Загадка маленького человека | Большие Идеи
Этика и репутация

Загадка маленького человека

Елена Евграфова
Загадка маленького человека

Этот номер мы начали делать в январе, вскоре после оглашения приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, и событие подсказало нам пару сюжетов. Приговор получился странный;. Даже если преступление имело место, оно было так плохо доказано, что обви­нительное заключение выглядело чудовищно несправедливым. Ос­тается надежда, что вышестоящий; суд отменит решение суда Хамовни­ческого. Тогда от репутации судьи Данилкина, и сейчас уже серьезно подмоченной, останется пустое место. Как бы там ни было, долгое время он был в центре внимания, о нем думали, что он за человек, гадали, как поведет себя в ответст­венный момент, и недоумевали, услышав приговор. Большинство сошлось во мнении, что было какое­-то несоответствие в том, что этот с ви­ду умный и ироничный; человек вынес такой приговор. Почему судья не воспользовался лазейкой и не отправил дело на доследова­ние? Наc в Harvard Business Review главным образом интересовало, какая управленческая пружина привела к такому результату.

Ну допустим, было давление. Но неужели для профессионала такого уровня «санкции» страшнее позора? Это не укладывалось в голове до тех пор, пока мы не поняли, что, думая о человеке, оказавшемся в центре историчес­ких событий, под грузом огромной ответственности, мы априори приписывали ему черты «героя», личности незаурядной, даже выдаю­щейся — ведь именно такие вершат судьбами. Если же предположить, что судья, напротив, человек «маленький», на которого нежданно­ негаданно свалилась колоссальная ответствен­ность, тогда все становится на свои места.

советуем прочитать

Представьте себе Акакия Акакиевича, наконец­-то обласканного властью и занявшего пристойное место в общественной иерархии. Это человек системы, конформист до мозга костей, любит порядок и чтит начальство. У него есть свои маленькие принципы, по­ своему он честный и добропорядочный, похо­же, искренне не любит олигархов, во-­первых, потому что есть за что, а во­-вторых, потому, что они из противной ему породы возму­тителей спокойствия, «героев» — неважно со знаком плюс или минус. Акакий Акакиевич ненавидит любое беспокойство, ему не по пле­чу слава и большая ответственность. Для него главное — уцелеть и снова зажить прежней жизнью, без всяких потрясений. А ему нужно принимать решение грандиозного масштаба.

Это герой может взойти на Голгофу, а маленького человека поражение раздавит. На него и давить не надо, достаточно по­ хорошему попросить, например, не тянуть и вынести ЛЮБОЙ приговор до Нового года. Ключевой момент в этой управленческой комбинации — верное, даже блестящее кадровое решение. Акакий Акакиевич по доброй воле сделает все как надо, уловит все сигналы, не подведет.

Похоже, мы наконец дожили до того времени, когда обласканный великими писателями XIX века маленький человек встал с колен, воцарился и начал по своей мерке устанавли­вать правила для всех. Героям было указано на место — те, что не смирились, оказались в тюрьме или эмиграции.

Ужас в том, что не только титаны не вписываются в мирок, обустроенный башмачкиными, — даже люди, просто выделяющиеся из серой массы способностями, пришлись не ко двору. Один из юристов ЮКОСа, герой другого материала из этого номера, почувст­вовав неладное, вовремя уехал в «команди­ровку» и уже в Лондоне узнал, что его обвинили в краже акций. Британцы его не выдали, а он за короткое время сумел получить в их стране три магистерские степени, а также одну научную и основал собственную юридическую компанию. Сегодня он работает на Бейкер­стрит, пополняя налогами казну приютившей его Великобритании. А башмач­кины тем временем взялись модернизировать Россию.

советуем прочитать