Семейные фирмы большому бизнесу | Большие Идеи
Корпоративный опыт
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Семейные фирмы большому бизнесу

Блок Ален , Качанер Николас , Сталк Джордж
Семейные фирмы большому бизнесу

При словах «семейный бизнес» у многих сразу же возникает образ маленькой или средней компании, которая работает на внутреннем рынке. Да и проблемы, с которыми она сталкивается, все представляют себе одинаково: это что-нибудь вроде препирательств по поводу того, кому из родственников возглавлять бизнес. Семейные предприятия часто и правда соответствуют такому описанию, но оно ничего не говорит об их роли в мировой экономике. А ведь кроме того, что в их число входят такие гигантские, расползающиеся по всему миру корпорации, как Walmart, Samsung, Tata Group и Porshe, — к ним, по данным Boston Consulting Group, относится 30% всех компаний, объем продаж которых в денежном выражении превышает $1 млрд.

Считается, что семейные предприятия отличаются от обычных публичных компаний нацеленностью на долгосрочную перспективу, и такую разницу в мировоззрении объясняют особой структурой собственности. Но, кроме этого, чем и почему семейные предприятия не похожи на остальные, никто не знает. Одни исследователи утверждают, что на больших отрезках времени они в среднем превосходят предприятия иного типа, другие говорят прямо обратное.

Чтобы разрешить это противоречие, мы с Софи Миньон, научным сотрудником Центра управления и экономических исследований парижской Политехнической школы, составили список из 149 пуб­личных семейных компаний с оборотом более $1 млрд. Это были американские, канадские, французские, испанские, португальские, итальянские и мексиканские предприятия. В каждом случае значительная (но всегда бóльшая) доля акций принадлежит семье, члены которой активно участвуют в управлении бизнесом и в работе совета директоров. После этого мы отобрали для сравнения компании примерно такой же величины из тех же стран и отраслей, но не семейные. (Мы не рассматривали азиатские фирмы: среди них так велика доля семейных, что трудно сформировать контрольную группу.) Затем мы изучили, как управляются компании обеих групп и к каким финансовым результатам это приводит.

Мы выяснили, что в периоды общего экономического подъема семейные фирмы зарабатывают меньше компаний с более распределенной структурой собственности. Но когда начинается спад, у семейных компаний при прочих равных дела идут лучше, чем у компаний второго типа. Проанализировав циклы деловой активности с 1997 по 2009 год, мы увидели, что в каждой изучаемой стране средние долгосрочные финансовые показатели у семейных предприятий были выше, чем у несемейных.

И мы пришли к простому выводу: для семейных компаний главное — не финансовые показатели, а жизнестойкость. Они не рвутся заработать побольше в хорошие времена, чтобы обеспечить себе тылы в плохие. У главы семейной компании могут быть те же финансовые стимулы, что и у гендиректора несемейного предприятия, но обязательства перед семьей подсказывают ему иные стратегические решения. Как правило, планируя инвестиции, он ориентируется на другие сроки —10—20 лет, и для него важно, что он может сделать сейчас для следующего поколения. Генеральные директора публичных компаний обычно, чтобы отличиться, стараются добиться высоких результатов, но для него важнее всего предотвратить убытки, а не улучшить финансовые показатели. Сейчас, когда руководителей бизнеса всех категорий призывают управлять «с дальним прицелом», мы считаем, что компаниям надо равняться на семейные предприятия с сильным менеджментом. Нам даже удалось по ходу исследования выявить несколько акционерных компаний, которые планировали свою стратегию по образцу семейных. И динамика финансовых показателей была у них такой же: ниже остальных при подъеме экономики и выше — в периоды кризисов (см. врезку «Работает по принципу семейной фирмы — но не так же»).

В чем же секрет жизнеспособности семейных предприятий? Мы выявили несколько характерных особенностей в их подходе к управлению.

1. Они одинаково рачительны и на подъеме, и на спаде.

Мы долгие годы изучаем семейный ­бизнес, и нам уже достаточно войти в здание головного офиса, чтобы понять, семейное это предприятие или нет: роскоши, как в штаб-квартирах глобальных компаний, тут обычно не бывает. Как сказал нам гендиректор семейного предприятия — международной корпорации, производящей товары широкого потребления, «самый простой способ зарабатывать деньги — не тратить их». Несть числа компаниям, которые с помощью акций и опционов превращают своих управленцев в акционеров, сводя к минимуму конфликт между собственниками и исполнителями. Семейные же фирмы стоят на том, что деньги компании — это деньги семьи, и потому гораздо лучше контролируют свои расходы. Если посмотреть, что творилось с финансами компаний во время последнего экономического цикла, то видно, что к началу экономического спада структура издержек семейного бизнеса была более рациональной, чем у предприятий других категорий, и потому они реже прибегали к массовому сокращению штата.

2. Они тщательно планируют капиталовложения.

В том, что касается капитальных затрат, семейные фирмы особенно экономны. «Правило у нас простое, — сказал нам один владелец и генеральный директор семейной фирмы. — Мы не тратим больше, чем зарабатываем». Кажется, это принцип любого разумного человека, но на деле ничего подобного вы не услышите от наемных руководителей. Наш собеседник вот что еще сказал: «Ежегодно свободный поток денежных средств у нас достигает примерно 450 млн евро, поэтому мы стараемся больше 400 млн в год не тратить, чтобы оставалось на черный день». В большинстве семейных фирм капитальные затраты финансируются в двух случаях. Во-первых, проект должен быть рентабельным. Во-вторых, его сравнивают с другими вероятными проектами, чтобы расходы не вышли за установленные компанией рамки. Жестко ограничивая себя, семейные предприятия обычно вкладывают деньги в самые надежные проекты. Поэтому они упускают какие-то интересные возможности в период роста экономики (отсюда и более низкие показатели), но зато во время кризиса оказываются не столь уязвимыми, как другие компании, поскольку избегают сомнительных проектов, в которые деньги уходят как в бездонную бочку.

3. У них почти нет долгов.

В нынешнем корпоративном мире брать кредиты считается правильным — в разумных, конечно, пределах, поскольку сильный финансовый рычаг максимизирует создание стоимости. Но, по мнению семейных фирм, долги ослабляют бизнес и подвергают его опасности. Если у вас долги, у вас меньше свободы маневра в случае кризиса — и больше вероятность того, что появится инвестор не из семьи. У предприятий из нашего списка доля заемного капитала в их капитализации была ниже, чем у контрольной группы: с 2001 по 2009 год в среднем 37%, у несемейных компаний — 47%. Поэтому во время кризиса семейным фирмам не надо было от многого отказываться, чтобы обеспечить себе нужное финансирование. «Думают, будто мы богаты и отважны, — сказал нам один руководитель семейного бизнеса, — а на самом деле мы трусы: мы большую часть денег оставляем в компании, лишь бы не дать слишком много власти нашим банкам».

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Нужны ли главные маркетологи?
Германн Франк,  Гревал Раджип,  Эббес Петер