Прививка от дорожного бешенства | Большие Идеи

・ Этика и репутация

Прививка от
дорожного бешенства

Сев за руль, человек меняется, притом не в лучшую сторону. На дороге нас окружают люди с самыми разными представлениями о том, что можно, а что нельзя.

Автор: Гусинская Ирина

Прививка от дорожного бешенства

читайте также

Повышаем качество принятия решений с помощью краудсорсинга

Брэд Пауэр

Как правильно уходить, если вы лидер

Бренда Стейнберг,  Майкл Уоткинс,  Питер Фенна

Глава PwC в США о том, как заинтересовать молодежь

Боб Мориц

Мечта объединяет: как «Полюс» сплотил сотрудников и укрепил бренд работодателя

Современный человек проводит за рулем больше времени, чем за обеденным столом, на отдыхе или в постельных утехах. Чем больше у людей денег, тем больше машин и тем чаще они ездят. В середине прошлого века почти половину времени за рулем занимала дорога между работой и домом. Сейчас — не больше 16%. Люди не стали работать меньше, просто теперь они постоянно ездят в другие места: в школу, в детский сад, на футбол, в ресторан, в химчистку, в торговые центры. Автомобиль стал образом жизни. Мы водим машину рефлекторно — как ходим или дышим — и совершенно напрасно: ведь это одна из самых сложных повседневных задач, утверждает журналист Том Вандербильт в книге «Трафик. Психология поведения на дорогах». 

В работе водителя задействовано полторы тысячи навыков: постоянно сканировать окружение, выявляя угрозы и считывая информацию, сохранять положение на дороге, оценивать свою скорость, принимать решения, взвешивать риски, предсказывать чужие действия. И при этом человек ухитряется еще пить кофе, думать о вечернем сериале, успокаивать младенца или проверять голосовую почту. Изучение участка трассы в Мэриленде показало, что на каждом метре дороги в поле зрения попадает новый элемент информации. Для сравнения: сопоставимую нагрузку вы получаете, если читаете по три абзаца в минуту, параллельно разглядывая картинки и решая в уме множество проблем.

Многие, садясь за руль, впадают в «дорожное бешенство»: начинают вести себя как маньяки, хотя в жизни кажутся вполне милыми. Вандербильт выяснял, почему в потоке так трудно оставаться людьми. Возьмем речь — одно из фундаментальных, определяющих человека свойств. Чаще всего в машине мы ее лишены — не можем пользоваться своим обширным словарем или богатой мимикой. Язык трафика ограничен небольшим количеством сигналов, формальных и неформальных, которые к тому же часто воспринимают неоднозначно. Например, перед нами едет автомобиль с включенным указателем поворота — что это значит? Планирует ли водитель перестраиваться, поворачивать или просто забыл выключить поворотник? У нас нет возможности спросить об этом его самого. Или еще: внезапно вы слышите обращенный к вам сигнал и сразу же занимаете оборонительную позицию («Ну что еще?!»), хотя вас просто хотел поприветствовать владелец той же марки. Дорожное движение наполнено примерами подобной асимметрии в общении. Это односторонняя коммуникация, здесь нет обмена в привычном смысле.

Если водителя подрезали, он часто ускоряется, чтобы рассмотреть обидчика, прокручивая в голове список потенциальных злодеев (глупых блондинок, самодовольных мачо, подростков, стариков, идиотов с мобильными телефонами или, на крайний случай, просто идиотов) — для того, чтобы яростный внутренний диалог нашел хоть какое-то разрешение.

Отчасти гнев — реакция защиты, ведь в потоке трафика происходит разрушение нашей картины мира и идентичности. Согласно исследованию Йена Уокера, психолога из Университета Бата в Англии, в комплексных системах, подобных дорожному движению, участники строят собственные теории о том, как все это работает, причем идеи у всех разные. Транспортные средства движутся на скоростях, которых люди достичь не в состоянии, а эволюция не научила нас принимать решения, когда мы не успеваем собрать хоть какую-то информацию. Чтобы справиться с этим в трафике, мы навешиваем на соседей ярлыки, ассоциируя человека с маркой машины и обезличенным номером. На дороге все мы анонимны, и кажется, что можно позволить себе стать самим собой — или тем, кем хочется быть. Нет причин обмениваться принятыми в обществе любезностями.

Есть и ловушки, связанные с трассой. Например, иллюзия, что соседняя полоса всегда едет быстрее. Вандербильт объясняет ее тем, что 80—90% времени водитель смотрит на дорогу вперед: то на собственную полосу, то на соседние — просто для того, чтобы понять, стоит ли оставаться в своем ряду. Мы гораздо лучше представляем себе, кто нас обгоняет, чем кого мы оставили позади. Здесь действует известная ловушка, которую психологи называют «избеганием потерь»: утрата чего бы то ни было значит для человека больше, чем приобретение. Выходит, решение о смене полосы обусловлено не рациональной оценкой загруженности, а ощущением, что машины в другой полосе едут мимо, а ты стоишь на месте. И сколько бы ученые ни доказывали, что люди, склонные часто переменять ряд, могут сэкономить всего 5% времени, а в ДТП попадают гораздо чаще, все не впрок. Мы не хотим чувствовать себя лузерами.

Или другая обычная ситуация: едешь по пустой дороге, и вдруг возникает чувство, будто очнулся от сна. С испугом осознаешь, что не помнишь, что делал в последние несколько минут и как долго был «в отключке». Этот феномен — «гипноз дороги» — чаще всего становится следствием монотонной езды или регулярного передвижения по одному и тому же маршруту. Чем дольше ездишь «на автопилоте», тем меньше когнитивная нагрузка. С одной стороны, это хорошо. Если бы за рулем приходилось тщательно выверять каждое движение, мы бы быстро переутомлялись. Но когда нагрузки слишком малы, возникает другая проблема. Становится скучно, вы устаете от этого и можете совершить ошибку. Любой, кто когда-нибудь надевал разные носки или включал кофеварку, не засыпав в нее кофе, понимает, о чем я говорю. Когда мозг не занят, он не фокусируется и мы становимся рассеянными. Классический психологический принцип — закон Йеркса-Додсона — гласит, что способность к обучению уменьшается, если активация мозга слишком слаба или слишком сильна. Этот закон применим и к вождению. Проблема в том, что мы никогда не знаем, в какое мгновение ситуация резко изменится и пустая улица превратится в место происшествия.

Политехнический институт транспорта в штате Вирджиния и Национальное управление по безопасности дорожного движения в Вашингтоне провели эксперимент: оснастили 100 машин камерами, GPS-навигаторами и другими устройствами для наблюдения. Длительность записей, на которых были зафиксированы автомобили, проехавшие в общей сложности более 3 млн километров, составила 43 тысячи часов. Выяснилось, что виновниками почти 80% аварий и 65% аварийных ситуаций были водители, которые не обращали внимания на дорогу на протяжении всего трех или даже меньше секунд перед происшествием. Среднестатистический водитель 7,4 раза за один час езды настраивает радио, 8,1 раза отвлекается на детей и 10,8 раза ищет — темные очки, леденцы, мелочь для автоматов или что-либо столь же необходимое.

Самое удивительное: чем безопаснее становятся автомобили и дороги, тем безответственнее мы себя ведем. Дорожные инженеры разработали особую «прощающую дорогу»: это такое шоссе, которое предупреждает возможные ошибки водителя за счет множества знаков, отражателей, яркой разметки, расширения полос и т.п.

Со своей стороны и автопроизводители пичкают машины умной электроникой, вроде ABS и круиз-контроля, призванной облегчить нам жизнь. Убаюканные безопасностью, мы охотнее идем на риск, как бы поддерживая необходимый его уровень — и совершаем опасные маневры: стремимся проскочить на мигающий зеленый или не соблюдаем дистанцию, — тем самым накаляя и без того непростую ситуацию на дороге. Тогда как один из основных (но всеми игнорируемых) принципов дорожного движения — что хорошо для одного, не всегда хорошо для всех. В соседних машинах сидят такие же люди, которые так же куда-то спешат и которые подвержены тем же когнитивным искажениям, что и вы. Если каждый станет помнить об этом выезжая на дорогу, лучше будет для всех.