Преференции — протекционизм в новом обличье? | Большие Идеи

・ Управление изменениями
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Преференции — протекционизм в
новом обличье?

Посткризисная эпоха принесет развивающимся странам много нового: международные корпорации будут с удвоенной силой стремиться получить не только их сырье и рабочую силу, но и завоевать новых потребителей.

Автор: Абрами Реджин

Преференции — протекционизм в новом обличье?

читайте также

6 правил ведения бизнеса в условиях перманентного кризиса

Вячеслав Солопов

Границы профессионализма

Герсон Бен

Потратить меньше, получить больше

Дэвид Симчи-Леви,  Крис Тиммерманс

Уйти в подрыв: четыре причины использовать теорию подрывных инноваций

Скотт Энтони

Посткризисная эпоха принесет развивающимся странам много нового: международные корпорации будут с удвоенной силой стремиться получить не только их сырье и рабочую силу, но и завоевать новых потребителей. Это, скорее всего, повлечет за собой заключение большого количества соглашений о свободной торговле (ССТ), согласно которым страны в двустороннем порядке снижают или упраздняют таможенные тарифы на некоторые товары. И тогда глобальным корпорациям придется пересматривать свои стратегии и рабочие процессы.

ССТ широко распространились в 1990-х. С их помощью страны обеспечивают своим компаниям выгодные условия торговли, при этом их нельзя заподозрить в протекционизме. Сегодня мало кто решится на протекционизм, поскольку каждая страна зависит от импорта иностранных рынков. Но, распределяя госсубсидии, политики не могут ратовать и за полностью свободную торговлю: по мнению многих, это чревато сокращением рабочих мест и снижением конкурентоспособности местных компаний. Тогда-то и был найден «мягкий» вариант, ведь фактически ССТ заменяют политику протекционизма на политику преференций.

Активно пользоваться ССТ будет Китай. До последнего времени его экономика зависела прежде всего от торговых связей с США и Европой, но мировой спад многое изменил. Сокращение объема западных заказов и обвал внутреннего производства заставил правительство осознать, что Китай слишком зависит от рынков США и Европы. Перед прошлым Рождеством непроданные товары предлагались в Китае по бросовым ценам, но недостаточный внутренний спрос не помог решить проблему экономического кризиса в стране. Миллионные увольнения подморозили конъюнктуру даже в Пекине и Шанхае. Руководству Китая придется искать новые рынки для китайских товаров, причем не только телевизоров Haier и кроссовок Li Ning, но и сплавов Baosteel и полимеров Sinochem.

Китай уже заключил ССТ и намерен заключать еще. ССТ позволяют ему наращивать импорт в стратегических секторах, не ослабляя отраслей, в которых должны доминировать национальные предприятия, например нефтепеработки и телекоммуникаций. ССТ помогают Китаю укреплять свою ключевую роль в мировой экономике.

Однако не все смотрят на ССТ с энтузиазмом. Джагдиш Бхагвати, экономист Колумбийского университета и сторонник свободной торговли, сравнивает их с термитами, подтачивающими антидискриминационные принципы, на которых опирается ВТО. Есть опасение, что ССТ принесут больше пользы глобальным компаниям, нежели развивающимся странам.

ССТ создают сложные стратегические проблемы руководителям компаний. ССТ смогут открыть вашим товарам доступ, допустим, в Чили, но, чтобы приобрести там новых клиентов, нужна другая маркетинговая стратегия или даже оргструктура. Менеджеры должны точно просчитать: перевесит ли выгода от низких тарифов расходы на перевод производства в Чили. Кроме этого, ССТ часто накладывают на компании жесткие требования, касающиеся происхождения компонентов поставляемых товаров, и их выполнение также может быть очень обременительным. И если ССТ какой-то страны предлагает менее строгие правила для производства компонентов, надо рассмотреть и этот вариант, учтя все плюсы и минусы перемещения производства. Важно не только получить доступ на иностранные рынки, но и оценить все возможные последствия.