Гендиректор Volkswagen Group: «Моим долгом было помочь компании» | Большие Идеи
Лидеры

Гендиректор Volkswagen Group: «Моим долгом было помочь компании»

Александр Губский / "Ведомости"
Гендиректор Volkswagen Group: «Моим долгом было помочь компании»
hbr.org

Маттиас Мюллер возглавил Volkswagen Group ровно год назад – в разгар самого тяжелого кризиса в истории одного из крупнейших автопроизводителей в мире. В сентябре 2015 года выяснилось, что VW Group на протяжении многих лет фальсифицировала показатели вредных выбросов своих дизельных двигателей в США и Европе и эти махинации могут стоить компании десятки миллиардов евро. Скандал, получивший название «дизельгейт», привел к многочисленным перемещениям в топ-менеджменте группы, включая отставку гендиректора VW Group Мартина Винтеркорна. Его место 25 сентября занял Мюллер – руководитель Porsche, одного из брендов группы. Не все топ-менеджеры VW Group, которым предложили исправлять ошибки других, согласились расчищать эти авгиевы конюшни. Например, руководитель Skoda Винфрид Фаланд, которому предложили возглавить новое североамериканское подразделение VW Group, отказался и покинул группу. Маттиас Мюллер не испугался взвалить на себя этот груз.

Ему досталось тяжелое наследство. В США репутация группы и ее ключевых брендов – Volkswagen, Audi и Porsche – разрушена. Ведь немцы продвигали свои дизельные автомобили, до того непопулярные в США, как самую передовую и экологичную технологию – и достигли успехов: число проданных Volkswagen, Audi и Porsche с дизельными двигателями перевалило за полмиллиона. Но оказалось, что немцы просто обманывали клиентов. Понять, что теперь о VW думают в США покупатели и особенно дилеры (сами американцы иногда иронично называют себя «нацией продавцов подержанных машин»), можно, зайдя на сайт ведущего профильного издания США Automotive News. Там существует постоянно действующий раздел, посвященный дизельгейту, озаглавленный Deceit and disgrace («Обман и позор»).

По словам Мюллера, VW Group надеется достичь договоренности с американскими регуляторами о размере штрафа до конца года. Аналитики сходятся во мнении, что штраф будет многомиллиардным, но не угрожающим самой жизни компании (на 30 июня 2016 года группа аккумулировала наличность в размере 28,8 млрд евро). В Европе, по словам гендиректора VW Group, ситуация у автопроизводителя легче – группа ведет конструктивные переговоры с регуляторами, а в России проблем у группы нет (так как в стране до сих пор действуют экологические нормы «Евро-4»).

Параллельно переговорам с регуляторами Мюллер и его новая команда реформируют организационную структуру VW Group, чтобы сделать ее менее бюрократичной, и проводят ревизию процессов создания новых автомобилей в группе. О том, как идет эта работа, Маттиас Мюллер рассказал в интервью. В разговоре, который проходил на Парижском автосалоне, также принял участие генеральный директор Volkswagen Group Rus Маркус Озегович.

– Вы были назначены гендиректором Volkswagen Group ровно год назад. Какие главные задачи вы с тех пор сформулировали для группы, как собираетесь их решать?

– Главной темой этих 12 месяцев была ситуация вокруг дизельных двигателей. Мы ведем очень конструктивный диалог с регуляторами в Германии, Бельгии и Америке. Мы надеемся, что решение [о том, какое наказание должна понести Volkswagen Group] будет найдено до конца этого года. Это очень важно, потому что нам нужна определенность, чтобы выстраивать планы на будущее.

Вторая важная тема – реорганизация нашей группы. У нас были слабые места в организационной структуре и в корпоративной культуре. Я и моя команда разработали программу Strategy 2025, которая была обнародована в середине этого года. И теперь мы осуществляем конкретные мероприятия, чтобы изложенное в этой программе стало реальностью.

Приведу несколько примеров того, что мы делаем.

Одно из важнейших направлений – это децентрализация нашей группы, чтобы у руководителей брендов и региональных подразделений появилось больше полномочий. Нам нужно изменить нашу корпоративную культуру, потому что у нас была очень тяжелая, очень бюрократическая и очень иерархичная структура.

Следующее направление – ревизия модульной структуры, которая у нас существует (у Volkswagen Group, как и у других производителей, разработано несколько модулей – универсальных платформ автомобилей, на которых, используя разные компоненты, можно строить автомобили разных классов под разными марками. – прим. ред.).

И кроме того, новый вызов, который перед нами стоит, – цифровизация автомобильной индустрии и новая мобильность. Чтобы ответить на него, мы решили создать новый, 13-й бренд в нашей группе, который возглавил Оле Хармс; официальное представление этого бренда, который будет олицетворять новую мобильность, состоится в ближайшие недели.

А перед господином Озеговичем стоит задача сформировать стратегию для группы в России и СНГ.

– В течение последнего года, наблюдая за чередой отставок, увольнений и перемещений топ-менеджеров в Volkswagen Group, я всегда хотел спросить у вас: зачем вы согласились занять вашу нынешнюю должность? Вы были гендиректором Porsche – знаменитой и успешной компании, у вас все было хорошо. Для чего было взваливать на себя эту ношу и принимать руководство Volkswagen Group в столь сложный для группы период?

– Действительно, в Porsche у меня все было хорошо, но моим долгом также было помочь компании и принять на себя руководство в трудной ситуации. Так как расследование еще не закончено, я пока не могу дать более подробные комментарии.

– Если анализировать, что пишут о Volkswagen Group СМИ в разных частях света, создается впечатление, что ваша группа сейчас существует в трех разных вселенных, отношение к вам у регуляторов в разных частях света разное: у группы большие проблемы с властями и покупателями в Северной Америке, у группы есть проблемы в Западной Европе, и у вас нет проблем в России и в Китае. Это верное представление?

– В Китае было продано всего около 2000 дизельных автомобилей. В России доля проданных дизельных автомобилей – всего 3%, и официальные требования к автомобилям по экологичности – только «Евро-4» [которым все автомобили Volkswagen Group удовлетворяют].

Вопреки утверждениям ряда СМИ, у нас нет проблем в Европе. В Европе и в некоторых других регионах мы уже начали сервисную кампанию и внедрение технических решений. В США у нас конструктивные дискуссии с регуляторами о том, как технически может быть решена проблема. И, как я уже сказал, мы ждем, какое решение вынесут американские регуляторы: мы ожидаем этого решения в этом году.

– Инвесторы подали в суд города Брансвик, где зарегистрирована штаб-квартира Volkswagen Group, иски на общую сумму в 8,2 млрд евро. По сообщению минюста США, ваша группа согласилась выплатить более $15 млрд, чтобы снять претензии со стороны федеральных регуляторов, штатов и владельцев дизельных автомобилей. Вы также зарезервировали до $10 млрд на выкуп скомпрометированных 2-литровых дизельных двигателей и согласились перечислить $2,7 млрд в фонд защиты окружающей среды. Кроме того, американские дилеры, по данным Automotive News, требуют от вас $1,2 млрд для компенсации своих убытков. Сколько всего Volkswagen Group может заплатить за дизельгейт?

– Мы не знаем. Мы ведем дискуссии с регуляторами, чтобы ситуация с дизельными двигателями разрешилась как можно скорее. Мы сделали соответствующие резервы для покрытия тех рисков, которые мы можем предвидеть, в связи с ситуацией вокруг дизельных двигателей.

– Как вы собираетесь возрождать репутацию брендов Volkswagen, Audi и Porsche в США?

– Нам нужно выучить уроки. Нужно налаживать отношения с клиентами и дилерами, нужно предлагать новые хорошие машины и нужно иметь терпение. Мы потеряли доверие за одну ночь, и теперь требуются месяцы и годы, чтобы вернуть его.

– Я прочел много статей, авторы которых предлагали свои объяснения, как и почему стал возможен дизельгейт. Я и сам написал пару колонок на эту тему. И все-таки для меня неясным остается главное: почему эти фальсификации покрывались на протяжении столь длительного времени, почему никто из топ-менеджмента не восстал против нарушений? Ведь это математическая задачка для начальной школы: чтобы установить дополнительное оборудование, которое позволяло бы удовлетворить требованиям регуляторов по выбросу вредных веществ, вам нужно было бы потратить сотни миллионов долларов. Но неизбежные штрафы и компенсации за фальсификацию данных – а у компании такого размера, как Volkswagen Group, не было никаких шансов сохранять эту ситуацию в тайне вечно, – составят десятки миллиардов долларов. Почему никто из топ-менеджмента компании не сказал: «Господа, нарушать правила не имеет никакого экономического смысла, чистые финансовые потери будут на порядки больше, не говоря уже о репутационном ущербе компании»?

– Хороший вопрос. Юридическая компания Jones Day ищет ответ на него уже 12 месяцев. Мы передали им миллионы документов, они провели сотни, а может, и тысячи интервью с сотрудниками. И я, так же как и вы, жду ответа на этот вопрос.

– Каким образом вы собираетесь перестраивать управленческую структуру компании?

– В соответствии с программой TOGETHER – Strategy 2025 мы начали самый масштабный в истории компании процесс изменений. Мы фундаментально трансформируем наш основной бизнес, методично концентрируясь на технологиях будущего и на будущих рынках. Вместе с тем мы должны стать более прозрачными, более открытыми критике, более сфокусированными, эффективными и инновационными, при этом более ориентированными на клиентов. Это огромные изменения в корпоративной культуре.

– В прошлом году, как мы помним, между крупнейшими акционерами Volkswagen Group были серьезные разногласия по поводу управления группой и дальнейших путей ее развития. Сегодня вы чувствуете, что главные акционеры едины, ощущаете их поддержку?

– В сентябре прошлого года дискуссии у нас были каждый день. Сегодня мы едины.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Экономика истинных издержек
Риджвэй Рик,  Шуинар Ивон,  Эллисон Джиб