Феодалы информации | Большие Идеи

・ Феномены


Феодалы информации

Рецензия на книгу «The New Enlightenment and the Fight to Free Knowledge»

Автор: Иван Сорокин

Феодалы информации
Иллюстрация: Getty Images / erhui1979

читайте также

Видео: как менеджеры Apple управляют инновациями

6 симптомов вялотекущей болезни компании

Наталия Васина

Шугар Рэй Леонард: «Боксер, конечно, боится травм — но желание стать первым сильнее страха»

Дэниел Макгинн

Пространственное воображение развивает навыки общения?

Шелтон Эми

Рецензия на книгу Питера Кауфмана «The New Enlightenment and the Fight to Free Knowledge». Seven Stories, 2021.

Можете ли вы назвать на постсоветском пространстве ученого, который в XXI веке прославился настолько, что его знают в лицо представители практически любых наук во всем мире? Первая подсказка: это молодая казахстанская специалистка по нейроинформатике. Вторая подсказка: она приветственно машет миллионам посетителей своего сайта, разыскивающих научную информацию.

Неважно, по какой специальности вы работаете и в каком университете — маленьком, находящимся в стране, которая недавно появилась на карте, или топовом с многовековой историей, — если вы занимаетесь наукой в 2021 году, то с почти стопроцентной вероятностью вам доводилось пользоваться сайтом Sci-Hub. Это невероятная по размерам и сомнительная по легальности библиотека научных статей, «украденных» у издательства-гиганта Elsevier и прочих информационных олигополий. Александра Элбакян, создательница и в буквальном смысле лицо Sci-Hub, делает все, чтобы не нравиться другим людям, в том числе активным пользователям придуманного ей сервиса: признается в симпатиях к политике Сталина, обвиняет абсолютно всех журналистов в предвзятости, перекрывает доступ к серверам Sci-Hub из России — и еще много всего по мелочи. Тем не менее научные работники разных стран сходятся в том, что влиятельность Элбакян переоценить практически невозможно — фактически она создала эффективный инструмент борьбы с олигополией научных издательств, до сих пор продолжающих укрупняться и повышающих цены.

Неизбежную благодарность Элбакян можно найти на последних страницах книги «The New Enlightenment and the Fight to Free Knowledge» («Новое просвещение и борьба за свободное распространение знаний») исследователя, журналиста, культуртрегера, преподавателя, эссеиста, автора документальных фильмов и активиста Питера Кауфмана, успевшего поработать на пользу открытого доступа к знанию в нескольких странах по обе стороны Атлантики, а в последнее время счастливо осевшего в Массачусетском технологическом институте. Несмотря на то, что книга написана в разгар пандемии и вышла совсем недавно, последний поворот в истории Sci-Hub туда войти не успел: весной 2021 года Александра Элбакян приостановила загрузку вновь вышедших статей на серверы в связи с тем, что ФБР запросило у Apple доступ к личным данным программистки.

Увы, этот характерный и весьма неприятный сюжет прекрасно ложится в идеологическую канву «Нового просвещения»: многократно подчеркивая близость своего исследовательского поля к работам Руссо, Дидро и Бэкона, Кауфман пишет расширенный свифтианский памфлет, призывающий к пересмотру самого устройства копирайта и подходов к хранению и доступу к информации. Питер объясняет, почему библиотеки, музеи и поисковые системы должны в равной мере остерегаться диктата коммерческих и государственных структур («метафорический кнут» ФБР ничуть не лучше «метафорического пряника» Apple). По его мнению, научно-образовательная среда должна развиваться как децентрализованная само­обучающаяся сеть некоммерческих организаций, сочетающая в себе и цифровые базы знаний, и физические фонды артефактов.

О близости к памфлетам философов Просвещения XVIII века здесь говорит не только горячность тона и обилие  неологизмов (в частности, Кауфман пару десятков раз использует слово Monsterverse, «Вселенная монстров», для описания хтонических сил, препятствующих диффузии знания). Писатель не стесняется громких аналогий: совершившего самоубийство в 2013 году программиста Аарона Шварца, на которого завели уголовное дело за скачивание миллионов записей с платного сервиса научных публикаций JSTOR, он уподобляет еретику XVI века Уильяму Тиндейлу — автору первого и тем самым крамольного перевода Библии на английский, которого сожгли на костре. Онлайн-хранилище The Internet Archive, предотвращающее смерть цифровых артефактов, сравнивается с Александрийской библиотекой. Вацлава Гавела и Нельсона Манделу на античный или средневековый манер автор называет «королями-философами». Один из лейтмотивов «Нового просвещения» — правила, по которым должна быть построена единая свободная общедоступная библиотека знаний. Разумеется, это обсуждается на примере «Википедии», образцового «горизонтального» сервиса по распространению информации, — и здесь же автор напоминает нам о принципах написания «Энциклопедии» Дидро.

Если стилистика Кауфмана порой может показаться излишне цветистой для этой темы, то ее основные идеи бесспорны. Могут ли, как постулируется в «Новом просвещении», киноролики заменить в среднем и высшем образовании текст хотя бы частично? Видео с YouTube уже давно используют школы всего мира, а влияние образовательного TikTok растет день за днем. Должно ли нас волновать то, что алгоритмы рекомендательных сервисов Netflix и Spotify устроены так, что, соглашаясь на использование стриминговых подписок, вы неявно подписываете договор о передаче данных, характеризующих вашу личность? Если интернет и все формы мультимедиа, содержащиеся в нем, представляют собой общественное благо, должны ли государственные структуры предоставлять к нему доступ — как к дорогам, воде и электричеству? Да, разумеется; иначе разрыв в знаниях будет расти лавинообразно, а за ним в том же темпе и разрыв в условиях работы и доходах.

Кауфман посвящает целую главу политике книгоиздания в странах советского блока. «Архитектура ограничения свободы мысли не была изобретением Советского Союза, — пишет он. — Она наследовала традиции цензурирования Российской, Габсбургкой и Оттоманской империи, но в СССР модель отточили, а затем перенесли в страны Восточного блока». У новой модели было пять составляющих: полный госконтроль средств печати — от типографской бумаги до множительной техники, контроль поступления контента из-за рубежа, контроль дистрибуции изданий (завалить страну трешевым контентом), контроль доступа национальных издательств к зарубежной аудитории и контроль финансов издательств. Кауфман приходит к выводу о том, что госмонополия на знания немыслима в современных условиях, однако считает, что именно государство должно регулировать возникающие в условиях свободного рынка медиаолигополии.

Одна из многочисленных метафор Кауфмана относится к законам Ньютона: если в трех словах, то по его мнению, как падающее яблоко неуклонно стремится к земле, так и информация неизбежно стремится к тому, чтобы стать общественным достоянием. Идея безусловно красивая — однако есть несколько вопросов. На какие деньги содержать яблоню? Нужно ли ее трясти, чтобы яблоко упало быстрее? Кто именно будет следить за сохранностью яблока, когда оно упадет? Кому можно подержать и понюхать это яблоко — и как быть, если кто-то внезапно захочет его съесть?

Об авторе. Иван Сорокин — доцент МГУ имени Ломоносова.