Индекс успеха. Беседа со спортивным врачом Валерием Чеглаковым | Большие Идеи

・ Личные качества и навыки

Индекс успеха. Беседа со спортивным врачом
Валерием Чеглаковым

Оказывается, чтобы добиться успеха в своем деле, таланта и целеустремленности мало. Нужно, чтобы выбранной профессии соответствовали характеристики организма.

Автор: Фалалеев Дмитрий

Индекс успеха. Беседа со спортивным врачом Валерием Чеглаковым

читайте также

Нет нетворкингу

Дэвид Буркус

«Красивые названия поколений с разными буквами лучше не использовать»

Юлия Фуколова

Правила сохранения энергии: жизнь без гонки и стрессов

Тони Шварц

Как помочь коллеге развить эмоциональный интеллект

Энни Макки

Легенда гласит, что, набирая людей в свои войска, Александр Македонский шел мимо строя и хлестал рекрутов по щекам. Одни бледнели, другие краснели. Полководец брал вторых: дрались они как львы, до последней капли крови. Даже если это вымысел, то он довольно правдоподобен. Краснеющие от гнева люди — ваготоники, которые от природы спокойны и практически не подвержены панике.

Главный врач Государственного училища олимпийского резерва города Самары Валерий Чеглаков тестирует спортсменов почти как Македонский. Он разработал метод, с помощью которого устанавливает перспективность того или иного атлета. Впрочем, в последнее время к услугам врача все чаще прибегают люди из бизнеса. Это неудивительно: методика универсальна, она позволяет понять, на своем ли месте находится человек и каких профессиональных высот он сумеет достичь в будущем. О своих исследованиях Валерий Чеглаков рассказал старшему редактору «HBR — Россия» Дмитрию Фалалееву.

— Расскажите, пожалуйста, о своем методе.

— Придя в спорт, я изучил очень много методик. Но ни одна не помогала решать практические задачи при отборе профессиональных спортсменов. Я стал собирать методы, нацеленные на выявление и психологических, и физиологических особенностей человека. Постепенно часть из них отвалилась и выкристаллизовался тест, которым я пользуюсь последние лет двадцать. Тестируя атлета, я уделяю основное внимание нерв­ной системе, которая регулирует и контролирует всю деятельность человека. Исследую три основных блока. Первый — психическая деятельность. Второй — вегетативная нервная система, которая отвечает за жизнеобеспечение организма. Третий — афферентно-эфферентная система и опорно-двигательный аппарат. Чтобы получить полную картину, изучать нужно все три блока. Для этого существует много способов. Это методы клинической диагностики и инструментальные исследования, как простые, так и сложные: электроэнцефалография, газоразрядная визуализация и т.д. По результатам такого тестирования рекомендую, зачислять или нет спортсмена в наше училище.

— Давайте разберем каждый блок. Какая связь между вегетативной системой человека и его успешностью?

— Существует так называемый вегетативный индекс, или индекс ­Баевского. Он показывает, вегетативная нервная система какого типа преобладает у человека: симпатическая или парасимпатическая; рассчитывается по электрокардио­грамме с помощью специальной формулы. Эта методика называется ритмокардиография, и в последнее время ее довольно широко используют в медицине. Вот я открываю карту: смотрите, у этого человека вегетативный индекс — 65 единиц. Это значит, что он может работать практически по любой специальности. Правда, в спорте требования жестче, так что ему показана далеко не каждая дисциплина.

— Как вы это установили?

— Показатель 65 единиц говорит об уравновешенности симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы. Чаще всего они оказывают противоположное воздействие на работу органов: парасимпатическая отвечает за восстановление организма, а симпатическая за мобилизацию. Например, если парасимпатическая замедляет работу сердца и дает ему возможность восстановиться, то симпатическая активизируется в экстренной ситуации: когда нужно спасаться. Если вы окажетесь в опасности и резко побежите, симпатическая будет замедлять работу желудка и кишечника и ускорять работу мозга и сердечно-сосудистой системы.

— То есть обычно симпатическая система спит? — Нет, они находятся в постоян-ном­ взаимодействии, просто в спокойном­ режиме активнее ­парасимпатическая.

— Как это связано с вашими тестами и вегетативным индексом?

— Чем активнее симпатическая система, тем больше индекс. Человек с высокими показателями энергичен, общителен, легко увлекается, быстро мыслит, с низкими — угнетен, вял, пуглив, беден на идеи.

— Получается, что высокий индекс это хорошо?

— Как посмотреть. Для спортсмена, для человека, который занимается­ активной деятельностью, оптимальный вариант — 120—130. Посудите сами: если индекс равен, скажем, 16, он всегда будет вялым, с плохим настроением. Есть же люди, которым вечно все не нравится: то погода плохая, то окружающие не угодили. Вряд ли кто-то захочет с таким человеком общаться и работать. А теперь представьте себе, что он спортсмен или предприниматель и ему нужно быть активным, принимать ответственные решения.

— Ну да, нереально.

— С другой стороны, слишком высокий индекс — тоже крайность. Этого человека переполняют идеи, но он быстро теряет к ним интерес — загорается и тут же остывает. Это не голословное утверждение: тот, у кого высокий индекс, мыслит примерно в два-четыре раза быстрее, чем средний человек, но при этом ему сложнее сосредоточиться и сформулировать мысль.

— А как вы используете собранную информацию в работе?

— Вегетативный индекс спортсмена должен соответствовать определенным показателям, иначе ему в спорте делать нечего. Индекс атлета — примерно от 90 до 180, в идеале 120—130. Но, например, у дзюдоистов разброс больше: от 40 до 280. Если спортсмен не попадает в рамки, едва ли он добьется успеха в своей дисциплине. Вне спорта, зная индекс человека, можно рекомендовать ему идти или не идти в ту или иную профессию: где-то уместна активность, а где-то, наоборот, медлительность и обстоятельность.

— Мне всегда казалось, что для атлета важнее физические данные.

— На эту тему я могу привести много примеров. Тренер по баскетболу приводит трех высоченных парней: 2 метра, 2,10, 2,08. Я их осматриваю и говорю: эти ребята играть не будут. А есть еще один совсем небаскетбольного роста — 168 см. У него «немодельные» физические характеристики, зато подходящие вегетативный индекс, психика, опорно-двигательная система. Он всегда хорошо играл на задней линии, а лет в 17 неожиданно для всех еще и вырос до 182 см. Теперь в Суперлиге, а те высокие, как я и сказал, не заиграли. Вот вам пример попадания в модель.

— Что за модель?

— Чтобы добиться успеха в своей деятельности, человек должен попасть в «коридор» объективных показателей. Соответствуют ли его характеристики специальности, выдержит ли он нагрузку­, стабильны ли его результаты, много ли ошибок будет делать? По статистике пригодных к спорту людей всего 5%. Те, кто оказывается­ в этой группе, должны еще и попасть в жесткую модель. В итоге круг получается очень узкий.

— А как связаны успешность и психика­, которую вы тоже исследуете?

— Как я уже говорил, психика — один из блоков тестирования, это проявление работы той же нервной системы. Генетика, дисплазии (патологическое формирование органов и систем во внутриутробном периоде), повреждения центральной нервной системы (ЦНС) — вот причины, по которым люди оказываются неспособными к той или иной деятельности. По данным органических изменений в ЦНС можно прогнозировать устойчивость человека, даже не проводя психологическое обследование. Вот у меня на столе лежит карта пациента с критическими для его специализации нарушениями ЦНС. Он не станет профессиональным атлетом и уж тем более не достигнет высот в спорте.

— Почему?

— В спорте есть такие понятия, как плюс-старт и минус-старт. Плюс-старт — это когда человек показывает на тренировке хороший результат, а на соревновании — еще лучше. А есть минус-старт: в зале демонстрирует чудеса, а официальное выступление проваливает.

— Разве это не вопрос уверенности или неуверенности в себе?

— Нервная система спортсмена определяет его стабильность. И если она неустойчива, то атлет никогда не добьется успеха. От состояния нерв­ной системы во многом зависит уровень нагрузок, который человек способен выдержать.

— Границы, которые задают вегетативный индекс и показатели нервной системы, очень жесткие?

— Почему, есть разные виды спорта: в одних диапазон широкий, в других не очень. Например, в фехтовании рамки не такие жесткие, а вот в игровых видах спорта — узкие.

В каждом виде есть дополнительные важные показатели, не соответствуя которым успеха не добиться.

— Выходит, можно чуть ли не предсказывать ход спортивных поединков?

— Есть врачебная тайна, и некоторыми данными я не делюсь ни с тренерами, ни со спортсменами. Забавно бывает смотреть соревнования. Предположим, идет поединок и я знаю противников. Или хотя бы одного из них. Первый быстрый, ловкий — симпатотоник, второй, наоборот, ваготоник — думает и реагирует медленно.

В дзюдо учат: прежде чем сделать бросок, надо совершить обманный прием. Быстрый так и поступает: одно ложное движение, второе, третье. А ваготоник не реагирует — не успевает. В итоге симпатотоник сам устает от своих действий, а медленный делает захват и удачно бросает. Или другой пример. С тем же ваготоником выходит бороться молодой спортсмен. Он на таких соревнованиях впервые и жутко боится. Парень тут же забывает, чему его учили: подходит и без всяких обманных действий бросает медлительного. Тот не успевает среагировать. Конечно, когда я это вижу, мне становится смешно, насколько все предсказуемо.

— Попробую суммировать: спортсмен, вегетативный индекс и состояние нервной системы которого не соответствуют его специализации, никогда не добьется успеха, так?

— Все верно. Это относится не только к спорту, но и к бизнесу. Точно так же я тестирую предпринимателей — мне интересно, как методика работает в разных областях. Вот недавно «смотрел» главного бухгалтера большого предприятия: вегетативный индекс у нее оказался 4500 единиц. Это самый высокий показатель, который я встречал. Эта женщина — ярко выраженный симпатотоник: она ночами не спит, ее одолевают страхи. По-хорошему, ей противопоказана ответственная работа. И таких случаев множество: по статистике из десяти человек только двое находятся на своем месте. Получается, оставшиеся восемь, даже если и преуспевают, дается им это за счет здоровья.

— Так значит, выйти за рамки все-таки можно?

— Да. Но чуть-чуть и ценой значительных усилий. У человека с вегетативным индексом 1000 единиц, скажем, мыслительный процесс в четыре раза интенсивнее, чем у среднестатистических людей.

У него море идей, в котором он сам часто захлебывается. В результате от наплыва к концу дня он теряет внимательность, допускает все больше и больше ошибок. Если он работает на ответственной должности, ­приходится компенсировать «недостатки» упорством, ночными бдениями. Конечно, это сказывается на здоровье. До поры до времени все будет в порядке, но, если загружать его больше, станет болеть, начнут выходить из равновесия все системы: и психика, и вегетатика, и опорно-двигательный аппарат. Если уж этот специалист не собирается менять сферу деятельности, ему нужно хотя бы регулярно восстанавливаться. Люди из бизнеса часто обращаются ко мне с подобными просьбами.

— Каждому виду спорта соответствует модель. В бизнесе что-нибудь похожее есть?

— Модели есть, и очень интересные. С помощью моих тестов можно установить, насколько человек им соответствует, подходит ли он на те или иные должности. Кстати, у разных звеньев менеджмента модели неодинаковые.

— Чем же они отличаются?

— Смотря какие показатели брать. По моим наблюдениям, если человек находится на высоком уровне иерархии, то, как правило, у него хорошая нервная система. Вегетативный индекс руководителей тоже лежит в четких границах — примерно как у дзюдоистов.

— Кстати, куда в вашей схеме попадают лидеры?

— Лидеры — это всегда симпатотоники, все показатели у них не ниже средних.

— Можно ли изменить вегетативный индекс и характеристики нервной системы? — Да, хотя и незначительно. В изучении некоторых вопросов медицина продвинулась далеко, но поле для деятельности все еще очень большое. А вообще моя карта — это дефектологическая ведомость, которой можно руководствоваться при профессиональном отборе, а также при составлении плана реабилитации.