Чей аршин лучше? | Большие Идеи

・ Экономика
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Чей
аршин лучше?

Последние годы методики оценки благополучия нации растут как ­грибы.

Автор: Гедмин Джеффри

Чей аршин лучше?

читайте также

Сергей Гуриев: «События, с которыми мир столкнулся в 2020 году, могут участиться»

Сергей Гуриев

Стратегия переворота

Рене Моборн,  Чан Ким

Какой тип управления предпочтительней для России?

Анатолий Ермолин

«Зеленая» цепочка поставок

Питер Сенге

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц не знал, что сказать, когда на видеоконференции с членами комитета по экономике парламента Шотландии один из законотворцев задал ему вопрос: как вы относитесь к индексу процветания Legatum? «Боюсь, я недостаточно с ним знаком, чтобы ответить на вопрос, — смутился профессор Колумбийского университета. — Слишком много развелось индексов».

И это чистая правда. Как президент института Legatum, я был бы совсем не против, чтобы Джо Стиглиц был в курсе конкретно нашей методики, однако факт остается фактом: за последние годы появилось множество показателей для сравнения национальных экономик и отслеживания динамики их развития. Индексы важны не только для экономистов, но и для руководителей бизнеса, нацеленных на глобализацию своих компаний. Посвятив немало времени изучению всех этих зачастую противоречащих друг другу рейтингов и стоящих за ними методов анализа, я бы хотел заострить внимание читателя на четырех, на мой взгляд, важных моментах.

В определенный момент стало ясно, что одного показателя — ВВП — не ­достаточно, чтобы разобраться, как наращивать конкурентоспособность страны и повысить уровень жизни ее населения. Когда-то американский экономист Саймон Кузнец предложил Конгрессу США ввести единый показатель, отражающий совокупный объем производства индивидуальных предпринимателей, компаний и государственных учреждений. Это было в 1937 году и пару лет спустя появился наш главный показатель, получивший название валового внутреннего продукта. Однако следует отдать Кузнецу должное — сам он был далек от мысли, что о благосостоянии нации можно судить лишь по одному этому индексу.

Прокрутим пленку вперед, и вот уже 1972 год. Только что вступивший на престол король Бутана провозглашает, что отныне для оценки развития экономики страны будет применяться показатель «национального счастья». Со временем добавлялись новые параметры оценки.

В 1990 году ООН выпустила «Отчет о развитии человечества», при составлении которого учитывались такие факторы, как равноправие полов, образование и здравоохранение.

Последние годы методики оценки благополучия нации растут как ­грибы. Институт Милкена в Калифорнии публикует «Индекс непрозрачности и возможностей», Всемирный экономический форум — «Индекс конкурентоспособности», а организация Social Progress Imperative — «Индекс социального прогресса». В Германии фонд Бертельсманна составляет «Индекс трансформации», а институт Фрейзера в Канаде определяет процветание страны как совокупность богатства, здоровья и образования. И, наконец, есть публикуемый нашим институтом «Индекс процветания». Он рисует картину сразу по 89 параметрам, соединяющим объективные и субъективные данные.

Во-вторых, индексы стали оружием в политических баталиях: если вы увлечены борьбой с коррупцией, вы берете на вооружение Transparency International. Если боретесь за сокращение госрасходов — к вашим услугам «Индекс дефолта». Недавно я завтракал с Биллом Ньюкомом, в прошлом главным советником Microsoft, который убежден, что основа здоровья общества — правовое государство. Неудивительно, что разработанный им в Сиэтле (где находится штаб-квартира Microsoft) показатель назван «индексом правового государства».

В-третьих, индексы призваны не только ставить диагноз, но и давать рецепт выздоровления. Вот только один пример: по данным Economist, за последние десять лет в различных странах мира было проведено более 2 тысяч реформ с целью либерализации экономики, и все благодаря такому инструменту как публикуемый Всемирным банком «Индекс благоприятствования для бизнеса».

И, наконец, можете быть уверены — постоянно будут появляться все новые и новые индексы. Над одним из них вроде бы сейчас трудятся в Санта-Монике на юге Калифорнии. Не могу не вспомнить, как вашингтонский писатель Джордж Уилл, описывая летние деньки в Южной Калифорнии, вздыхал: «Почему у них всегда 22 градуса и бейсбол каждый вечер?». Интересно, как там с благополучием и есть ли над чем работать?