Какие страны лучше (и хуже) всех подготовились к жизни в эпоху COVID-19 | Большие Идеи
20-21: Уроки стойкости
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Какие страны лучше (и хуже) всех подготовились к жизни в эпоху COVID-19

Бхаскар Чакраворти , Рави Шанкар Чатурведи
Какие страны лучше (и хуже) всех подготовились к жизни в эпоху COVID-19
Иллюстрация: MirageC/Getty Images

От редакции. Эту статью и другие материалы, опубликованные в рубрике «2020: Уроки стойкости», вы можете читать бесплатно. Если наш контент помогает вам преодолевать трудности нынешнего кризиса, лучший способ поддержать HBR Россия — оформить подписку.

В мире, борющемся с COVID-19, становятся новой нормой режимы работы, совместимые с социальным дистанцированием. Однако это может выглядеть совершенно по-разному. Страны принимают совсем разные меры для предотвращения распространения инфекции. Первые, например, Индия, ввели обязательный полный карантин. Вторые, например, Сингапур, более постепенно приостанавливали очные формы работы и только недавно объявили карантин. Третьи, например, Бразилия, вовсе не сочли это нужным. Многие государства, такие как Германия, Дания, Новая Зеландия, планируют осторожно снимать ограничения. А в Соединенных Штатах президент Трамп дал каждому штату право составить себе календарь отмены профилактических мер.

Мир фактически запустил головокружительную серию экспериментов, проверяя не только результативность принимаемых мер по сглаживанию кривой распространения пандемии, но и способность своих экономик выжить в условиях переноса всей пригодной для этого деятельности в онлайн-режим. Другими словами, на наших глазах происходит эксперимент по проверке работоспособности и устойчивости интернета. Мы быстро выясняем, насколько он приспособлен к тому, чтобы создать прототип действующей экономики. Мир будет зависеть от этого прототипа еще долгое время после того, как страны начнут осторожно отменять свои карантины.

Хотя только часть любой экономики может функционировать в онлайне, успех перевода огромных пластов деятельности в «социально дистанцированный режим» зависит от множества цифровых услуг. Чтобы работники оставались на связи, нужны платформы и приложения для дистанционного общения, такие как Zoom или Skype. Чтобы обеспечивать удаленных работников продуктами питания и товарами первой необходимости, нужна электронная коммерция. Цифровые СМИ — особенно способные выдержать сокращение доходов от рекламы — необходимы, чтобы люди получали информацию и принимали оправданные коммерческие решения. А странам прежде всего нужны ресурсы для осуществления цифровых платежей, способные справиться с резким наплывом транзакций.

Всё это, в свою очередь, зависит от интернет-инфраструктуры и ее способности выстоять, несмотря на резкое нарастание цифрового трафика и одновременное использование приложений, для которых необходим широкополосный интернет. Чтобы уменьшить затраты, с которыми страны неизбежно столкнутся, политикам и технологическим компаниям нужно понимать слабые места интернет-услуг. Им также необходимы передовые практики, чтобы в срочном порядке вводить усовершенствования и планировать долгосрочные инвестиции на период, выходящий за пределы этого кризиса.

В Школе Флетчера при Университете Тафтса в рамках исследовательского проекта, профинансированного Mastercard Impact Fund и управлявшегося Mastercard Center for Inclusive Growth, мы изучили этот вопрос, оценив 42 страны, которые играют важную роль в мировой экономике и ввели меры социального дистанцирования. Некоторые страны, по которым у нас не было ключевых данных, мы оставили без внимания. Мы оценили «готовность к социальному дистанцированию» этих экономик, используя три показателя, разработанные совместно с нашей командой, в которую входили исследователи Гриффин Брюэр и Кристина Филипович.

  • Надежность ключевых платформ, необходимых для непрерывности бизнеса: сервисов для удаленной работы, площадок электронной коммерции, цифровых СМИ и систем цифровых расчетов в стране.

  • Распространенность и устойчивость возможностей для цифровых платежей и осуществления транзакций.

  • Устойчивость интернет-инфраструктуры перед резкими скачками трафика.

Используя эти данные, чтобы сопоставить страны по указанным выше параметрам, можно создать упрощенную, но все же полезную, на наш взгляд, картину. Результаты приведены ниже (чем выше балл страны, тем лучше у нее обстоят дела с каждым параметром).

Насколько страны готовы к удаленной работе

Цифровые платежи, интернет-инфраструктура и цифровые платформы определяют, насколько быстро мы можем справляться с удаленной работой. Вот как показали себя 42 страны.

Примечание: Данные по платежным системам получены на основании DEI-2017 и информации из базы данных Global Findex от Всемирного банка. «Надежность» оценивается по трем показателям для оценивания платформ от рейтинга Ease of Doing Digital Business: электронная коммерция (20%), цифровые СМИ (20%) и фриланс (20%), а также по состоянию инфраструктуры для электронных платежей на 2019 год (40%). «Устойчивость» рассчитана путем деления скорости загрузки в 4G в самый медленный час дня на среднюю скорость загрузки в 4G. Источник: Школа Флетчера при Университете Тафтса.

При изучении этой карты можно обнаружить несколько паттернов и сделать выводы на их основании.

Существует разделение на богатых и бедных, но есть также разделение на устойчивых и хрупких. В странах с продвинутой экономикой, находящихся в верхней части графика, самые надежные цифровые платформы, благодаря которым они лучше готовы к резкому переходу к онлайн-работе, чем развивающиеся страны внизу. В них также более крепкие механизмы для цифровых платежей. Однако устойчивость интернет-инфраструктуры сильно разнится от страны к стране, то есть в некоторых странах она может не справиться с повысившимся спросом. Страны в левой части графика столкнутся с неустойчивыми подключениями и замедлением загрузок по сравнению с «нормальными» показателями, а это может повредить производительности.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
История о холостяке
Бланком Александром Management Wealth UBS директором рассказанная