Кошелек или жизнь?! | Большие Идеи

・ Коммуникации

Кошелек
или жизнь?!

Предпринимателя Алексея Ерковича шантажируют «оборотни в погонах». Полмиллиона долларов за свободу — вот их требование.

Автор: Фалалеев Дмитрий

Кошелек или жизнь?!

читайте также

Владелец ЦБК «Волга» о том, как он отбивал рейдерскую атаку

Бреус Шалва

Что нужно знать о персонализированном маркетинге

Кристофер Грейвз,  Сандра Матц

Как укротить своего альфа-лидера

Кейт Людман,  Эдди Эрландсон

«Слишком любопытный человек может прожить мало»

Ирина Пешкова

Алексей Еркович, насвистывая песенку, услышанную вчера на концерте Меладзе, взбежал по лестнице на второй этаж и нажал кнопку звонка рядом с табличкой: «Диадема. Таможенный брокеръ». Еркович был владельцем и бессменным директором компании. Дела шли неплохо, и «Диадема» недавно перебралась в новый офис. Это была давняя мечта Алексея, и сейчас, увидев затейливо выгравированную надпись, он в который раз испытал детскую гордость. Миновав длинный коридор, Еркович стремительно вошел в свою приемную.

— Как дела, Лидочка? — спросил он у секретарши. — Что такая невеселая?

Лидочка, высокомерная девица лет двадцати с небольшим, на самом деле выглядела не слишком жизнерадостно и казалась даже испуганной. Кроме нее в приемной сидели три человека со скучающе-наглым видом. Двое посетителей, на которых опасливо косилась секретарша, были знакомы Ерковичу: с Ринатом Горяевым и Сергеем Бобровским, сотрудниками местного отделения таможни, Алексей не раз сталкивался по работе. Еркович удивился, обнаружив их у себя в конторе, да еще в столь ранний час, но виду не подал и, изобразив улыбку (обоих он недолюбливал), развел руками, словно обнимая непрошеных гостей.

— Ринат, Сергей — какие люди! Какими судьбами в наших палестинах?! — тоном радушного хозяина воскликнул Еркович.

Бобровский с Горяевым нехотя встали. При этом лица их приняли казенное выражение, присущее чиновникам всех мастей «при исполнении служебных обязанностей».

— Гражданин Еркович, против вас возбуждено уголовное дело по факту контрабанды. Имеется постановление о вашем задержании, — как по писаному проговорил Горяев, делая вид, что не замечает протянутой для рукопожатия руки Алексея.

— Какой еще контрабанды?! — В прошлую среду при таможенном оформлении вашей компанией партии транзисторов был вскрыт факт недостоверного декларирования. Груз задержан, — отчеканил Бобровский.

Третий выудил из портфеля какие-то бумаги и, помахав ими перед лицом ошарашенного Ерковича, положил на стол секретаря. Алексей внимательно прочитал постановление о задержании и протокол таможенного «мероприятия». Поняв, что сопротивляться совершенно бесполезно, он дал надеть на себя наручники. Незнакомец железным голосом приказал следовать за ним. На глазах недоуменных сотрудников директора «Диадемы» вывели из офиса и посадили в черную «волгу». Все это время предпринимателя не покидало ощущение нереальности происходящего.

— Ринат, это что, шутка такая, да?

— Гражданин Еркович, я вам не Ринат, а начальник отдела дознания Горяев. В чем дело, мы уже сказали, подробности узнаете по прибытии.

Всем своим видом Горяев и его спутники явно показывали, что разговор закончен. Алексей это понял и, попытавшись взять себя в руки, принялся искать логическое объяснение. Только тут до него дошел смысл последних слов: «по прибытии». Чудесно начинавшийся день окончательно померк.

Арестант

Однако никаких подробностей по прибытии не последовало: Ерковича привезли в местное отделение УБЭП и, идентифицировав, посадили в душную обшарпанную камеру, набитую под завязку разномастными персонажами. Протиснувшись между испитого вида старичками, азартно играющими в буру, Алексей скинул пиджак и, по-мальчишески поджав ноги, уселся прямо на него. Он еще по дороге заставил себя успокоиться и сейчас пытался разобраться, что же все-таки произошло. Промучившись над этой загадкой пару часов, он неожиданно для себя задремал. Разбудил его громкий голос надзирателя.

— Еркович, на выход!

Алексей ощутил давно забытое чувство животного страха, но сумел подавить его. В аскетичном кабинете, куда его привели, с намертво прикрученными к полу столом и стульями, бизнесмен застал обоих своих старых знакомых и того третьего — «железного». Горяев и Бобровский вели себя не так официально, как при аресте, — предложили Ерковичу присесть (при этом они ехидно переглянулись), любезно угостили сигаретой. Хотя Алексей бросил курить пару лет назад, отказываться он сейчас не стал и взял сигарету слегка трясущимися руками.

— Ну-с, Алексей Борисович, дело непростое и не очень для нас приятное, — с гаденькой ухмылкой начал Ринат. — Итак, как мы уже говорили, вы обвиняетесь в попытке контрабанды партии транзисторов.

Некоторое время назад к Ерковичу обратился Олег Забузов, с которым Алексей когда-то был знаком, правда шапочно. Забузов, ныне директор ЗАО «Барс», попросил оформить два контейнера с транзисторами. Заказ как заказ. Что же может быть не так с этим грузом?

— Странно, что здесь нахожусь я, Ринат Даниярович. Мне кажется, отвечать должен владелец груза Забузов.

Горяев грустно улыбнулся.

— Все верно, гражданин Еркович. Только вот Забузов уже три дня как испарился. Словно и не было человека! — подмигнул он Бобровскому. — Так что отвечать придется все-таки вам. Хотя, разумеется, мы могли бы помочь.

До Алексея наконец дошло: на их месте блефовать было бы просто глупо.

— Чего вы от меня хотите? — уныло спросил он.

— А вот это уже разговор взрослых людей, — обрадовался Горяев. — Полмиллиона налом, и дело закрыто.

— Сколько-сколько? — Алексей даже привстал от удивления.

— Только вот не надо строить из себя бедного инженера, — поморщился Ринат.

Ерковичу незачем было производить подсчеты: столько денег у него не было. Квартира — сто, машина — тридцать от силы, есть кое-какие накопления на черный день — ну еще тысяч тридцать, не больше.

— Ребят, у меня столько просто нет…

— Полмульта — значит полмульта, — вмешался «железный». — Не на базаре.

— Да я их из камеры и не достану никак, — попытался схитрить Еркович.

— А кто сказал, что из камеры? Освобождение можно устроить — за дополнительную плату. — Бобровский обменялся взглядом с «железным». — Сколько дадите?

— Тридцать максимум, больше нет… — развел руками Алексей.

— Хорошо, — взвесив что-то, сказал Горяев. — Тридцать так тридцать. К вам послезавтра приедет человек, который представится нашим другом. Деньги отдадите ему. Но сразу предупреждаю — не надо дергаться и изворачиваться, понятно? Иначе дело просто пойдет установленным порядком прямехонько в прокуратуру. Ясно? На сбор всей суммы пять дней — и то только по старой дружбе.

Еркович изобразил отчаяние, а сам принялся лихорадочно соображать, что предпримет, выйдя отсюда.

— По-моему, Алексей Борисович, полмиллиона — вообще достаточно скромное вознаграждение для старых друзей, которые избавят вас от серьезных проблем, — назидательным тоном заметил «железный».

Бобровский фыркнул. Еркович, не сдержавшись, смерил его мрачным взглядом. С больнично-зеленой стены укоряюще смотрел «железный Феликс».

Кто виноват?

Когда Еркович вышел из негостеприимного казенного дома, наступил уже поздний вечер — он провел в камере почти весь день. Настроение было подавленное — хоть беги из страны, благо пока он еще не обзавелся женой и детьми. Как был — всклокоченный, в расстегнутом пыльном пиджаке и мятых брюках, — он пошел прочь от опасного здания. Миновав пару кварталов, Алексей увидел призывно мерцающую надпись «Бар “Огни уездного города”». Он понял, что сейчас ему очень нужно выпить. После камеры даже эта дыра с грязной стойкой и мелкоуголовной внешности посетителями показалась ему лучшим местом на свете. Заказав бутылку текилы, он принялся рассуждать — хладнокровие и уверенность постепенно возвращались. «Две головы всегда лучше», — решил Еркович и позвонил своему школьному другу Гарику. Гарик, ныне доктор Саргсян, с детства славился поистине восточной мудростью и уже много лет был своего рода внештатным советником Алексея — консильери, как шутил Еркович. Вот и сейчас он приехал по первому звонку.

Через час, несмотря на подпитие, друзья все еще оживленно обсуждали происшедшее.

— Гарик, может, обратиться в управление собственной безопасности таможни, а? Ежу понятно, что это «оборотни в погонах». Ты помнишь, была кампания недавно в Москве ...

— А кто сказал, что у твоего Горяева нет там своих людей? И потом, не забывай, у них есть веские доказательства.

Еркович выругался.

— Меня другое волнует. Забузов исчез, как только открыли дело. А ты почему-то узнаешь об этом последним… — задумчиво произнес Гарик. — Как это получилось?

Алексей уже думал об этом, но так и не нашел ответа на вопрос и решил разобраться завтра же. Просидев до двух часов ночи, друзья так и не пришли к сколь-нибудь разумному решению.

Утро вечера мудренее

Конечно, наутро Еркович встал весь разбитый. Воспоминания о вчерашнем чудовищном дне только усугубляли его физические мучения. Едва явившись на работу, он, сопровождаемый вопросительными взглядами подчиненных, закрылся в кабинете с бутылкой коньяка. Алексей опустился в кресло и бессильно обхватил голову руками. В этот момент в дверь коротко, но настойчиво постучали. В кабинет вошел Илья Кучеров — верный зам и правая рука Ерковича. В отличие от Алексея, так и не удосужившегося сменить костюм, Илья выглядел отлично — пижонский пиджак, идеально ровная стрижка. «На миллион долларов», — мрачно пошутил про себя Алексей.

Илья участливо посмотрел на шефа.

— Алексей Борисович, я в курсе проблем. Что делать будем?

— Что-нибудь придумаем, — уклончиво ответил Еркович. — Лучше ответь на один вопрос. Ты общался с Забузовым. Почему же ничего не сказал о его исчезновении и об уголовном деле?

Алексей пристально и даже враждебно смотрел на подчиненного. Однако тот выдержал тяжелый взгляд Ерковича.

— Вы же знаете, в это время я был в командировке. Прилетел только вчера вечером. Тут мне позвонила Лида, вся в слезах. Так что я узнал о неприятностях еще позже вас.

Ерковичу стало даже неудобно: Илья столько раз выручал, а он подозревает его. Да и алиби у него было железное.

— У меня есть еще одно не очень приятное известие. — Кучеров замялся.

— Чего уж там, говори, — махнул рукой Алексей. — Хуже не будет.

— По моим сведениям, несколько клиентов хотят перейти к нашим конкурентам. Кто-то проболтался о вашем аресте.

Известие было столь же неожиданным, сколь и предсказуемым. Непонятно только, почему так быстро распространились слухи. Хотя не в таком уж и большом городе жил Еркович. Как бы то ни было, теперь перед ним замаячила перспектива потерять бизнес. Но предприниматель не собирался сдаваться. Сидя в кабинете, Алексей перебирал возможные варианты поведения. Его мысли прервала трель телефона. Это был Гарик.

И ты, Брут!

Пока Еркович рассказывал товарищу о последних неутешительных новостях, тот внимательно слушал, изредка прерывая его короткими вопросами.

— Кто выиграет, если ты потеряешь бизнес? — неожиданно спросил Гарик.

Еркович призадумался.

— Ну, по логике, Кучеров.

— А ты не думал, что это он тебя сдал?

— Брось, я его с улицы взял, он сопляк еще был… — фыркнул Алексей и тут же осекся. Единственным человеком, который мог серьезно нажиться на его проблемах, был именно Илья! Он общался с беглецом Забузовым и промолчал в нужный момент. Он и «оборотней» навел! Все встало на свои места.

— Таким образом, у нас есть преступное сообщество, именуемое в просторечье бандой, — процитировал Гарик. — Думаю, спеться им было несложно — их интересы очень удачно совпадают. «Оборотни» получают деньги, твой Кучеров — в идеале — хоть и ослабленный, но работающий бизнес с десятилетней историей.

— А слив информации клиентам…

— Мера устрашения непокорного бизнесмена Ерковича, — закончил за Алексея Гарик.

— Замечательно, конечно, что мы разгадали эти тайны мадридского двора, только вот главную проблему мы не решили, — резонно заметил уже пришедший в себя Еркович.

— Напрямую — нет, но вообще это важная информация.

— Ой, да что с нее толку! — Почувствовав накатившуюся вдруг усталость, Алексей не смог сдержать раздражения.

— Не бесись, — обиженно протянул Гарик. — Надо попытаться как-то обыграть эти данные.

— Ладно, утро вечера мудренее.

Еркович положил трубку, крутанул кресло и в возбуждении принялся расхаживать по кабинету. Плюнуть на все, занять денег и заплатить «оборотням»?.. С одним Кучеровым он легко справится. Или сдать всю гоп-компанию в управление по борьбе с оргпреступностью? Тут можно побороться: Кучеров сам нечист на руку, кому как ни Ерковичу об этом знать. А Горяев с Бобровским вообще известные взяточники.

Но вдруг у того, третьего, из УБЭП, есть в управлении свои люди? А может, как советует Гарик, найти хитрый способ остаться и с деньгами, и с бизнесом? Наверняка ведь он есть…

Что делать Алексею Ерковичу? Ситуацию комментируют эксперты.

Антон Дрель - адвокат

Cлучай, происшедший с Алексеем Ерковичем, до боли знаком многим российским бизнесменам. В целом он показателен для российской экономики и правоохранительной системы. Каждый инцидент надо рассматривать в отдельности, и потому давать общие рекомендации было бы неправильно. Ведь, перефразируя классика, все счастливые предприниматели похожи друг на друга, а все несчастливые несчастны по-своему.

Конечно, в такой ситуации руководитель компании испытывает большой соблазн «договориться» с вымогателями. Мне известны подобные случаи, но я не знаю ни одного примера, когда индульгенция была бы вечной. Однажды на смену Рината Данияровича придет другой Ринат Даниярович, а вместо Ильи Кучерова появится новый аферист. И дело даже не в том, что существуют законные и незаконные способы защиты. Просто договориться с людьми, которые не выполняют обязательств, нельзя. Я почти уверен (хотя это и осталось за кадром), что у кого-то из компании Алексея, вполне вероятно — у его зама Кучерова, были некие договоренности с отделом дознания. Но едва появилась возможность «срубить денег», коррупционеры, естественно, не преминули ею воспользоваться. С одной стороны, удивительно, что они ведут себя столь грубо и дерзко. С другой — сейчас никого ничем не удивишь. И «оборотни» действуют куда более жестко, чем обычные бандиты: отбирают 50% бизнеса, а по сути дела все «ни за что».

Отсюда первый вывод. Если есть шанс «договориться», можно, конечно, схватиться за него. Но надо понимать, что «прощение» будет куплено не навсегда и вскоре появятся новые вымогатели. Второй вывод: бизнес нужно вести очень грамотно и аккуратно. Предъявить денежные претензии могут в любой момент. История начинается с описания того, как Еркович идет на работу, весело насвистывая песенку. Так вот, к сожалению, в России предприниматель должен быть готов к тому, что однажды к нему придут и спросят: «Не хочешь ли помочь?» Мой главный совет Ерковичу — прибегнуть к законным способам защиты. Необходимо обратиться к адвокату и вместе с ним продумать каждый вариант. В конце концов в России силовые ведомства живут друг с другом не очень дружно. Поэтому в конкурирующей службе можно найти людей, которые не то чтобы рады будут помочь предпринимателю Ерковичу, но с удовольствием «засадят» старого противника. Хотя не исключаю, что вся операция — специальная «разводка»: если он обратится в ФСБ или МВД, Алексея спасут, но после этого у него «попросят» в два раза большую сумму. Такое часто бывает.

Безусловно, нашему герою надо посмотреть другими глазами на свой бизнес. Нужно быть все время начеку, нельзя целиком полагаться на партнеров. В этом, кстати, основная ошибка Ерковича. Я считаю, что законные методы быстрее принесут желаемый результат, нежели попытка договориться. Сейчас я бы посоветовал Алексею тянуть время: посмотреть, что происходит вокруг, и постараться решить вопрос легитимными методами, в том числе с помощью правоохранительных органов. А в долгосрочность обязательств, основанных на нарушении закона, я не верю.

Станислав Егорушков - генеральный директор компании "Космос Золото"

В такой ситуации важно сгоряча не наломать дров. Первым делом надо нанять адвоката по таможенным спорам. Он должен оценить судебные перспективы дела с юридической точки зрения, а именно ответственность брокера за недобросовестное декларирование груза владельцем. Далее придется доказать отсутствие сговора с партнером — Забузовым. Надо также разобраться, на законных ли основаниях был задержан Алексей, учитывая, что никаких следственных мероприятий не проводилось. Главное — постоянно следить за тем, соответствуют ли действия правоохранительных органов нормам уголовно-процессуального кодекса. Если вскроются факты нарушения закона, нужно грамотно выстроить свою защиту, поставив под сомнение выводы следователей и доказав их некомпетентность. Пусть они совершают ошибки, не вмешивайтесь, просто делайте для себя выводы. В уголовном процессе действует презумпция невиновности вплоть до окончательного решения дела. Таким образом, суду предстоит доказывать вашу вину, а не вам — свою невиновность. Помните: ваши враги не семи пядей во лбу, их сила — в форме и погонах.

Если у вас нет возможности заручиться поддержкой СМИ, которые осветили бы неправомерные действия следственных органов, и тем самым привлечь к ним внимание общественности, обратитесь в конкурирующие правоохранительные ведомства. Но учтите: это тоже будет стоить денег, хотя и более скромных. В любом случае лучше воспользоваться личными связями.

Основной риск, который необходимо исключить, — это повторное задержание. Из КПЗ вам не удастся ничего разузнать и тем более доказать. Помочь вам смогут лишь спецслужбы, которые займутся расследованием деятельности таможенников. Пока ваша проблема не решена, лучше держаться в тени, чтобы не дать противникам повода для провокации. Если вы не виновны, никто не станет искать вас. Все знают: сами придете. Для сотрудничества со следствием достаточно телефонной связи. Но ваш телефон, скорее всего, будут прослушивать, по нему очень просто определить ваше местонахождение. Поэтому купите новую карточку на чужое имя.

Своими подозрениями о «лазутчике»-заме поделитесь со следствием или же наймите частного детектива, изучайте информацию, поступаемую из альтернативных источников. Но сначала нужно разобраться с таможней. Труднее всего установить причину возникших проблем. Не стоит делать поспешных выводов — так вы можете потерять друзей или усугубить ситуацию. Если никому не доверяете, попробуйте использовать точечную дезинформацию и выяснить пути ее утечки.

Как только выявится связь Кучерова с нечистыми на руку таможенниками, дело приобретет другой оборот. Скорее всего, последует передача денег. Деньги ваши, и есть риск их потерять. Возможно, их придется отдать в качестве благодарности сотрудникам помогающих вам спецслужб. Но сумма значительно уменьшится, а вы укрепите отношения с выручившими вас людьми. Главное, чтобы в следующий раз они не подставили вас.

Эта вымышленная история очень похожа на реальную. В условиях нестабильного общества и всеобщей коррупции, выстраивая легальную, прозрачную логистику, соблюдая чистоту внешнеэкономических сделок, можно максимально снизить любые риски, хотя это требует значительных затрат. Полное же спокойствие, по словам Остапа Бендера, гарантирует лишь «полис Госстрах».

Кирилл Ильин - экс-гендиректор ООО "Балтийское таможенное агентство"

Найти единственно верный выход из сложившейся ситуации непросто. Попробуем тщательно ее проанализировать и дать нашему герою несколько рекомендаций.

Странно, что Горяев и Бобровский запросили у Ерковича такую большую сумму, ведь у них нет никакой возможности повлиять на ход уголовного дела. Значит, это просто-напросто наглый «наезд».

Итак, каковы перспективы такого дела с точки зрения закона? Судя по всему, пресловутый груз декларировался по договору. В этом случае вся вина лежит на Забузове — нерадивом компаньоне Алексея. Тем не менее, согласно таможенному кодексу, брокер несет ответственность вместе с получателем. Субъект ответственности не выявлен, и таможенники на предварительном этапе могут сделать им Ерковича или Забузова. Таким образом, решение конфликта переходит в чисто юридическую плоскость. Ерковичу придется доказать, что он не имеет отношения к контрабанде, а виновно ЗАО «Барс». Ситуация сложилась неоднозначная, и на месте Алексея я бы обязательно поборолся и постарался доказать свою непричастность к темным делам партнера. Правда, возмещать таможенные платежи все равно придется брокеру, то есть «Диаманту». Скорее всего, эта сумма составит половину от стоимости контрабандного товара. И вряд ли она будет соразмерна счету, выставленному коррупционерами. Имеет ли смысл в такой ситуации откупаться? Риторический вопрос.

Есть и второй вариант развития событий. Стоит ли обращаться в милицию? В принципе — да. Но Еркович должен хорошо понимать: там у него потребуют доказать факт вымогательства. Иначе на каком основании обвинять обидчиков? А вот убедить милиционеров в своей правоте ему будет очень непросто. Разумеется, коррупционеры откажутся от своих слов, а у Ерковича они нигде не зафиксированы. Кроме того, вымогатели никогда не берут деньги напрямую, только через посредника, а установить связь между заказчиком и посредником, как правило, очень трудно. Если Еркович не сможет доказать вину Горяева и Бобровского, тогда путь в таможню ему заказан. Я не исключаю, что Алексея вынуждают дать взятку, чтобы «повесить» на него еще одно дело. Тогда неприятности предпринимателя начнут расти как снежный ком. Чтобы не допустить этого, Ерковичу надо обратиться в милицию и плодотворно сотрудничать с ней.

Хочу отметить еще одно обстоятельство. Таможенные органы в десятидневный срок должны передать дело в транспортную прокуратуру, а значит, активно влиять на ход расследования могут только на этапе предварительного следствия. Дальше контролировать процесс разбирательств им будет гораздо сложнее, а манипуляция документами спустя десять дней практически исключена.

Еще один вопрос, который остается открытым: что делать с замом? Но тут пока слишком много неизвестных: неясно, в каких отношениях он с Забузовым и был ли вообще сговор. Ситуация не прояснится до тех пор, пока не поймают Забузова. Поэтому сейчас обвинить Илью не в чем. Если сговор все-таки был, то Еркович окажется в весьма неприятном положении. Если зам и директор «Барса» будут совместно свидетельствовать против него, песенка нашего героя спета.

Таким образом, тучи над Ерковичем могут и сгуститься, и развеяться. Главный совет сейчас: не пороть горячку.