Как талант победил капитал | Большие Идеи

・ Феномены
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Как талант
победил капитал

От мозгового капитала «креативщиков» полностью зависит принятие решений, которые приведут или не приведут компанию к процветанию.

Автор: Роджер Мартин

Как талант победил капитал

читайте также

Мозг да Винчи

Леонард Шлейн

Риски вышли из-под контроля

Розенер Джонатан,  Шерлис Уильям

Расскажите всё

Лара Галински

Почему Hulu проиграл

Майкл Смит,  Рахул Теланг

При слове «шестидесятые» сразу всплывают в памяти хиппи, протесты против Вьетнамской войны, Вудсток, сексуальная революция и психоделические наркотики. Но наряду со всем этим в корпоративной Америке случилось весьма значительное событие, отразившееся в статистике за 1960 год. Это было первым аккордом экономической революции, той самой, которая во многом выразилась в возрастании роли специалистов в бизнесе.

В своей статье в свежем номере HBR я описываю, как до 1960 года экономика США развивалась черепашьими темпами и уровень творческих проявлений в ней был весьма низким. В начале XX века процент сотрудников, которым по должности полагалось выносить самостоятельные суждения и принимать решения, достигал лишь 13%. Оставшиеся 87% — независимо от отрасли — занимались рутинной работой, где вышестоящее начальство не только определяло, что они будут делать весь день, но во многом и как они это будут делать. К 1960 году доля рабочих мест, ориентированных на творчество, выросла до 16%: изменения коснулись всего лишь трех из ста сотрудников в течение шестидесятилетнего периода. Следовательно, в 1960 году 84% всех рабочих позиций в США требовали от людей, занимавших их, минимум самостоятельных суждений.

И в самом деле это была эпоха, когда для процветания компании требовался денежный капитал и природные ресурсы; ей практически не нужны были сотрудники с уникальными талантами и навыками. Скорее ей нужно было очень много людей умелых и послушных.

Но с 1960 года экономика начала меняться таким образом, что от все большего числа сотрудников стали требовать независимых решений. С 1960 по 2010 год количество таких должностей росло в четыре раза быстрее, чем в период с 1910 по 1960 гг., и к 2010 году их доля выросла более чем в два раза и составила 33% от всех рабочих мест в США.

Читайте материал по теме: Как переспорить Милтона Фридмана

Это не было сюрпризом для Питера Друкера, который несколько раз предсказывал фундаментальные изменения в американской экономике XX века. Еще в 1959 году он доказывал, что экономика перестает опираться на сильные ноги, руки и спины, и самой главной мышцей в ней становится та, которая расположена у сотрудника между ушами. Он сделал предположение, что эти «работники умственного труда» будут другими, они не смогут дистанцироваться от своей повседневной деятельности, поскольку она будет плодом их ума. Это значит, что к ним следует относиться скорее как к «солдатам-добровольцам», чем как к «наемникам-профессионалам» (если использовать военную метафору) — и эту мысль надо признать удивительно пророческой.

Возросшая роль творчества в работе за последние пять десятилетий отразилась и в биржевых котировках. В 1960 году лишь восемь из пятидесяти компаний с самой высокой капитализацией своим положением на рынке были обязаны талантам своих специалистов. Наверное, нетрудно догадаться, что самой крупной из них была корпорация IBM, которая в 1960 году занимала четвертое место. В этом списке были также Eastman Kodak (№11), P&G (№15), General Foods (№19), Coca-Cola (№34), American Home Products (№40), Campbell Soup (№48) и RCA (№49). Они все еще были исключениями; гораздо чаще встречались фирмы, которые завоевали свои позиции благодаря контролю над природными богатствами, такими как нефть или минеральные ресурсы, или же обладанию недвижимостью.

Но к первопроходцам быстро присоединились другие: и они из меньшинства превратились в движущую силу американской экономики, составив 28 из 50 главных компаний.

Читайте материал по теме: Урок истории для финансистов

Изменения эти, безусловно, положительные. Двадцать из ста американских сотрудников, которые могли бы заниматься монотонным трудом сто лет назад, теперь заняты творческой деятельностью. Но эта трансформация дорого стоила капиталистам — владельцам компаний. Умелые и послушные работники одновременно были и дешевым ресурсом. Но сотрудники, которые должны выносить осмысленные независимые суждения и принимать важные решения, дешевыми быть не могут по определению, и послушание, без сомнения, не является их главной характеристикой.

Раньше капиталисты постоянно сражались с профсоюзами за куски общего экономического «пирога» — и, надо сказать, весьма успешно. Теперь их битва — это битва против больших умов. От мозгового капитала этих «креативщиков» полностью зависит принятие решений, которые приведут или не приведут компанию к процветанию. Эти специалисты куда более сильны за столами переговоров, чем профсоюзы сто или пятьдесят лет назад. (А самих профсоюзов, в том виде, в каком их знали наши деды и прадеды, больше нет.)

Друкер был прав в двух аспектах: работники интеллектуального труда стали доминирующей силой, и их надо «гладить по шерстке», относясь к ним соответственно их вкладу в общее дело. Но не ясно, понимал ли Друкер, что платить им будут очень много и что они станут главными экономическими противниками капиталистов в XXI веке?

Читайте по теме: