Никто не знает, как нужно регулировать интернет | Большие Идеи
Экономика
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Никто не знает, как нужно регулировать интернет

Джастин Фокс
Никто не знает, как нужно регулировать интернет

Скажу вам по секрету: никто на самом деле не знает, каковы будут последствия для общества и экономики США, если Федеральное агентство по связи прислушается к призыву президента Обамы — причислить высокоскоростной интернет к коммунальным услугам (если быть более точным, к телекоммуникационным услугам). Мои слова удивят вас, особенно если вы слышали громогласные заявления враждующих сторон о том, что такой шаг или спасет интернет в Штатах, или же, наоборот, навсегда похоронит его. Но это похоже на ситуацию в академических кругах: люди спорят чуть ли не насмерть именно потому, что предмет спора столь ничтожен. В данном же случае убежденность так велика постольку, поскольку свидетельства настолько неубедительны.

Одна из ключевых причин этого — тот факт, что обе стороны в споре могут с некоторыми основаниями утверждать, что они лишь пытаются поддержать чудодейственный процесс созидательного разрушения. Президент пытается защитить принцип, известный под названием «сетевой нейтралитет» (которое в 2003 году придумал ученый-юрист Тим Ву), или «открытый интернет» (любимый термин Федерального агентства в последние годы). Этот принцип гласит, что интернет-провайдерам нельзя иметь «любимчиков» среди интернет-компаний, пользующихся их каналом. Противоположная сторона исходит из принципа, что рынок интернет-связи должен быть свободным (на жаргоне Федерального агентства интернет-связь — это «информационные услуги», в отличие от телекоммуникационных услуг). Противники регулирования утверждают, что именно конкуренция, а не госрегулирование, привнесут в эту сферу более быстрые и дешевые возможности и решения. В обоих случаях суть рассуждений такова: «До сих пор все шло нормально. Зачем все ломать?»

Краткая историческая справка: во дни коммутируемого доступа во Всемирную паутину в 90-е годы сервис телефонных компаний регулировался в качестве телекоммуникационных услуг. Эти фирмы должны были позволять интернет-провайдерам пользоваться своими витыми парами по разумным ценам, в то время как сами интернет-провайдеры классифицировались как поставщики информационных услуг, следовательно, были практически свободны поступать, как им заблагорассудится. Конечно, самый крупный провайдер, AOL, постоянно пытался назначать фаворитов, договариваясь с поисковиками или поставщиками контента, но, если вам это не нравилось, у AOL были сотни конкурентов, из которых вы могли выбрать.

Читайте материал по теме: Пусть наука станет бизнесом

Когда телефонные компании стали предлагать более быстрый интернет через технологию DSL, Федеральное агентство постановило, что к этому каналу связи должен быть доступ и у их конкурентов — интернет-провайдеров. Но когда на рынок вышли компании с оптоволокном, предлагающие еще более быструю связь, то Агентство во главе Майклом Поуэллом (в настоящее время лидером кабельного лобби) посчитала это свидетельством того, что конкуреция делает свое прекрасное дело. Поэтому в 2002 году она объявила широкополосный интернет информационной услугой, поставщики которой не должны были позволять другим провайдерам «выезжать» на их каналах. После нескольких лет судебных баталий Агентство распространила этот статус и на высокоскоростные интернет-услуги телефонных компаний. С тех пор в деле стимулирования инвестиций и защиты интересов потребителей США в основном полагались на конкуренцию между местными монополистами: телекоммуникационными компаниями и провайдерами оптоволоконного интернета.

Однако вскоре Агентство обнаружило, что поставщики скоростного интернета имеют досадную привычку блокировать неугодные им интернет-услуги. Первое решительное столкновение было с Madison River Comminications, телефонным провайдером из Северной Каролины, которая блокировала интернет-звонки компании Vonage. В 2005 году Федеральное агентство постановило прекратить подобную практику. Несколько лет спустя то же самое было с Comcast, которая блокировала BitTorrent и другие системы коллективного использования файлов за то, что они забирали слишком много трафика. В 2008 году Агентство постановило, что такое поведение «незаконно ограничивает динамические выгоды от открытого и общедоступного интернета».

Читайте материал по теме: Как вырабатывались стандарты для интернета вещей

Comcast подала в суд, и аппеляционная инстанция постановила, что, поскольку фирма поставляет слабо регулируемые информационные услуги, Агентство не имела законного права так поступать. Орган издал пересмотренное «Положение об открытом интернете», Verizon опротестовал его в суде, и та же самая апелляционная инстанция снова вынесла решение, что у федеральных властей не было на то законных полномочий.

Вот почему Агентство снова пересматривает свои правила открытого интернета и для пущей ясности своих полномочий подумывает о переквалификации провайдеров в поставщиков телекоммуникационных услуг. И вот почему господин президент призвал регулятор к такому шагу.

Кабельные и телефонные компания ну очень сильно не хотят, чтобы это случилось. Но, разумеется, именно они довели Федеральное агентство до такой жизни. На днях исполнительный вице-президент Comcast Дэвид Коэн заявил, что его фирма согласна со всеми четырьмя принципами открытого интернета, сформулированного президентом Обамой. Но его фирма нашла интересный способ выразить свою поддержку — подавать на Агентство в суд при каждом удобном случае. А когда в начале текущего года правила открытого интернета в очередной раз были попраны решением суда, она тут же заключила сделку с Netflix, которая кажется бесспорным нарушением четвертого обамовского принципа («Нет платной приоритизации»). Остается только дивиться лицемерию представителей кабельной индустрии.

Впрочем, само это лицемерие, хотя и учит нас относиться к любому заявлению из уст оптоволоконных воротил скептически, в то же время не помогает нам понять, насколько прекрасна или ужасна идея сменить статус регулирования этих компаний. Но есть один факт, которому по крайней мере можно найти подтверждение: почти половина всех развитых стран на земле уже регулирует скоростной интернет как коммунальные услуги. Также в львиной доле этих стран интернет-связь быстрее, покрытие больше, а цены на эти услуги ниже, чем в США. Трудно сказать, есть ли здесь причинно-следственная связь (об этом ниже), но становится совершенно очевидным, что больший объем регулирования отнюдь не означает стагнацию в отрасли. Частично потому, что с 30-х годов прошлого века стандартный подход к регулированию монополий претерпел значительные изменения (частично благодаря работам нобелевского лауреата по экономике этого года Жана Тироля).

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать