Основатель компании ABBYY о своей неудаче на ниве инноваций | Большие Идеи
Управление инновациями

Основатель компании ABBYY о своей неудаче на ниве инноваций

Ян Давид
Основатель компании ABBYY о своей неудаче на ниве инноваций

Карманный коммуникатор

«Представь себе, ты вводишь информацию о себе, о девушке своей мечты — и твой карманный компьютер вибрирует, если находит ее в радиусе ста метров!» Так я рассказывал о Cybiko и показывал его в действии спустя месяцы, можно сказать, круглосуточной работы. Но это было позже.

А началось все в 1998 году. Во всем мире, в том числе и в России, был большой интерес к тамагочи, придуманным в японской компании Bandai. Мне пришла в голову мысль: почему бы не сделать тамагочи, которые могли бы размножаться, чтобы были «мальчики» и «девочки» и они знакомились бы друг с другом. Помню, мы сидели с женой Аленой на кухне и я излагал ей очередную дурацкую идею — карманного устройства, благодаря которому не только электронные зверьки, но и их хозяева — молодые люди — будут знакомиться и общаться. Алена, как обычно, аргументированно все раскритиковала.

Но мечта осталась. После долгих обсуждений решили сделать гаджет, который обеспечит вирусный эффект: он будет возникать, если тому, у кого устройство уже есть, нужно, чтобы и его друг купил такой же. И мы начали работать. Мы хотели сделать карманный коммуникатор, чтобы можно было создавать личные профили, знакомиться и обмениваться сообщениями.

Первый документ — три страницы с описанием устройства под рабочим названием Cybertalk — появился 17 октября 1998 года. Потом за три недели мы провели маркетинговое исследование в шести странах. Результат нас удивил. Мы думали, что наша аудитория — недавние выпускники вузов. А выяснилось, что самая большая потребность в общении у подростков 14—17 лет. Но тогда еще не было ни мобильных телефонов, ни Bluetooth, ни SMS’ок, ни Facebook* или Twitter…

К концу 1998 года мы разработали первый, еще очень несовершенный прототип, величиной с обувную коробку. Я показал его Анатолию Карачинскому, президенту IBS Group, и сказал, что это будет красивый карманный компьютер. Он слушал скептически, хотя и допустил, что после доработок проект будет жить. Многие тогда сомневались в нашей затее, но нас это не останавливало.

Надо было найти завод, который согласился бы выпускать наши коммутаторы. В ноябре — декабре 1998 года я съездил в Южную Корею и Тайвань в поиске производителя. Наконец в Тайване нашел компанию Inventec. Там нам сказали: дайте нам схему и чертежи, и мы все сделаем. Мы заключили контракт на выпуск наших устройств. Но кроме

схемы нужны были собственная операционная система, радиопротокол, приложения, инженеры и программисты, которые бы все это разработали. Помог кризис — тогда можно было быстро найти высококлассных специалистов.

Проходит еще месяц, и в январе 1999 года мы уже арендуем помещение в Москве, в котором сидят 40 человек. Одна команда разрабатывала игры, другая — операционную систему, и отдельная группа — радиотракт с уникальными характеристиками по дальности связи, энергопотреблению и помехозащищенности. И еще были люди, которые занимались беспроводной локальной сетью.

Больше всего времени ушло на корпус для промышленного прототипа. Нужно было создать компьютерную трехмерную модель, и потом — изготовить пресс-формы. Но оказалось, что на это уходит четыре месяца. Значит, корпус для прибора будет готов к маю. А мы-то мечтали начать продажи в сентябре!

И вот в июне 1999-го, то есть через девять месяцев после того, как мы сформулировали концепцию, я держал в руках три первых устройства. Они напоминали гибрид рации и наладонника, но с цветными панелями и большим количеством кнопок. Это были настоящие компьютеры — с операционной системой CyOS, беспроводной локальной сетью CyRF, с чатом, френдфайндером и органайзером. Ты их включаешь, они автоматически находят друг друга, объединяясь в одноранговую локальную сеть. Можно отправлять текстовые сообщения — как персональные, так и видимые всем пользователям. Владелец устройства создавал свой профиль, указывая пол, возраст, имя, по желанию, хобби, учебное заведение и т.д., а также — профиль человека, которого хотел бы найти. Функция FrienFinder сканировала эфир, и, если обнаруживала такого, на экране появлялись сердечки. Чем их больше — тем точнее совпадение. Наши Cybiko позволяли на расстоянии нескольким пользователям играть друг с другом в машинки, на бильярде и пр. Фантастика!

Но компьютеры надо было дорабатывать. Аккумулятора хватало лишь на два часа, а мы хотели, чтобы Cybiko работал без подзарядки не меньше пяти часов. Да и увеличить радиус действия с 15 до 150 метров.

Поиск инвесторов

Параллельно мы собирали деньги на проект. Первые $120 тысяч вложили я, мой отец и ABBYY. Но они разлетелись за пару месяцев: $70 тысяч надо было заплатить только за пресс-форму, а еще зарплата, аренда, оборудование. Деньги кончались, и нужно было срочно найти инвесторов. Но, не видя устройства, они лишь скептически пожимали плечами. Нам надо было быстро раздобыть $1,5 млн — чтобы запустить наш Cybiko в массовое производство. Алексей Блохин — как и я, выпускник МФТИ, в то время один из руководителей российского отделения Raiffeisen Bank, — проникся идеей и захотел инвестировать некоторую сумму в проект, но главное, он решил уйти из Raiffeisen и занять пост финансового директора нашего маленького стартапа! Для нас это было потрясающе важное приобретение. В апреле 1999 года мы вели переговоры с десятком потенциальных инвесторов, но деньги тем временем неумолимо кончались. Георгий Пачиков, один из основателей легендарной компании «ПараГраф», и Александр Кутуков, владелец «Техносервиса», больше всех склонялись к положительному решению об инвестировании. Тогда уже мы смогли показать им кое-какие платы, экранчики. Пригласив меня на встречу, они сказали: хорошо, мы вложимся, но при условии — ты уходишь из ABBYY, уходишь с поста гендиректора и переезжаешь в другой офис.

Я такого не ожидал. И не понимал, почему они так ставят вопрос. Это просто шантаж! Но выхода не было. Я должен был платить людям зарплату. Я принял их условия. Лишь спустя год или два я понял, насколько они были мудрее меня. Заниматься одновременно Cybiko и ABBYY я бы просто не смог и лишь навредил бы обоим проектам.

Деньги были инвестированы, у нас появилась возможность работать дальше. Вскоре вслед за Георгием Пачиковым, Алексеем Блохиным и Александром Кутуковым инвесторами новой компании Cybiko стали Анатолий Карачинский (к тому времени его мнение о нашем проекте изменилось) и Эстер Дайсон, основательница EDventure Holdings.

Летом 1999 года, когда у нас уже были первые коммуникаторы, мы поняли, что речь должна идти о том, чтобы продавать Cybiko сотнями тысяч штук. А это совсем другие деньги. Мы пригласили «Тройку Диалог», чтобы она помогла нам привлечь инвестиции. Я бесконечно участвовал в видеоконференциях с потенциальными инвесторами. Затем поехал с тремя Cybiko в Америку. Я показывал их крупным компаниям, производящим игрушки: Hasbro, Bandai, Sony, лично Джилу Бараду, гендиректору Mattel. Всего за 20 дней я встретился с людьми из 15 ведущих компаний. Тогда мы думали, что Cybiko — это игрушка. Но игрушка ли? Оказалось, что для него просто физически нет полок в магазинах. Это не плюшевая игрушка, не видеоигра, не PDA, не телефон… Именно по этой причине игровые компании затягивали переговоры. Они говорили: «Похоже, вы делаете что-то потрясающее, но мы не сможем это продать. У нас бизнес устроен просто: когда мы разрабатываем новинку, мы знаем, на какую полку она попадет. А для вашей сейчас полки в магазине нет. Приходите через некоторое время».

Своя команда в Америке

Я встречался с американскими производителями игрушек потому, что мы не хотели сами заниматься продажами. Поначалу мы думали продать крупной компании все патенты, технологии, права, выводить Cybiko на рынок под чьим-нибудь известным брендом и вообще не вмешиваться в маркетинг. Но в августе 1999-го стало ясно, что этот план проваливается. Нам не говорили «нет». Нам говорили «подождите». Но ждать было невозможно. Мы остались один на один с многомиллиардным, жестоким, не прощающим ошибок рынком США. Но к тому моменту за мной была команда из 200 лучших инженеров, которые поверили в проект, мои друзья — первые инвесторы, поверившие в проект, и тайваньская Inventec, тоже поверившая в нас. Мы поняли, что должны завоевывать рынок сами под собственным брендом.

Деньги, $1,5 млн, заканчивались. Чтобы продвигать и продавать Cybiko в США, нужно было там открывать свой офис и собирать команду. Мы начали искать генерального директора. Алена отобрала 12 американцев. Я с каждым общался по электронной почте и по телефону, с некоторыми мы встречались. В результате нашим гендиректором стал Дональд Визневски.

Тогда мы уже определились с названием: выписали около 50 слов, начинавшихся на Cy (первый слог слова

«cyber»), и остановились на Cybiko. Происходило все это в одном из центров сети копи-центров Kinko’s — в нашем круглосуточном «офисе», где у тебя есть стол, стул, ты можешь подключить свой ноутбук к интернету, распечатать все, что хочешь, причем оплачиваешь только печать. Днем мы проводили встречи в очередном американском городе, ночью работали в ближайшем Kinko’s.

Первая партия, 100 экземпляров, должна была прибыть в Америку из Тайваня в декабре — январе. Мы готовились к пробным продажам. И тут на американской таможне нам зарубают всю партию — что-то не так с маркировкой. И все 100 штук пошли под нож. Мы планировали представить Сybiko в Нью-Йорке на Toy-fair. Затем я должен был ехать к Эстер Дайсон на PC-forum в Аризону. Я и отправился туда, но только с одним потертым устройством. Через DHL мне выслали еще несколько штук, но их должны были доставить только в последний день форума.

Эстер выделила мне место в фойе. Люди выходят из зала и видят: стенд «Cybiko» и возле него — я с этим единственным коммутатором. Я рассказываю. Народ слушает. Там же стоит крупный человек, который прерывает меня и отводит в сторону. Я извиняюсь перед посетителями. Он мне говорит: «Знаешь, кто я?» — «Нет, не знаю». — «Я — Йоси Варди». Видит, что на меня это не производит впечатления. Добавляет: «Йоси Варди, который продал ICQ за $400 млн America online». Конечно, я слышал это имя. Он мне говорит, показывая на Cybiko: «Давид, эта штука — самое потрясающее изобретение после mp3». Именно так! Я сподхалимничал, сказал, что после ICQ. Варди рассказывает, что сейчас официально консультирует Стива Кейза, гендиректора AOL, по всяким новинкам для молодежи. «Эту твою штуку я могу сегодня показать Стиву». Я отвечаю, что у меня с собой есть одно-единственное устройство, на что он замечает: «Как хочешь. Хочешь, чтобы я показал, дай, не хочешь — не надо». Я складываю антенну: «Бери!» — понимая, что теперь мне даже нечего показать пришедшим на выставку.

На следующий день раздается звонок: «Приемная Стива Кейза. Он хотел бы с вами завтра встретиться. Не могли вы бы к нам приехать?» Даже не верится: до меня снизошел сам Стив Кейз! Но отвечаю, что сегодня я весь день на конференции и завтра тоже буду занят. Мне говорят: «В понедельник сможете?» — «Да». Потом звоню Дону Визневски: «Собирайся, летим в AOL».

советуем прочитать

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Зачем компаниям платить за коворкинги
Гретхен Шпрейтцер,  Дэниел Дэвис,  Питер Басевиц,  Хилари Хендрикс