Квантовые вычисления: что нужно знать руководителям компаний | Большие Идеи
Технологии
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Квантовые вычисления: что нужно знать руководителям компаний

Джонатан Руэйн , Уильям Оливер , Эндрю Макафи
Квантовые вычисления: что нужно знать руководителям компаний
Фото: Spencer Lowell

В 1994 году математик Питер Шор предложил алгоритм квантовых вычислений, радикально сокращающий время поиска простых множителей больших чисел — у обычного компьютера на основе транзисторов это заняло бы миллиарды лет, а квантовому компьютеру хватит нескольких дней. Это был грандиозный прорыв, ведь разложение целых чисел на множители лежит в основе современного шифрования и информационной безопасности. Семь лет спустя ученые из IBM впервые продемонстрировали работу этого алгоритма на квантовой машине, хотя и очень маленькой, доказав осуществимость алгоритма Шора.

Квантовые компьютеры решают многие задачи на несколько порядков быстрее и потребляют меньше энергии, чем классические двоичные. Чтобы понять, почему так, представьте себе двумерный лабиринт. Классическому компьютеру придется пробовать один путь за другим, пока он не найдет выход. Если в лабиринте 256 возможных путей, классический компьютер должен пройти его примерно 128 раз (в среднем он испробует половину путей, прежде чем найдет выход). А квантовый компьютер может идти по всем 256 путям одновременно. Другими словами, 8-разрядный классический компьютер cпособен одномоментно представлять только одно число от 0 до 255, а 8-кубитный квантовый компьютер — все числа от 0 до 255. Как такое возможно? Ответ кроется в фундаментальных законах квантовой механики: в то время как бит (двоичный разряд в обычном компьютере) может принимать значение 0 или 1, кубит (сокращение от «квантовый бит») способен принимать не только одно из них, но и оба значения сразу.

Квантовые вычисления помогут оптимизировать инвестиционные стратегии, улучшить шифрование, вывести на рынок новые продукты и много чего еще. Исследованиями в области квантовых вычислений занимаются лучшие математики и другие ученые, конкуренция среди частных компаний очень высока, в них вкладываются огромные средства. По данным CB Insights, с 2015 по 2020 год венчурные инвестиции в эту сферу выросли на 500%. Основанный в 2016-м стартап в области квантовых вычислений PsiQuantum уже привлек более $665 млн, включая инвестиции от BlackRock и Microsoft. Тяжеловесы в области исследований и разработок — Honeywell, IBM и Intel — также включились в гонку, подготавливая следующий квантовый прорыв. Консалтинговые фирмы активно аккумулируют кадры под новые запросы клиентов; в Accenture работают 15 команд и более 100 экспертов по квантовым технологиям со всего мира. (Раскрытие информации: Accenture оказывает финансовую поддержку Инициативе по цифровой экономике MIT, где работают двое из соавторов.) В мае 2021 года Google запланировала потратить несколько миллиардов долларов на создание к 2029-му полноценного квантового компьютера, а в ее новом центре квантовых вычислений для ИИ в Санта-Барбаре разместятся сотни сотрудников, квантовый центр обработки данных, исследовательские лаборатории и производство квантовых процессоров и микросхем.

ИДЕЯ КОРОТКО

Перспективы

Квантовые компьютеры решают многие задачи на несколько порядков быстрее и потребляют меньше энергии, чем классические двоичные компьютеры. Они принесут две огромные перемены: придет конец существующей инфраструктуре кибербезопасности в интернете и произойдет взрывной рост вычислительных мощностей, который в перспективе изменит наш мир.

Проблемы

При разработке квантовых компьютеров для коммерческого применения ученые сталкиваются с великим множеством проблем. Но как только они будут преодолены, переход на постквантовую криптографию потребует больше затрат, чем для решения проблемы 2000 года, а оно обошлось Соединенным Штатам и их предприятиям более чем в $100 млрд.

Последствия

В этой статье говорится о том, как приход квантовых компьютеров не только изменит парадигму кибербезопасности, но и подстегнет инвестиции в цифровую экономику, переформатирует целые отрасли и ускорит инновации.

Именно в такой среде чаще всего случаются прорывные технологические достижения. И будьте уверены: прорыв в области квантовых вычислений будет значительным. Современному деловому миру он принесет — одновременно и внезапно — две огромные перемены. Первая состоит в том, что существующей инфраструктуре кибербезопасности в интернете придет конец, и компании, не модернизировавшие ее вовремя, станут уязвимыми для атак. Вторая перемена гораздо более приятная — взрывной рост вычислительных мощностей позволит нам делать то, что сегодня невозможно и что в перспективе изменит мир.

Когда же появится квантовый компьютер для коммерческого применения? Прошло почти 20 лет с тех пор, как была доказана реализуемость алгоритма Шора, а ученые продолжают сталкиваться с множеством проблем при разработке больших квантовых компьютеров. Скептики утверждают, что еще слишком рано радоваться — или тревожиться, в зависимости от того, как вы на это смотрите, — по поводу применения квантовых вычислений в реальной жизни. Здесь уместно напомнить, что транзистор был изобретен в 1947 году, однако только спустя 25 лет создан первый 4-разрядный процессор, а еще через 25 лет Intel представила процессор Pentium Pro с несколькими миллионами транзисторов. Наукоемкая разработка — дело небыстрое, и квантовые технологии не исключение.

Но квантовые вычисления не за горами, и руководителям компаний пора подумать о том, как их приход подстегнет инвестиции в цифровую экономику, переформатирует целые отрасли и ускорит инновации. В краткосрочной перспективе это не повлияет на судьбу вашего бизнеса, но уже сегодня очень важно хорошо ориентироваться в применении квантовых технологий, чтобы ваша фирма получила преимущества и избежала возможной катастрофы в ближайшее десятилетие.

ЧТО ТАКОЕ КВАНТОВЫЙ КОМПЬЮТЕР?

Принципы квантовой механики — науки о поведении материи и света на атомном и субатомном уровне — лежат в основе таких инноваций, как МРТ, лазер, атомные часы и электронный микроскоп. Но для создания компьютера на основе этих принципов мы должны освоить совершенно новые приемы: точно управлять квантовыми системами, сохраняя при этом их «странную» природу. Это непростая задача, потому что квантовые системы, такие как фотоны и электроны, очень чувствительны и нестабильны, а их поведение бросает вызов укоренившимся представлениям об устройстве материального мира. Но если правильно использовать их парадоксы, они становятся «не багом, а фичей», открывая новые возможности.

Одно из серьезнейших препятствий на пути к созданию полноценных квантовых компьютеров — недолговечность кубитов. Они могут терять свои квантовые свойства под действием вибрации, температуры и других факторов окружающей среды, что приводит к ошибкам. На текущий момент именно ошибки в кубитах налагают ограничения на продолжительность выполнения алгоритма. Ученые работают над созданием сред, в которых взаимодействуют множество физических кубитов, создавая защищенные от ошибок логические кубиты, способные существовать гораздо дольше — достаточно долго для коммерческого применения. Скорее всего, для появления одного логического кубита потребуется около 1 тыс. физических кубитов; сегодня лучшие квантовые компьютеры имеют от 50 до 100 физических кубитов.

За последние пару лет корпорации стали заниматься созданием квантовых компьютеров гораздо активнее. IBM и Google, две наиболее оптимистично настроенные технологические компании в этой сфере, считают, что логический кубит будет продемонстрирован в ближайшие два года. Как

и в случае с компьютерами на транзисторах, возможности коммерческого применения откроются не сразу, но будут неуклонно расти по мере увеличения количества логических кубитов и уменьшения частоты возникновения ошибок.

ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ КВАНТОВЫЕ КОМПЬЮТЕРЫ

В ближайшем будущем разрабатывать квантовые компьютеры или владеть ими будут лишь немногие фирмы. Мы увидим модель в стиле облачных вычислений, когда компании арендуют доступ к квантовым машинам, владеет которыми относительно небольшое количество специализированных поставщиков, подобно сегодняшним AWS, Google Cloud и Microsoft Azure. (Раскрытие информации: исследования Уильяма Оливера, одного из соавторов, финансировались этими и другими упомянутыми в статье компаниями.) Квантовые компьютеры начнут использоваться не сами по себе, а станут частью гибридного решения, где задачи будут назначаться наиболее подходящей машине (квантовой или классической). Облачная инфраструктура квантовых вычислений позволит объединять ресурсы и даст эффект масштаба, что, в свою очередь, простимулирует спрос и ускорит развитие.

По мере совершенствования квантовых вычислений разработчики алгоритмов смогут быстро и многократно проверять свои идеи и догадки. Им не придется ждать несколько лет — от разработки до тестирования на полноценной машине.

Квантовые алгоритмы сильно отличаются от тех, что пишут для обычных компьютеров. Наиболее вероятно коммерческое применение пяти типов решений, причем часть из них позволит намного быстрее выполнить привычные задачи, а часть — откроет путь совершенно новым.

1. МОДЕЛИРОВАНИЕ

Когда пионеры квантовой физики Ричард Фейнман и Пол Бениофф впервые представили себе квантовый компьютер, они решили, что он откроет тайны природы. Мы начинаем видеть доказательства их предвидения. Например, моделирование химической реакции, в которой участвуют 100 электронов с сильной корреляцией (одна из таких реакций — фиксация азота), не под силу даже самым мощным из классических компьютеров. Но в 2017 году группа Маркуса Райхера, профессора теоретической химии из Швейцарской высшей технической школы Цюриха, определила размер квантовой системы, которая выполнила бы эту задачу, и представила практически осуществимый подход к ее решению. Группа обнаружила, что для этого нужен кластер современных машин примерно по 100 логических кубитов каждая. Примеров возможных прорывов в моделировании природных процессов предостаточно. Вот лишь три из них.

Химия. В начале 1900-х годов Фриц Габер и Карл Бош разработали промышленный процесс фиксации азота, в котором аммиак синтезируется непосредственно из азота и кислорода — процесс, который до сих пор используется в производстве сельскохозяйственных удобрений, помогающих прокормить миллиарды людей. Каким бы невероятным ни было это сделанное более века назад открытие, оно обошлось нам дорого: сейчас на процесс Габера — Боша приходится от 1 до 2% мирового потребления электроэнергии и 1,4% выбросов CO2. Эти цифры следует снизить, и тут пригодятся квантовые вычисления.Например, нам известно, что встречающийся в природе фермент может давать те же результаты, что и процесс Габера — Боша, затрачивая гораздо меньше энергии. К сожалению, ограничения классических компьютеров не позволяют точно моделировать химические реакции, в которых этот фермент участвует. Когда-нибудь это сможет сделать квантовый компьютер, открывая тем самым дорогу новым, более энергоэффективным методам производства удобрений и других химикатов.

Энергетика. В одном из видов ядерного синтеза, известном как термоядерный синтез с инерционным удержанием, для прессования крошечных топливных гранул используются мощные лазеры, создающие чрезвычайно высокие температуры при нужных условиях. Энергия, высвобождаемая в результате этого процесса, может превышать потребленную лазерами, что теоретически превращает его в источник энергии. Однако достижение этого на практике зависит от точнейшей настройки огромного числа параметров процесса — классические компьютеры с этим не справлялись. Технический директор Google Хартмут Невен считает, что квантовые методы помогут в разработке более совершенных реакторов, открывая возможности экологически чистой генерации энергии в больших масштабах.

Биология и медицина. В 2018 году три химика из Гарварда опубликовали статью, в которой описаны возможности квантовых вычислений для создания новых лекарств. Они подробно рассказали, как эта технология может дать значительный прогресс, позволяя определять характеристики молекулярных систем быстрее и точнее. В том же году данные исследователи стали соучредителями Zapata, стартапа в области квантовых вычислений, который с тех пор привлек более $65 млн венчурного капитала.

советуем прочитать

Об авторах

Джонатан Руэйн (Jonathan Ruane) — преподаватель группы глобальной экономики и управления в Школе менеджмента Слоуна при MIT, научный сотрудник Инициативы по цифровой экономике MIT (IDE).

Уильям Оливер (William D. Oliver) — профессор электротехники, информатики и физики в MIT, научный сотрудник лаборатории Линкольна, директор Центра квантовой инженерии MIT и заместитель директора Исследовательской лаборатории электроники MIT. Его исследование было проведено при поддержке Amazon Web Services, Google, IBM, Microsoft и Zapata, а также других компаний.

Эндрю Макафи (Andrew Mcafee) — соучредитель и содиректор IDE, главный научный сотрудник Школы менеджмента Слоуна при MIT.

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Три правила руководства Уоррена Баффетта
Брайан Тайан,  Дэвид Ларкер
Веришь — не веришь
Федюкин Игорь