Великие предприниматели прошлого. Савва Мамонтов | Большие Идеи

・ Лидеры

Великие предприниматели прошлого.
Савва Мамонтов

История из цикла о людях, чьи судьбы были полны перипетий, а бизнесы оказались прорывными для своего времени

Автор: Мария Макарушкина

Великие предприниматели прошлого. Савва Мамонтов
Фото: Joanna Kosinska / Unsplash

читайте также

Грубость нанимателей вошла в моду

Анна Кример

Проверка для ИИ

Вик Катьял,  Джеймс Гуща,  Лиад Рахван,  Мануэль Себриан,  Уилл Байбл

OpenAI и идеологический тип агентского конфликта

Амина Мусаева

Лучший способ найти нового гендиректора

Грегори Нейджел,  Клаудио Фернандес-Араос,  Кэрри Грин

Последние несколько лет, когда кризисы один за другим накрывают мир, я не раз задумывалась о том, почему некоторым руководителям, предпринимателям удается подхватить волну и преодолеть шторм, а других уносит в небытие. Какие личностные черты позволяют людям противостоять трудностям и добиваться успеха даже в самые тяжелые времена? Как события и обстоятельства жизни человека определяют его подходы к делам и, в конечном счете, его успех?  

Чтобы найти ответы на эти вопросы, я решила изучить биографии предпринимателей прошлого, чьи судьбы были полны перипетий, а бизнесы оказались прорывными для своего времени. Я стала анализировать жизни этих людей с точки зрения психолога и специалиста по индивидуальной оценке. В результате получилась серия статей.

***

Третий герой цикла — Савва Иванович Мамонтов. Его судьба — наглядный пример того, как востребованный бизнес, успешные деловые проекты неожиданно могут закончиться банкротством, провалом, разорением. И одна из причин краха кроется в психологии нашего героя.

Первые шаги

Савва Мамонтов родился в 1841 году в Тобольской губернии в многодетной купеческой семье. В доме его родителей всегда любили искусство, ценили интересные разговоры, частыми гостями были ссыльные декабристы. Устойчивое финансовое положение позволило Мамонтовым переехать в Москву. Глава семьи, Иван Федорович, помимо традиционных купеческих бизнесов (винные откупа, текстиль), занялся новым по тем временам делом — развитием железнодорожного сообщения. Он быстро завел знакомства как в столичной деловой среде, так и в среде деятелей культуры.

Своим детям Иван Федорович дал разностороннее образование. Савва рано почувствовал вкус к скульптурному делу, вокальным упражнениям, литературе. Родители брали детей на театральные представления, регулярно приглашали в гости ярких людей. Благодаря этому у Саввы появилось много интересов. Отец же терпеливо направлял его на деловую стезю: старший сын казался родителям безответственным и ветреным, второй был не очень здоров. Жребий пал на третьего, Савву.

Савва начал учиться на юридическом факультете Петербургского университета, затем перешел в Московский. Окончил курсы в Горном институте. Был всерьез увлечен вокальным искусством, живописью и больше всего — театром. Известно, что в студенческие годы он играл в одной из пьес Островского вместе с самим автором.

Вкус к бизнесу Савва ощутил позже, когда оказался по настоянию отца в длительной командировке в Закаспийском торговом товариществе в Баку и Персии. Там он закупал керосин, а также диковинные для Москвы восточные товары. И вел не менее экзотический образ жизни — ездил на верблюдах, учился пользоваться холодным оружием, знакомился с местной культурой.

С присущими его натуре энергией и страстью Савва пробовал себя в разных сферах, ипостасях и ролях — не только сценических. Говорят, он даже был активным участником революционного кружка. Правда, недолго.

Субличности

В психологии существует понятие «субличность». Это отдельная, полноценная и по-своему автономная психическая структура, живущая и действующая внутри человека. Феномен субличностей исследовал и ввел в практику итальянский психолог Роберто Ассаджиоли. Он определял субличность как «совокупность установок, поведенческих стереотипов, верований, влечений и т. д., которая обретает целостную различимую форму лишь в нашем сознании». Эти части личности формируются в связи с различными жизненными обстоятельствами (например, в результате внутренних конфликтов, травм, как последствия внешних событий, как способ адаптации к новым обстоятельствам) и выполняют во внутренней структуре человека разные функции — чаще всего защитные. Иногда они возникают в ответ на естественные изменения — например, при появлении в жизни человека новых социальных ролей.

У каждой субличности свои цели, характер, эмоциональный статус, образ мыслей, стратегия поведения. Порой мягкий приветливый человек в критической ситуации становится своей противоположностью, а динамичный экстраверт может в определенных случаях преображаться то в созерцательного притихшего меланхолика, то в сосредоточенного на задаче аналитика. И мы сами удивляемся неиссякаемым возможностям и тайнам своего внутреннего устройства. С одними своими субличностями мы хорошо знакомы, с другими сталкиваемся реже и не радуемся их проявлениям. Некоторые из них помогают нам справляться с трудностями, а некоторые нас в эти трудности затягивают.

Савва Мамонтов был сложным многосторонним человеком, а значит, субличностей у него было немало. Иногда они входили в противоречие друг с другом, иногда гармонично сочетались — а порой одна из субличностей выходила на первый план и определяла поведение «хозяина». Именно это привело Савву Ивановича на пике блестящей предпринимательской карьеры к банкротству и жизненной катастрофе.

Субличность «предприниматель»

Савва наконец почувствовал себя бизнесменом. Из Баку он поехал по торговым делам в Италию, в Милан. Отец был несказанно рад, что сын занялся серьезным делом, и поощрял его своей благосклонностью и советами. Однако в Италии Савва находил время и для художественных занятий, посещения оперы, участия в постановках театра «Ла Скала». К тому же Милан принес Савве судьбоносную встречу с Елизаветой Сапожниковой, девушкой из купеческой семьи, которая вскоре стала его женой.

Вернувшись в Россию, Савва продолжил много работать. Семейные связи и богатое приданое жены открывали перед молодым бизнесменом новые горизонты. В Китай-городе он открыл магазин по продаже шелковых тканей, потом активно включился в развитие все более амбициозных проектов. Беспрецедентный рост производства и торговли в России и широкий круг знакомств способствовали быстрому продвижению Саввы в деловом мире. Но главными факторами успеха были его личные качества — дисциплинированность, общительность, энергичность, целеустремленность, амбициозность, напористость и удивительное для эмоциональной натуры хладнокровие в серьезных вопросах. Характер, воспитание, семейные ожидания, благоприятные внешние возможности сформировали одну из ключевых субличностей Мамонтова — «предприниматель».

Вскоре Савва вслед за отцом переместил фокус внимания на развитие железных дорог. «Попав раза два макушкой в потолок тарантаса, я внутренне убедился, что железная дорога от Ярославля до Вологды необходима», — писал он после одного из своих путешествий.

В 1869 году Савва возглавил семейное дело — управление Северной железной дорогой. Его вдохновляла идея добраться до таких далеких мест, как Архангельск и Мурманск, — то есть провести туда железнодорожные пути. Чтобы заинтересовать инвесторов, Мамонтов проявил недюжинную фантазию. На Нижегородской выставке 1896 года он представил павильон, посвященный Крайнему Северу. Его оформили друзья Мамонтова — художники Константин Коровин, Михаил Врубель. Знатных посетителей, в том числе императора Александра II, встречал диковинный по тем временам живой тюлень по имени Васька. Затраченные усилия окупились с лихвой — государственное финансирование прорывных идей по прокладке железной дороги было обеспечено.

Занимался Мамонтов и строительством Донецкой каменноугольной дороги. Он хотел построить еще несколько протяженных железных дорог — в том числе от Петербурга до Вятки и от Томска до Ташкента. Он также производил шпалы, паровозы и железнодорожные вагоны для нужд открывающихся путей, вкладывался в создание инфраструктуры вокзалов — как существующих, так и на новых направлениях. Для реконструкции и модернизации Ярославского вокзала он пригласил выдающегося архитектора Федора Шехтеля.

Бизнес Мамонтова рос: он торговал лесом, приобретал новые производства — и все это с размахом, удовольствием, успехом.

Мамонтов умел мыслить стратегически, а значит, видел выгодные возможности и смело шел на просчитанный риск. Охотно внедрял все новое. Отличался гибкостью ума и способностью быстро приспосабливаться к меняющемуся рынку. А порой и сам этот рынок формировал. Его не устраивало существующее положение дел, он всегда хотел большего. Его деловой авторитет, визионерские и организационные способности были так высоки, что мнения и рекомендации Мамонтова ценили в высших эшелонах власти.

Выдающиеся личностные качества и реальные успехи укрепляли его субличность «предприниматель», заставляли уверенно двигаться вперед, развивая экономику страны и умножая собственные капиталы.

Субличность «щедрый покровитель»

Эта субличность отвечает за потребность, которая в той или иной степени есть у каждого взрослого человека — опекать, помогать, заботиться, поддерживать, воспитывать. У Саввы Мамонтова такая субличность сформировалась еще в ранней юности и активно проявлялась в течение жизни. Внушительный семейный капитал, личная щедрость, чутье на таланты, желание быть полезным не только обществу, но и конкретным интересным ему людям, укрепляли субличность «щедрый покровитель».

В 1870 году Мамонтов купил подмосковное имение Абрамцево, принадлежавшее его любимому писателю Сергею Аксакову. Новый владелец быстро превратил усадьбу в место притяжения талантливых людей, в первую очередь художников. Сегодня имена его гостей известны всем: Илья Репин, Василий Суриков, Михаил Нестеров, Михаил Врубель, Валентин Серов, братья Васнецовы.

Савва Иванович был настоящим организатором, режиссером, лидером. Он создал в Абрамцево вдохновляющую среду, издавал художественные альбомы, устраивал фантастические по размаху спектакли, эскизы костюмов для которых делали обитатели усадьбы (они же играли главные роли), организовывал диспуты, придумывал игры и прогулки. Об этом написано много воспоминаний, книг, заметок. Тут же, на природе, в атмосфере творческого труда и нескончаемого праздника, в обществе одаренных взрослых росли дети Саввы: Сергей, Андрей, Всеволод, Вера и Александра. Первые буквы имен наследников символически образовывали его имя — САВВА. Кстати, мы можем сегодня увидеть их лица: Вера — это девочка с персиками на картине Серова, Андрей — Алеша Попович на картине Васнецова «Богатыри», сын Всеволод — один из «Демонов» Врубеля.

Рациональный в бизнесе, в частной жизни Савва Иванович зачастую руководствовался эмоциями. Он относился к тем людям, которые всегда хотят объединять, организовывать — друзей, творческую студию, новое предприятие. Художник Виктор Васнецов писал: «Он не был ни художником, ни поэтом, ни музыкантом, но сам по себе он создавал вокруг себя такую атмосферу, которая притягивала нас всех как магнит…»

Щедрость и веселый нрав делали Мамонтова бесконечно привлекательным для окружающих. По рассказам обитателей Абрамцева, он мог угостить их супом из «лебедя, рака и щуки», кашей из «манны небесной», подать на десерт — сахарные «дули и фиги». Безрассудства и эпатаж были его стихией. Он наряжал гостей бременскими музыкантами, выбрав себе роль осла. В разгаре веселья сам танцевал в балетной пачке, а в импровизированных сценах из «Аленького цветочка» играл чудовище. «Тебе бы в артисты — громче Щепкина бы гремел», — восхищался Илья Репин. Недаром Савва Иванович получил в широких кругах громкое прозвище «Савва Великолепный».

Настоящий баловень судьбы, он обожал своих детей, друзей, всегда замечал и привечал талантливых людей, бескорыстно им помогал. По словам Василия Поленова, «была в нем какая-то электрическая струя, зажигающая энергию окружающих. Бог дал ему талант возбуждать творчество других…»

Субличность «созидатель»

Люди, у которых развита эта субличность, все время что-то придумывают, изобретают, не боятся пробовать. У них развито воображение, они любознательны, деятельны и всегда захвачены какой-нибудь продуктивной идеей. У Саввы Ивановича долгие годы главенствовала именно эта субличность.

Дочь Василия Поленова Наталья вспоминает: «Приезды к нам Саввы Ивановича не носили характера мирной беседы, это были какие-то каскады слов, начало слов без окончаний, страшно громких, с жестикуляцией, с громким смехом, но разговоры их были до того образны, что, отчетливо не понимая слов, я чувствовала, что нахожусь в атмосфере настоящего искусства».

Мамонтов был великим выдумщиком, харизматичным, живым, но при этом крайне организованным человеком. Увлечения театральными постановками и давняя страсть к опере подвигли его на создание профессиональной оперной труппы. В 1885 году в театре Мамонтова состоялся первый спектакль — опера «Русалка» композитора Даргомыжского. Декорации постановок рисовали друзья Саввы Ивановича — Васнецов, Поленов, Врубель, Коровин, а на сцене пели как совсем молодые русские дарования, так и именитые европейские звезды. Главным открытием Мамонтова был Федор Шаляпин, который несколько сезонов неизменно пел в его театре все главные партии. Савва Иванович вложил много сил в становление будущего оперного гения — пригласил к нему профессионального преподавателя, разбирал вместе с ним сложные фрагменты арий, регулярно давал развивающую обратную связь. «Савве Ивановичу я обязан своей славой. Ему я буду признателен всю мою жизнь», — уверял Федор Шаляпин. Другой выдающейся находкой был дирижер оркестра, будущий композитор Сергей Рахманинов.

Мамонтов не только спонсировал деятельность оперного театра, но также придумывал и планировал репертуар, искал для каждой постановки лучшие голоса, выбирал сценические площадки и всегда вникал в постоянно возникающие проблемы. Это позволило «Мамонтовской опере» целых 20 лет радовать искушенных зрителей.

У Саввы Ивановича всегда было нескончаемое множество начинаний: театр, издание художественных альбомов, гончарный цех. Еще одной серьезной задумкой стала идея жилого и культурного строительства. Привыкший все делать системно и фундаментально, в 1897 году Мамонтов организовал Северное домостроительное общество и в качестве первого масштабного проекта решил построить в центре Москвы роскошное здание. Там он планировал разместить не только оперный зал на 3 тыс. человек с прекрасной акустикой, но и гостиницу, способную красотой интерьеров, качеством сервиса, высокой кухней удовлетворить самых требовательных гостей. Фантазии Мамонтова не было предела: помимо прочего, он хотел разместить в здании каток, выставочные залы, пространства для маскарадов и танцевальных вечеров.

Из представленных на конкурс архитектурных проектов Савва Иванович выбрал проект англичанина Вильяма Валькотта. Здание построили в модном в те годы стиле модерн. Художественное оформление фасадов и внутренних пространств Мамонтов доверил все тем же именитым друзьям-художникам. Мысль о будущем театре с гостиницей вдохновляла Мамонтова. Ему нравилась многозадачность, постоянный круговорот событий и разнообразие дел. Станиславский говорил ему: «Ты, брат, бизнесмен с душой художника! Как это можно в одно и то же время руководить постановкой домашнего спектакля, писать пьесу, лепить скульптуру и диктовать бумаги по железнодорожным делам?»

Строительство началось. Субличность «созидатель» не давала Мамонтову покоя, требовала самовыражения, подталкивала к постоянным действиям. Савва Иванович был занят «по всем фронтам»: творил, придумывал, выбирал, обсуждал важные вопросы, устранял проблемы, принимал решения и главное — управлял ключевыми процессами.

Однако через несколько месяцев грянул гром. Блестящая карьера оборвалась — и строительством гостиницы «Метрополь» занялись уже другие люди, с иными идеями и планами.

Субличность «любовник»

Эта субличность отвечает за романтические отношения. Савва Иванович был человеком страстным, ярким, остро чувствующим жизнь, увлекающимся. И, безусловно, привлекательным для женского пола.

Семейная жизнь Саввы Ивановича оказалась непростой. Долгие годы они с женой жили в согласии, заводили новые знакомства, занимались имением Абрамцево, открывали там школу, ремесленные и художественные мастерские для многочисленных друзей. Но время шло, у каждого из супругов менялись приоритеты. Счастье первых совместных лет сменилось обоюдным раздражением, приводящим к ссорам. Занятая воспитанием детей, серьезная, глубоко верующая Елизавета Григорьевна уже не приветствовала неудержимый нрав мужа, устраиваемое им нескончаемое веселье, бессонные праздничные ночи.

Савва Иванович стал публично называть жену «мама». В конце концов, оставив ей Абрамцево и их общий дом, он приобрел собственное жилье. Его сердце уже принадлежало другой женщине — оперной певице Татьяне Любатович. Мамонтов сильно увлекся. Именно Любатович, представительница владимирского дворянства, веселая выпускница Московской консерватории, которая была моложе Саввы Ивановича на 17 лет, стала его следующей подругой жизни, как назвал ее сам Мамонтов.

Татьяна не только стала примой его оперной труппы, но и возглавила вместе с сестрой всю «административную часть». В квартире Татьяны устраивались шумные праздники, актеры отмечали новые постановки. Жизнь Мамонтова снова была полна страстной любви и творчества. Каждый свободный вечер Савва Иванович устремлялся к Татьяне, к «оперным делам», к искусству. Бурный роман с Любатович длился несколько лет.

После сложнейших проблем и унизительных испытаний, рассказ о которых впереди, в жизни Мамонтова появилась еще одна любящая женщина, Евгения Решетилова. Их отношения начались в ту пору, когда Савва Иванович был сломлен тяжелейшим судебным процессом, когда значительная часть его бизнеса была потеряна, а старость и болезни заявляли права на прежде сильного, мощного человека. Но он снова влюбился. Евгения была молодой (у них была разница в целых 38 лет) и бесконечно преданной Мамонтову. Она помогала ему во всех делах, поддерживала его моральный дух, лечила. После революции и смерти Саввы Ивановича Евгения получила охранную грамоту на усадьбу Абрамцево, позволившую ей вместе с дочерью Мамонтова Александрой создать там музей, который мы знаем сейчас.

Субличность «авантюрист»

Эта субличность воплощает как стремление к приключениям, новшествам, реализации высочайших амбиции, так и недостаточную осторожность, неуемность, склонность к опасности, к неоднозначным, а то и сомнительным делам. Именно она привела Мамонтова к беде. Несмотря на здравомыслие и рассудительность, Савва Иванович был нетерпелив, самоуверен и любил рисковать, ходить по краю, слишком надеясь на свою счастливую звезду.

В какой-то момент Мамонтов купил находившийся в полном упадке Невский металлургический завод. Он хотел переоборудовать предприятие и производить на нем вагоны, рельсы и все необходимое для запуска своих железнодорожных проектов. Он взял большую ссуду в банке, но не смог вовремя ее погасить. Тогда была назначена ревизия, которая, как считается, выявила финансовые нарушения, нецелевое расходование средств. Говорят, высокопоставленные недруги и завистники Мамонтова сыграли в этом деле не последнюю роль.

В 1899 году Савву Ивановича арестовали, провели у него обыск, опечатали имущество и публично отправили в наручниках пешком по Москве — от роскошной усадьбы до тюрьмы. По слухам, в то время Савва Иванович был близок к самоубийству и даже написал предсмертную записку. Его многочисленные друзья и родственники пытались ему помочь, но безрезультатно. Проведенные в заключении несколько месяцев подорвали здоровье уже немолодого человека. Но потерял он не только здоровье. Он лишился практически всех предприятий, недвижимости, имущества — кроме Абрамцево, записанного на жену Елизавету Григорьевну. К суду были привлечены также брат Мамонтова и его сыновья.

На судебном процессе Мамонтова защищал знаменитый адвокат Федор Плевако, однокурсник Саввы Ивановича по юридическому факультету. Известна его фраза: «Господа присяжные, он наделал много ошибок, но они человеческие, без злого умысла». Безусловно, эти слова относятся к субличности «авантюрист». Адвокат понимал многогранность Саввы Ивановича и построил защиту на высвечивании его позитивных качеств и понятных каждому слабостей. Суд присяжных оправдал Мамонтова. Кстати, в благодарность за успешную защиту Мамонтов подарил Плевако майоликовые панно из Абрамцевских мастерских — позже их установили на одном из принадлежащих адвокату доходных домов на Новинском бульваре. После этих драматических событий жизнь Саввы Ивановича круто изменилась. Он выплачивал долг, живя очень скромно и управляя небольшим гончарным производством — единственным оставшимся в его распоряжении.

Сейчас сложно сказать, почему он допустил критические ошибки и оказался на скамье подсудимых, кто этому способствовал и был ли Мамонтов действительно виноват. Но мы точно знаем, что в предшествующие этой печальной истории годы он находился под влиянием субличности «авантюрист». От этого сокрушительного удара судьбы он уже не оправился — ни морально, ни материально.

Финал

После судебного разбирательства и разорения Мамонтов прожил еще почти два десятилетия и умер в 1918 году. Это были трудные годы. Савва Иванович занимался исключительно гончарным делом. Праздники, богатство, захватывающие бизнес-перспективы безвозвратно ушли из его жизни — и пришло горе. Умер от воспаления легких 22-летний сын Андрей, многообещающий художник; чуть позже от этой же болезни умерла дочь Вера, а через несколько месяцев — официальная жена Мамонтова Елизавета Григорьевна. Умер один из внуков, а в 1915-м — старший сын Мамонтова Сергей, человек не менее многогранный, чем отец: бизнесмен, автор популярных в то время пьес, военный журналист. Революция 1917 года лишила бывшего великого предпринимателя гончарного производства. Перед смертью Савва Иванович, измученный болезнями и жизненными трагедиями, полностью ушел в себя, потерял память и перестал узнавать окружающих.

Покорение субличностей

У каждого есть субличности, помогающие двигаться вперед, преуспевать, преодолевать трудности и получать от жизни удовольствие. А также субличности, бесконтрольное проявление которых может оказаться опасным, рискованным, приводить к негативным последствиям. Поэтому так важно «дружить» со своими субличностями, давать дорогу тем из них, которые помогают, контролировать или избавляться от тех, которые могут нести угрозу.

Субличность «авантюрист» вышла у Мамонтова из-под контроля, и его блестящая карьера и благополучная жизнь пошли под откос. Конечно, субличность — понятие метафорическое, но удобное: оно позволяет яснее понимать многогранность человеческой натуры. Чтобы ближе познакомиться со своими субличностями — а это первый необходимый шаг на пути грамотного управления ими, — можно использовать разные техники: наблюдение, переговоры, внутренний диалог, директивное управление, модерация/управление конфликтами между субличностями, интеграция. Расскажу о двух из них.

1. Наблюдение. Наблюдая за собственным поведением в разных ситуациях (или, например, вспоминая свои действия за последние месяцы), мы можем уверенно выделить свои главные субличности. Полезно каждую из них назвать говорящим именем, определить ее особенности. А потом ответить на вопросы: почему и отчего возникла эта субличность, какова ее цель, помогают ли ее проявления вашему развитию, какие возникнут риски, если эта субличность выйдет на первый план? Если риски есть, то субличность нужно «укрощать», трансформировать, иначе ее манифестация может привести к серьезным проблемам.

2. Внутренний диалог с субличностями. После того как вы узнали свои субличности, дали им имена, почувствовали их смысл и характер, с ними стоит пообщаться. Представьте себе каждую субличность как яркий, выразительный образ. Нарисуйте свои субличности. После этого задайте каждой несколько вопросов. Как вы могли бы помочь ей реализоваться (если это однозначно позитивная и полезная субличность)? Что она ожидает от вас, чтобы вы стали друзьями (если субличность несет определенные риски и противоречит поставленным вами целям)? Что эта субличность хочет от вас? Каковы ее истинные намерения? Как ею лучше управлять, чтобы всем было удобно?

Человек все время меняется, а вместе с ним — и его субличности. Одни под нашим грамотным управлением набирают энергию, другие, наоборот, могут ее лишиться. Психологические техники направлены на то, чтобы субличности были нам подвластны и мирно уживались друг с другом, несмотря на свою разнородность, самобытность и смысловой код. Тогда жизнь станет более гармоничной и сбалансированной, но не менее интересной и прекрасной.