«В будущем машины смогут не только видеть» | Большие Идеи
Феномены

«В будущем машины смогут не только видеть»

Ускова Ольга
«В будущем машины смогут не только видеть»
Роберт Юсупов

Кто-то рождается потомственным музыкантом, кто-то врачом, в ком-то с детства можно разглядеть футболиста, а мы все в Cognitive самой судьбой предназначены заниматься искусственным интеллектом. Одно из моих детских воспоминаний: мы сидим с братом на коленях у мамы, в нашей комнате толпа народа, это папины друзья и сотрудники, и мы все смотрим на заклеенный скотчем старенький телефонный аппарат — ждем звонка из Стокгольма. Папа сейчас с русской командой математиков и программистов сражается на первом чемпионате мира по компьютерным шахматным программам. Звонок — и все обнимаются и радуются — ура! Мы чемпионы мира! Победила русская программа искусственного интеллекта «Каисса». И когда я услышала эти слова, я спросила: «А что такое искусственный интеллект?» — «Это когда машина может думать и решать поставленную задачу сама, как человек».

Возникло ощущение чуда, которое во мне осталось до сих пор, и, надеюсь, мне удается передавать его партнерам и сотрудникам моей компании уже 25 лет.

К сегодняшнему международному прорыву в сфере компьютерного зрения мы шли долго — тщательно создавая школу, выращивая уникальных специалистов. Сначала, в 1990-х, были кажущиеся простыми теперь задачи по распознаванию текстов, так называемое 2D техническое зрение. Потом, добившись 99,8% точности распознавания на самых сложных документах и отыграв для себя этот рынок (к концу 1990-х мы имели контракты практически со всеми крупнейшими производителями сканеров в мире), мы выложили этот софт в свободный доступ и приступили к задаче 3D технического зрения. А потом — к моделированию способностей человеческого мозга по обработке картинок и динамических изображений. Эта тяжелая и кропотливая работа дала первые предпромышленные результаты в 2009 году, что позволило нам начать строительство прототипа искусственного мозга для автомобиля — на базе российского грузовика «Камаз». В 2014 грузовик поехал сам и вскоре уже умел выполнять сложные маневры на дороге в роботизированном режиме. К этому времени к задачам технического зрения подключились специалисты по нейронным сетям, построению и анализу дорожной сцены и многие другие, включая команду нейропсихологов, которая сейчас постоянно консультирует наших математиков в работе над построением поведенческих моделей для нового поколения продукта Cognitive Pilot — системы автономного управления ТС.

Теперь окончательно сформировалась основная концепция искусственного мозга для управления автомобилем, и перед нами так же, как и в 1990-е в задаче автоматического чтения текста, замаячила цифра 99,9999 — точность распознавания объектов дорожной сцены. Только если раньше цена ошибки — это опечатка в тексте, то теперь — человеческая жизнь, что показала авария находящейся в беспилотном режиме Tesla в конце 2016 года.

Для меня это еще и глубоко личная история. В 1992 году в лобовом столкновении при съезде на встречную полосу погиб мой научный руководитель Александр Блишун. Поэтому создание и внедрение беспилотных технологий для автомобилей, которые сделают мир как минимум в половину более безопасным, я во многом посвящаю и его памяти.

В 2015—2016 годах мы представили свою разработку на нескольких международных конференциях и передали наши алгоритмы распознавания одному авторитетному международному научно-техническому совету, который сравнил результаты работы алгоритмов команд из разных стран. После этого к нам обратились представители крупнейшего немецкого производителя: их заинтересовало наше решение.

Рынки интеллектуальных систем развиваются скачкообразно, потому что долгое время инвесторы не обращают внимания на исследования в лабораториях. Системы для автономных автомобилей не исключение. За много лет в вакууме родилась всего одна серьезная, заслуживающая внимания компания — израильская Mobileye, которая несколько лет была практически монополистом. Они начали с видеорегистраторов и датчиков, затем перешли к ADAS (advanced driver assistant system) — интеллектуальному софту для помощи водителю. Mobileye далеко оторвалась от остальных благодаря практике, наработанной за 15 лет с реальными производителями.

В последние два года в область беспилотников двинулись все автопроизводители, и разработки Mobileye стали мегавостребованными. В марте 2017 года корпорация Intel объявила о приобретении Mobileye за $15,3 млрд.

В сравнении с лидером

У Cognitive Technologies реальная практика появилась благодаря совместному проекту с «Камазом». Без выхода на реальную почву писать алгоритмы можно бесконечно: если их тестируют только на машинке в коридоре, то с точки зрения инвестиций это по-прежнему будет нулевой раунд. Поэтому три года работы с «Камазом» были нам необходимы. Интеллектуальный самосвал создан по техническому заданию, которое фактически превращает его в «Мерседес» люксового класса среди грузовиков. Автопилот различает полосу, предупреждает о препятствиях, видит пешеходов, распознает знаки и т. д.

В 2016-м эксперты назвали нашу Cognitive Pilot (систему интеллектуальной системы помощи водителю) «Mobileye номер 2». Нас не обидело такое позиционирование, ведь в каком-то смысле гонка за лидером имеет свои преимущества, ты движешься уже по разведанным дорожкам и стараешься не повторять ошибки первого.

Международные производители стали вести с нами переговоры по промышленным заказам. Значит, как минимум нас рассматривают как альтернативу при торге с Mobileye. Конечно, первые три-четыре года мы будем вынуждены держать низкие цены. Но это даст нам возможность выйти на зарубежный рынок, что вообще для компании с русскими корнями очень тяжело. Наш шанс — технологическая особенность и даже эксклюзивность решений. Она связана с исторической данностью — с российскими дорогами. Когда-то наш беспилотник тестировался в Калифорнии на пробеге 20 км по шоссе от Монтеррея, и результат — по перестраиванию и удержанию полосы — был хуже, чем у машины Google. А вот когда их беспилотник привезли в Россию, мы выбрали участок трассы от Переславля-Залесского до Ростова Великого, и их машина встала через 10 метров, отрапортовав: дороги нет — я не еду. Это поддержало нашу уверенность в правильности выбранного пути.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Нужен ли руководителю отпуск?
Розабет Мосс Кантер