Великие предприниматели прошлого. Павел Шелапутин | Большие Идеи

・ Лидеры

Великие предприниматели прошлого.
Павел Шелапутин

История из цикла о людях, чьи судьбы были полны перипетий, а бизнесы оказались прорывными для своего времени

Автор: Мария Макарушкина

Великие предприниматели прошлого. Павел Шелапутин
Фото: Joanna Kosinska / Unsplash

читайте также

Бизнес-план, который убедит инвестора

Залман Уильям

Осторожно, катастрофа: как компании вынуждают сотрудников нарушать закон

Рон Каруччи

Проявите нетолерантность!

Юргенс Игорь

От защиты — к нападению: как развиваться российским горнодобывающим компаниям

Сергей Алябьев,  Яков Сергиенко

Последние несколько лет, когда кризисы один за другим накрывают мир, я не раз задумывалась о том, почему некоторым руководителям, предпринимателям удается подхватить волну и преодолеть шторм, а других уносит в небытие. Какие личностные черты позволяют людям противостоять трудностям и добиваться успеха даже в самые тяжелые времена? Как события и обстоятельства жизни человека определяют его подходы к делам и, в конечном счете, его успех?

Чтобы найти ответы на эти вопросы, я решила изучить биографии предпринимателей прошлого, чьи судьбы были полны перипетий, а бизнесы оказались прорывными для своего времени. Я стала анализировать жизни этих людей с точки зрения психолога и специалиста по индивидуальной оценке. В результате получилась серия статей.

***

Второй герой цикла — Павел Григорьевич Шелапутин, предприниматель, промышленник, новатор, благотворитель и меценат, человек необыкновенной судьбы. Семейный сценарий успеха позволил ему развить фамильное дело и стать богатейшим предпринимателем своего времени. Будучи прекрасно образованным и культурным человеком, понимающим важность просвещения, он занимался благотворительностью: открыл множество учебных и медицинских заведений, часть из которых существует по сей день. Скромного, трудолюбивого, идеалиста по натуре, Шелапутина всю жизнь преследовал семейный рок.

Семейные сценарии

Семья, в которой в 1848 году родился Павел Шелапутин, была зажиточной, «на хорошем счету» не только в купеческой среде, но и у государства. Дед Павла, Антипа Дмитриевич, вместе со своим братом Прокопием жертвовал немалые деньги на поддержание русского войска во время войны 1812 года, а затем и на возрождение сожженной Москвы.

Павел был третьим и младшим сыном в большой семье Григория Антиповича, который, как и его старшие родственники, активно развивал шелковый бизнес. Помимо братьев, у Павла было четыре сестры. Несмотря на ограничения, связанные со «старой верой» (Шелапутины были старообрядцами, но Павел в зрелом возрасте перешел в традиционное православие), детям дали хорошее образование. К ним приходили лучшие в Москве учителя, они изучали не только науки, но и искусство. Павел, например, всю жизнь любил играть на скрипке и позже даже учился у Юлия Гербера — известного скрипача и дирижера Большого театра. Казалось бы, всем членам семьи обеспечена благополучная и радостная жизнь. Но тут вмешался семейный сценарий.

В психологии семейные или родовые сценарии определяются как повторяющиеся из поколения в поколение значимые события или особенности поведения некоторых членов семьи. Эти события имеют неотвратимый предсказуемый итог, и поведение попавших в сценарий людей тоже будто запрограммировано и определено. Сценарии передаются следующему поколению в виде семейных историй, легенд, тайн и, главное, событий. Иногда явно, иногда подспудно, на подсознательном уровне. Попавший в «сценарные цепи» человек может этого не осознавать.

Эрик Берн, психолог, разработавший понятие семейного сценария, утверждал, что каждый ребенок сам осуществляет бессознательный выбор в пользу того или иного исхода собственного жизненного сценария. Делает он этот выбор под воздействием разных факторов: родительских предписаний, наблюдений за поведением других членов семьи, происходящих в семье событий, рассказов (или нарочитых умалчиваний) о семейных секретах — а также на основании собственных ранних впечатлений, страхов, надежд, переживаний и ощущений.

Сценарии бывают позитивные, счастливые, а бывают трагические, горестные. Все слышали про семейные «проклятья», повторяющиеся болезни, зависимости, роковые ошибки, воспроизводящийся травмирующий опыт предков. «Мы продолжаем цепочку поколений и оплачиваем долги прошлого. Независимо от нашего желания, независимо от нашего осознавания «память предков» подталкивает нас к повторению приятного или травмирующего опыта, высокого или удручающе низкого качества жизни, к нелепо случайной или трагически насильственной смерти, вплетая в наши судьбы отголоски давно прошедших и даже давно забытых событий», — пишут психотерапевты Виктор Макаров и Галина Макарова в книге «Транзактный анализ — Восточная версия».

Порой в одной семье сочетаются разные, даже противоположные сценарии. Именно это происходило в семье Шелапутиных. В ней сплелись два сценария. Один — делового успеха и финансового процветания, другой — смертельный. Оба сценария преследовали Павла Григорьевича всю жизнь.

Шелапутин был еще ребенком, когда неожиданно один за другим скончались его дед, отец и брат Петр. Мать, обеспеченная вдова, вскоре вышла замуж за купца Дмитрия Калашникова, который по-отечески нежно отнесся к детям жены. Через несколько лет внезапно умер второй брат Павла — Григорий. По купеческой традиции весь капитал достался наследнику по мужской линии. Младший сын Павел волею судеб оказался единственным хозяином процветающего предприятия и внушительного состояния.

Финансовый успех

Павел начал умело реализовывать сценарий успеха. В 26 лет он стал учредителем, директором и председателем правления Товарищества мануфактуры бумажных изделий в подмосковной Балашихе. Работал он с большим рвением, проводя много времени в цехах, без устали разбираясь во всех производственных вопросах, решая проблемы и изыскивая ключевые рычаги роста. Современники утверждали, что Павел Григорьевич был сообразителен, предприимчив, решителен и в то же время наблюдателен, внимателен, вдумчив. И неизменно деликатен и отзывчив.

Под его руководством к началу ХХ века мануфактура превратилась в одно из крупнейших текстильных производств страны с трехсоттысячным штатом сотрудников и годовым оборотом в 5 млн рублей. Шелапутин не жалел денег на обучение сотрудников — действующих и будущих. В поселке, где жили рабочие, он построил гимназию и два профессиональных училища. «Передовики производства» ездили стажироваться за границу. Также он выделил немалые деньги на создание в Балашихе домов с недорогими квартирами для сотрудников мануфактуры и богадельни, где жили ушедшие с предприятия по старости или болезни рабочие и люди, лишившиеся по разным причинам крыши над головой. К приятным новшествам, появившимся благодаря стараниям Шелапутина, также относились футбольная команда и оркестр духовых инструментов.

Павел Шелапутин был полон энтузиазма. Он работал не покладая рук, изучал производства и рынки, расширял деловые связи. Он сделал серьезные и, как оказалось, выгодные инвестиции в строительство так называемых Средних торговых рядов в центре Москвы, в Зарядье. Благодаря его вложениям и хлопотам здания торговых рядов (их главная функция — хранение привозимых купцами и продаваемых товаров) были оборудованы новейшей по тем временам системой отопления, вентиляцией, большими лифтами для подъема грузов и даже собственной электростанцией. В итоге прибыль Шелапутина от этих вложений значительно превзошла ожидаемую.

Павел Григорьевич владел в Москве несколькими домами, которые он выгодно сдавал в аренду. Одно из таких зданий находилось тут же, в деловом квартале на Ильинке.

Окруженный с раннего детства предприимчивыми родственниками, слышащий их разговоры, рассуждения, истории, Шелапутин «выбрал» сценарий финансового успеха, впитал напутствия, установки и правила, которые помогли ему в дальнейшем этот сценарий достойно реализовывать. Конечно, семейный капитал был внушительный, и Павлу в профессиональной жизни стартовать было легче, чем другим. Но он все равно много учился, во все вникал, работал на совесть. В итоге каждое его деловое решение приносило немалый доход — а решения он принимал уверенно и регулярно. Сравнение «богат, как Шелапутин» до революции 1917 года было общеизвестным.

Благотворительность

Павел Григорьевич понимал: если удалось неплохо заработать, нужно отплатить за удачу, поделиться, сделать что-то полезное для тех, кому повезло меньше, и для общества в целом. За свою благотворительную деятельность в конце XIX века Павел Григорьевич снискал не только известность, но и глубокое уважение.

Заниматься благотворительностью Павел Григорьевич начал рано. В семье были примеры отца и деда, а также усвоенная с младых ногтей установка: каждый должен постоянно делать добрые дела.

В 1869 году Шелапутин купил подмосковное имение «Покровское-Фили», поскольку его не очень здоровая жена нуждалась в свежем воздухе. Он сразу открыл горожанам доступ в прилежащий к дому парк и основал неподалеку небольшой приют для неизлечимых больных, чтобы те могли больше бывать на воздухе. Позже он построил там лечебницу, в которой любой мог бесплатно получить консультацию врача и необходимые лекарства.

Испытывая пиетет перед работниками медицины и их важной миссией, Шелапутин жертвовал немалые деньги Московской глазной клинике, Басманной и Алексинской больницам, земской больнице в Тульской губернии. Он построил и финансово поддерживал до сих пор существующий на Большой Пироговской улице в Москве гинекологический лечебный и научный центр, который назвал в честь своей матери, Александры Петровны Шелапутиной. Директором центра стал выдающийся врач и близкий друг Шелапутина — Владимир Федорович Снегирев. Павел Григорьевич понимал значимость научной деятельности и охотно вкладывал деньги в научные изыскания Снегирева по лечению радием.

Будучи человеком всесторонне образованным, интересующимся искусством, Шелапутин не оставил без внимания Музей изобразительных искусств (до революции носивший имя Александра III) и принял финансовое участие в покупке экспонатов и обустройстве залов древнегреческой скульптуры. Он радел за то, чтобы общество было здоровым, сытым и культурным, и старался воплощать в жизнь свои идеалистические стремления. Шелапутин даже пожертвовал один из домов на 1-й Рогожской улице Московскому обществу трезвости и открыл там уютные чайные комнаты с читальней, прообразы сегодняшних кофеен. Еще одно увлечение именитого купца — благотворительные обеды для разных городских сословий. В конце XIX века в Москве появилось выражение «накорми меня по-шелапутински», то есть вкусно и обильно.

Проживая часть года с семьей в Ялте (именно Шелапутины стали последними частными владельцами знаменитого Ласточкиного гнезда), Павел Григорьевич давал деньги на строительство местной гимназии, храма, санатория. Его участие не ограничивалось пожертвованиям. Он был старостой нескольких церковных приходов и проводником новых идей в жизнь большинства своих детищ — учебных, медицинских, культурных учреждений, приютов. Он находил самое передовое оборудование и закупал его, снабжал основанные им училища и читальни новыми книгами, современными учебниками.

Павел Григорьевич отличался скоромностью, неприхотливостью и бытовой простотой. По словам современников, «Шелапутин был миллионером, но одевался просто и по внешнему виду почти не отличался от крестьянина. Часто можно было видеть на Филях его покосившуюся на один бок бричку, в которой мерно покачивался Павел Григорьевич со своей женой». А вот еще цитата из журнала «Нева» 1914 года: «Павел Григорьевич среди многих меценатов выделялся, во-первых, широким размахом своей благотворительной деятельности, а во-вторых, изумительной скромностью: его благотворительность и просветительская деятельность выражаются огромной суммой в 8 млн руб. (если не более), но он умел ставить себя в тень — о нем мало говорили, и получалось такое впечатление, будто основанные им замечательные учреждения вырастали сами собой».

За выдающуюся благотворительную деятельность Шелапутин был удостоен потомственного дворянства.

Смертельный сценарий

Павел Григорьевич женился довольно рано — на дочери купца Алексея Медынцева. У них родилось пятеро детей, двое из которых умерли во младенчестве. Осталось три сына — Григорий, Анатолий, Борис. Шелапутин заботился о качестве образования детей, помогал им встать на ноги. По праздникам собирал родственников на даче, в своем имении в Филях. По воспоминаниям современников, он очень любил семью.

Все три сына Шелапутина безвременно ушли из жизни. Григорий — талантливый, перспективный художник — внезапно умер в 26 лет. Это случилось в 1898 году. В память о нем Павел Григорьевич основал в Москве гимназию для мальчиков и три ремесленных училища. Все учебные заведения имени Григория Шелапутина быстро стали востребованными и престижными.

В 1906 году от воспаления легких умер Анатолий — музыкант, имевший абсолютный слух и прекрасную память. Говорили, что, посетив оперный спектакль, он мог дома без труда повторить услышанную музыку. На момент смерти ему был 31 год. В его память Павел Григорьевич учредил Педагогический институт имени Анатолия Шелапутина, где не только обучали будущих преподавателей, но и открыли программу повышения квалификации для работающих учителей. Этому же институту Шелапутин передал библиотеку уникальных изданий.

Охваченный горем, Павел Григорьевич Шелапутин не замкнулся в себе. Ему хватило силы духа, сердечной доброты и верности лучшим купеческим традициям (делиться и помогать), чтобы оплакивать страшные потери через благие дела и деятельную готовность созидать, взращивать, развивать.

Сын Борис умер в 1913 году, в 42 года. Это был веселый, легкий человек с широкими интересами и талантами — театральными, поэтическими. Отец отдал в Министерство народного просвещения крупную сумму на создание в память о Борисе женской учительской семинарии, для строительства которой он выделил участок в собственном имении в Филях. Начавшаяся Первая мировая война не позволила этому плану осуществиться.

Сам Павел Григорьевич умер через год в Швейцарии, где он проходил лечение. Похоронили его в Москве, как было обозначено в его завещании: «Прошу похоронить меня просто и скромно на Рогожском кладбище, где похоронены мои дети и где должна быть похоронена и жена моя». Смертельный сценарий завершил свою страшную жатву.

Психологи знают, что негативные сценарии либо в конце концов сами себя исчерпывают, утрачивают энергию либо прекращают свое действие после глубокой психологической проработки. Для этого можно, например, использовать технику семейных расстановок или изучать прошлое своего рода, искать его тайны и смыслы, расшифровывать с помощью психолога известные трагические случаи. Тогда сценарий начинает сходить на нет, лишается силы, уходит из «семейного бессознательного».

Прямая мужская линия Шелапутиных оборвалась со смертью внука купца в 1995 году. Названный в честь деда, Павел Анатольевич Шелапутин (Анатолий, единственный из сыновей Павла Григорьевича, успел жениться и завести детей) прожил долгую, тяжелую трудовую жизнь, далекую от широкого делового размаха, финансовых успехов и головокружительных проектов. Известно, что после революции его непролетарское происхождение мешало молодому образованному человеку найти достойную работу. Это было в том самом городе, который так любил, улучшал, развивал его знаменитый дед. Сценарий делового успеха и финансового благополучия, реализовавшийся в нескольких поколениях семьи Шелапутиных, тоже оказался исчерпан.

***

Купец Павел Шелапутин развивал бизнес, умело распоряжался своими средствами, используя смекалку, предприимчивость, эрудицию. Высокие амбиции, масштабность замыслов заставляли его искать новые рынки, создавать предприятия, постоянно идти на эксперимент, выстраивать доверительные отношения, доказывать делом надежность своих слов и обещаний. Главная идея, которой он следовал всю жизнь, — в том, что возможность отдавать, творить, помогать, делать других счастливыми, приносит человеку гораздо больше удовлетворения, чем личное богатство.