры, основанной на наличии нефти, природного газа и угля. Переход на возобновляемые источники энергии потребует не только замены этой огромной системы, но и обеспечения ее надежности, способной удовлетворить мировой спрос. Миллионы людей по всему миру работают на предприятиях, работающих на ископаемом топливе, и они вносят значительный вклад в мировую экономику. Уход от ископаемого топлива приведет к значительной потере рабочих мест, экономической нестабильности и потенциальной ответной негативной политической реакции, которую лоббисты использования ископаемого топлива с удовольствием подогревают.

Более того, не стоит забывать, что возобновляемые источники энергии требуют огромного количества сырья, скажем труднодобываемых редкоземельных металлов, которые необходимы для производства ветряных турбин, солнечных батарей и аккумуляторов. Поскольку источники сырья сосредоточены в странах третьего мира, негативное воздействие их добычи на окружающую среду часто игнорируется. Но без учета этих факторов нельзя делать вывод о том, что возобновляемые источники энергии однозначно экологичнее.

Мы не можем петь дифирамбы возобновляемым источникам энергии, не решая при этом фундаментальную проблему сохранения зависимости от традиционных источников энергии и воздействия возобновляемых — на окружающую среду. Энергетический переход, как мы его понимаем, — это иллюзия.

Миф №2: Энергоэффективность решит проблему изменения климата

Многие изменения, привнесенные цифровой эпохой, такие как отправка документов в электронном виде вместо их распечатки, по общему мнению, являются энергоэффективными и, следовательно, более благоприятными для окружающей среды. На самом деле это совсем не так: цифровой мир сам по себе оказывает огромное влияние на окружающую среду, которое усиливается с появлением систем искусственного интеллекта алчущих данных. Однако проблема еще глубже, поскольку традиционный показатель прогресса в области устойчивого развития — экологическая эффективность — также вводит в заблуждение.

Как показывает история, повышение эффективности часто приводит к увеличению общего объема вредных выбросов. Когда в XIX веке паровой двигатель вызвал в Британии промышленную революцию, многие были обеспокоены проблемой неистощимости запасов угля в Англии. Некоторые считали, что решение проблемы заключается в разработке более эффективных двигателей. Но, как утверждал экономист Уильям Стэнли Джевон в своей книге 1865 г. «Угольный вопрос», «эффект отдачи» от этих более эффективных двигателей на самом деле приведет к увеличению потребления угля.

Основная мысль Джевона в том, что эффективность ведет к расширению доступа к ресурсу и снижению цен, что, в свою очередь, приводит к росту потребления и неизбежно — к увеличению вредных выбросов. Джевон считает это закономерностью, которая сегодня прослеживается во многих отраслях. Хотя светодиодные лампы потребляют меньше электроэнергии, люди используют их более активно, чем лампы накаливания. Повышение эффективности систем отопления и охлаждения может привести к тому, что в зданиях круглый год будет поддерживаться комфортная температура, а не температура, позволяющая экономить электроэнергию. Создание более эффективных авиационных двигателей может привести к удешевлению перелетов, а соответственно — к увеличению числа авиаперевозок. 

Однако большинство компаний предпочитают об этом не думать и отчитываются не об общих выбросах, а об их «интенсивности» — выбросах в расчете на один продукт или услугу. Например, расследование, проведенное в 2023 г. газетой New York Times в отношении климатической отчетности крупнейших пищевых компаний, показало, что такие расхождения в показателях выбросов широко распространены. Компания Starbucks взяла на себя обязательство достичь нулевых выбросов к 2050-му. Но в 2022 г. фирма сообщила об увеличении общего объема выбросов на 12% по сравнению с 2019-м. Поскольку их выручка выросла на 23%, Бет Нервиг, представитель компании, сделала вывод, что рост выбросов был неизбежен и именно об этом говорит концепция «антироста». Если мы действительно хотим достичь нулевых выбросов, нам придется пересмотреть наши представления об экономическом успехе.

Starbucks не одинока: из 20 рассмотренных крупных компаний, занимающихся ресторанным бизнесом и производством продуктов питания, более половины не только не достигли прогресса в достижении своих целей по сокращению выбросов, но и наблюдали их рост. Хотя энергоэффективность важна, обычно она преподносится выборочно, чтобы скрыть то, как компании продвигаются на своем пути к сокращению выбросов.

Миф №3: Инновации нас спасут 

Человеку свойственно надеяться на единое универсальное решение всех экономических и экологических проблем. Сторонники «зеленого» роста считают, что такие технологические инновации, как «зеленый» водород, снижение уровня СО2 и геоинженерия, позволят обеспечить рост и одновременно сократить вредние выбросы и климатические последствия. Реальность такова, что пока такие технологии слишком много обещают, но дают мало результатов.

Согласно недавней редакционной колонке в журнале Nature, «зеленый» водород и снижение уровня СО2 по-прежнему относятся к области «магического мышления». Когда-нибудь они могут стать частью решения проблемы, но сегодня эти технологии сталкиваются с серьезными угрозами с точки зрения их эффективности, стоимости и реальных экологических преимуществ.

Водород обычно производится путем воздействия пара на природный газ, что приводит к образованию большого количества CO2 в качестве побочного продукта. «Зеленый» водород производится с использованием возобновляемой электроэнергии, но этот процесс является дорогостоящим и неэффективным с точки зрения использования возобновляемых ресурсов. Технологии улавливания и хранения углерода (УХУ) сложны, дороги и технически трудно реализуемы; от многих более ранних схем снижения СО2 уже отказались.

И электромобили считаются многообещающими, но это тоже отчасти результат выборочного учета, даже если мы предполагаем, что электроэнергия поступает из экологически чистых источников. Воздействие на окружающую среду добычи сырья для аккумуляторов электромобилей, а также их производства и утилизации является серьезным и в основном неподотчетным процессом — и потенциально может нивелировать предполагаемую выгоду от сокращения выбросов на каждую пройденную милю.

Геоинженерия (например, блокирование солнечного света на Земле для замедления глобального потепления) недоказуема и почти наверняка приведет к негативным непредвиденным последствиям. В своих отчаянных поисках  «зеленых» инноваций, которые спасут нас, мы уже совершили важнейшую ошибку: выборочно сосредоточились на положительных моментах, не принимая во внимание отрицательные.

Новое мышление XXI века и будущих эпох

Лидерам нельзя сосредотачиваться только на выборочных позитивных моментах, которые вызывают у всех нас приятные чувства (например, бум возобновляемых источников энергии, повышение эффективности, «зеленые» инновации). Они должны понимать, что нам необходимо совершить фундаментальный сдвиг — не только сократить или компенсировать выбросы, но и предотвратить их возникновение с самого начала, что делается при разработке концепции и дизайна продукции. Неясно, сможем ли мы достичь этого в условиях постоянного экономического роста развитых стран.

Кроме того, во многих регионах мира люди по-прежнему живут в условиях крайней нищеты — им предстоит увидеть преимущества индустриализации, а это увеличивает необходимость для граждан богатых стран столкнуться с суровой реальностью: наше процветание больше не может зависеть от экономического роста.

Как показывает европейская «Зеленая сделка», политика в этом направлении изменит рынки и бизнес-решения. Но и компаниям важно осознать эти идеи и обеспечить платформу для корпоративных инноваций.

Прогрессивные компании видят происходящее и включают принципы устойчивого развития в концепцию и дизайн продукции с самого начала, чтобы впоследствии не возникало необходимости сокращать выбросы. Например, когда Seventh Generation создает новые продукты, они тщательно изучают, какие альтернативные материалы и ингредиенты они могут использовать, чтобы избежать обратного эффекта. После интервью с бывшим генеральным директором компании Джоуи Бергштейном и другими руководителями я вспомнил известную цитату Альберта Эйнштейна: «Умный человек решает проблему. Мудрый избегает ее». Пластик — это чума современного мира: при его производстве выделяются парниковые газы, меньше 10% пластика перерабатывается, что приводит к огромному количеству отходов. Чтобы полностью избавиться от пластика, компания активно разрабатывает порошковые средства для стирки, мытья посуды, чистки поверхностей и мытья рук, которые можно упаковывать в легко перерабатываемые материалы — например, алюминий и картон.

Еще одним важным направлением является сокращение количества отходов. Компания Interface, мировой производитель напольных покрытий для коммерческих помещений, представила модульные ковровые плитки, которые можно легко заменить при износе или повреждении, поэтому не придется менять все напольное покрытие. Помимо этого, компания внесла коренные изменения в свою отрасль, предложив новую модель обслуживания: право собственности сохраняется за производителем на протяжении всего жизненного цикла продукта, а клиент просто арендует ковровое покрытие. Когда установка, обслуживание и вывоз отработанных материалов включены в единый ежемесячный платеж, это сводит к минимуму количество отходов и продлевает срок службы продукта.

Также обратите внимание на Fairphone — голландского производителя смартфонов. Компания прилагает реальные усилия для решения социальных и экологических проблем электронной промышленности. Она призывает своих клиентов чинить телефоны, когда те выходят из строя, а не обменивать их на новые. Подход Fairphone может показаться непрактичным, учитывая ожидания, с которыми сталкиваются крупные производители смартфонов типа Apple. Но важно критически осмыслить эти ожидания. Наши представления и образ мышления были сформированы существующими моделями корпоративного успеха, в которых расточительство было дешевым решением и обычно являлось чужой проблемой. Завтра руководители компаний должны будут рассматривать всю цепочку создания стоимости — от поиска материалов до использования товара потребителями и окончания срока службы продукта, чтобы внедрить принципы устойчивого развития во всей организации.

. . .

Ставя во главу угла социальное и экологическое благополучие, а не прибыль, концепция отрицательного экономического роста ставит под сомнение нынешнюю капиталистическую модель, поскольку подразумевает переход общества от чрезмерного потребления и перепроизводства к сокращению, перераспределению ресурсов и бережному отношению.

Эти идеи идут вразрез с традиционными идеологиями, ориентированными на примат рынка, поэтому руководители компаний с недоверием относятся к новой концепции. Но и выборочная, вводящая в заблуждение статистика об устойчивом развитии, которая лучше соответствует нереалистичному мировоззрению, тоже не поможет. Мы должны переосмыслить наши укоренившиеся представления и поставить во главу угла предотвращение вреда, а не повышение эффективности, обратить внимание на круговые модели, а не на «зеленые» инновации, и потребовать от компаний перехода к потребителям, а не к энергетике. Это не призыв к стагнации, а призыв к ответственному, устойчивому росту, учитывающему благополучие нашей планеты и будущих поколений.