Почему мы не умеем правильно спорить | Большие Идеи
Коммуникации

Почему мы не умеем правильно спорить

Андрей Шаронов
Почему мы не умеем правильно спорить
Фото: Shannon Litt / Unsplash

Я помню, как в моем детстве ссорились мои родители, — не очень часто, но показательно: отец, предчувствуя неприятный разговор, надувался, суровел и показывал, что последнее, что он будет делать на этом свете, — пытаться договориться. И в знак протеста он отказывался от семейного ужина и уходил в другую комнату.

Я это перенял, даже не заметив, — не отказывался, конечно, демонстративно от ужина, но тоже в общем-то играл в молчанку. И достаточно долго из этого состояния выходил. То, что происходило в моей голове в такие минуты, показывает, как легко получить моральную индульгенцию на любое поведение: «Я не спорю не от слабости, а потому что обижен, договариваться — ниже моего достоинства». И это, конечно, была достаточно тупиковая ситуация, за которую мне стыдно до сих пор. Прошло много лет, прежде чем я понял, что молчание — это признак слабости, форма высказывания неуважения к партнеру и перекладывание ответственности за конфликт на него.

Спустя годы я тоже часто ловил себя на том, что в моменты, когда в переговорных комнатах накалялась атмосфера и невозможно было сблизить позиции, очень хотелось прекратить этот процесс: либо отказаться от дискуссии, либо сорваться, дать волю эмоции и скатиться в обычную ссору. К положительным результатам это не приводило, поэтому в какой-то момент я заставил себя проанализировать свое поведение и научился втаскивать себя в сложные разговоры, требующие большого расхода нервной энергии и тяжелые как психологически, так и физически.

Я понял несколько вещей: мы не умеем особо различать спор и ссору и не умеем правильно спорить — хотя бы потому, что нас этому никто специально не учит. Максимум, на что можно рассчитывать, — ролевые модели близких людей. В большинстве случаев, оказавшись внутри сложного разговора, мы хотим доказать свою правоту и переключаемся с объекта спора на субъект. Это проще всего, на это нас провоцируют эмоции, и, как правило, такое решение — самое простое.

Это хорошо видно по стилю риторики в общественном пространстве. На всех уровнях мы видим примеры «перехода на личности» и поиска виноватых. Обсуждается и осуждается не то, что человек сказал или сделал, а он сам, на него сразу навешивается ярлык «врага». Отдельные личности либо шельмуются, либо используются как угроза и повод для мобилизации.

Получается такой большевизм: кто не с нами, тот против нас. Черное или белое, друг или враг. Если нам не нравится твоя позиция, значит, ты не нравишься нам сам. Со стороны, наблюдая за особо агрессивными выпадами в публичной дискуссии, кажется, что нападающий так выступает, потому что присутствие в его жизни другого мнения угрожает его личной безопасности.

Почему эмпатия выгодна

Мир давно уже неоднозначный и точно не бинарный. То, что нам проще дискуссии сводить к понятиям победил/проиграл, — наша плохая привычка, ведущая как к скверным отношениям, так и сужающая наш выбор.

Это все не абстрактная реальность, это поведение окружающих, коллег и даже нас самих — и я здесь, к сожалению, далеко не исключение. Для того, чтобы понять, как это относится к вам лично, ответьте на несколько вопросов.

советуем прочитать

Об авторе

Андрей Шаронов — профессор, генеральный директор Альянса по вопросам устойчивого развития.

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Команды виртуозов
Бойнтон Энди,  Фишер Билл
Цена грубости
Кристин Пирсон,  Кристин Порат
Внештатники высшего звена
Миллер Гринстоун Джоди,  Миллер Мэтт