Пора объединиться с Китаем в Афганистане | Большие Идеи

・ Стратегия
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Пора объединиться с Китаем
в Афганистане

Настало время новой стратегии в отношении Южной Азии.

Автор: Портер Уэйн

Пора объединиться с Китаем в Афганистане

читайте также

«У вас возможно все то, что случилось в США»

Анна Шилова

Как действуют лучшие специалисты по B2B-продажам

Трейси Дечикко,  Фрэнк Сеспедес

Непотизм: неписаные правила (не)корпоративного мира

Джилл Коркиндейл

Повышаете цены? Расскажите об этом правильно

Утпал Дхолакия

Десять лет назад ввиду явной военной угрозы войска США вошли в Афганистан. И спустя эти десять лет присутствие американских военных в этой стране по-прежнему объяснялось главным образом вопросами безопасности и необходимостью бороться с террористами, от бесчинств которых Афганистан страдает уже давно.

США на многое реагируют пост-фактум, и их стратегия в отношении Афганистана отнюдь не исключение: она ­основана только на анализе событий прошлого. Это все равно, что ехать в «хаммере» по незнакомой людной улице, глядя лишь в зеркало заднего вида — то и дело поддавая припаркованные машины и костеря их неумных владельцев.

Соединенным Штатам пора бы перестать ждать опасности, которая вот-вот обрушится на них из прошлого, и подумать о развитии коммерческих связей с Афганистаном. В частности, можно было бы объединиться с государст­вом, которое давно уже ­рассматривает ­Афганистан как вероятного бизнес-­партнера, то есть с Китаем.

Очевидно, что для Китая Южная Азия — стратегически приоритетное направление. За последние 30 лет Китай наладил тесные отношения с Пакистаном. Он построил глубоководный торговый порт в Гвадаре и получил выход в Индийский океан. Поднебесная обеспечит себя транспортным коридором до Индийского океана, проложив железную дорогу через Пакистан. Кроме того, Китай намерен прокладывать нефте- и ­га­зопроводы к Персидскому заливу. Они, как автомобильные и железные дороги, пройдут через Афганистан или Пакистан либо через обе эти страны.

Наконец, Китай не жалеет средств на то, чтобы получить право разрабатывать недра обоих государств и пользоваться их гидроэлектроэнергией — начать добывать медь, железо, золото и редкоземельные элементы, очень нужные его промышленности. Между тем, войска США и НАТО фактически обеспечивают безопасность китайским инвестициям в Афганистан, ничего, по сути, не получая взамен, а только жертвуя множеством жизней и миллиардами долларов.

Присутствие Америки в Афгани­стане объясняется чаще всего ее желанием продемонстрировать свою силу «Аль-Каиде» и прочим террористическим организациям. Но в Афганистане у США есть и другие стратегические возможности. Речь идет, например, о стабилизации положения в Южной Азии, о прекращении потока опасных наркотиков в Старый и Новый Свет, о расширении прибыльного рынка для американ­ских инвесторов, сбалансированной расстановке сил в нестабильном регионе мира, восстановлении доверия к Америке со стороны исламского мира. Вывод американских войск из Афганистана может быть напрямую связан с этими самыми возможно­стями. Вносить вклад в процветание Южной Азии и Афганистана выгодно США как с точки зрения экономики, так и с точки зрения безопасности.

Если так смотреть на дело, то интересы Китая в Афганистане во многом совпадают с интересами США. Вкладывая средства в инфраструктуру и горнодобывающую промышленность Афганистана, китайцы способ­ствуют укреплению местной экономики; возможно, их удалось бы убедить, что лучше не ввозить рабочих из Китая, а обучать местное население. Если бы США разработали экономические программы для Афганистана и начали бы вкладывать деньги в его промышленность (например, в добычу полезных ископаемых, развитие альтернативной энергетики и современного сельского хозяйства), они могли бы укреплять афганский рынок труда и экономику этой страны в сотрудничестве с Китаем. Китайцы же могли бы, скажем, покупать у американских компаний горнодобывающее и транспортное оборудование и услуги, а заодно уча­ствовать в международном финансировании программ профобразования для ­афганцев.

Если Китай укрепится в Афганистане, то Пакистан получит еще одного сильного, обладающего ядерным оружием союзника, что очень важно для него с точки зрения нейтрализации предполагаемой угрозы со стороны Индии. Это значит, что Пакистан уже не будет так активно, как сейчас, финансировать экстремистов и наращивать свой ядерный арсенал. Индия — главный стратегический союзник США в Южной Азии — вряд ли будет в той же мере, что и Пакистан, приветствовать укрепление Китая в Афганистане, но она, вероятно, оценит Китай как более предсказуемого (и богатого) соседа и как союзника в борьбе с исламским терроризмом.

В контексте сильных американо-индийских и американо-пакистанских стратегических взаимоотношений сотрудничество США с Китаем в Афганистане могло бы способствовать разрядке международной напряженности в Южной Азии и экономическому подъему, который приведет к стабилизации обстановки в регионе. И уж если на то пошло, США наконец получили бы возможность видеть, что у нас впереди, не зацикливаясь на той части пути, что они уже проехали.

Смелость города берет! Спортивная телесеть

Все думали, что для кабельной телесети развлекательно-спортивных прог­рамм ESPN нет рынка. Журнал Sports Illustrated даже назвал ее «одним из самых странных явлений в истории СМИ». Когда-то ее круглосуточное вещание было полно всякой дребедени, от ирландского хоккея на траве до гонки тракторов-тягачей. Но в 1979 году ESPN показала баскетбольный матч между мужскими университетскими командами, на котором Ларри Бёрд встретился с Мэджиком Джонсоном — и 24 млн зрителей стали смотреть этот канал. Финансирование не заставило себя ждать, и появилась многомиллиардная медиаимперия.