5 устоявшихся стереотипов о пользе технологий | Большие Идеи

・ Управление инновациями
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

5 устоявшихся стереотипов о
пользе технологий

Если мои личные данные кто-то использует в собственных корыстных целях, как это назвать? Какое-то виртуальное рабовладение.

Автор: Джеймс Уилсон

5 устоявшихся стереотипов о пользе технологий

читайте также

Как грамотно протестировать идею

Скотт Энтони

Инфографика: Неожиданные возможности для развития

Open дизайн: графический (Quid); Гурли Шон визуализация:,  Данные

Как научиться задавать правильные вопросы, которые помогут всем

Хел Грегерсен

Чем отличаются лучшие клиенты от просто удовлетворенных

Алан Зорфас,  Дэниел Лимон,  Скотт Мэгидс

Доносятся голоса протеста из кампусов престижных университетов, с подстриженных лужаек и велосипедных дорожек крупных технологических компаний. Не так давно компания Google опубликовала статистические данные по своему персоналу, и выяснилось, что 94% составляют белые или сотрудники азиатского происхождения и при этом доля женщин не превышает 17%. Подобный перекос в расовом и гендерном составе присущ отрасли в целом: женщин не слишком приветствуют в насыщенной адреналином сфере венчурных предприятий, а молодые белые люди (в брюках) легко сбиваются в эксклюзивную тусовку «для своих».

Новое исследование Pew, посвященное интернету вещей (IoT) и портативным устройствам, также заканчивается выводом о «когнитивной привилегии», наметившейся в технологическом секторе: слишком часто уверенность в своей власти и влиянии побуждают представителей этой сферы к безапелляционным высказываниям насчет того, как и вокруг чего должен вращаться этот мир.

Многие участники этого исследования видят немалую общественную угрозу в том случае, если в ближайшее десятилетия структура и развитие интернета вещей будут определяться взглядами «привилегированного» технологического сектора. Чтобы добиться равновесия между коммерческими и социальными интересами вокруг интернета вещей, специалистам нужно срочно пересмотреть как минимум пять из своих идей.

Сплошной консенсус. По нынешним представлениям, готовность к подключению разумеется по умолчанию, тут и спрашивать согласия не нужно. Датчики повсюду, и по экспоненте растет возможность проводить эксперименты с привлечением больших данных: как люди себя ведут, как взаимодействуют с другими людьми и вещами. Для привилегированной «всескринящей толпы» (так назвал эту группу один из респондентов) из прежнего согласия на отслеживание личных данных естественно следует и дальнейшее согласие на сбор любой информации, особенно теперь, когда возможности отслеживания заметно разрослись.

Другой респондент отмечает: «Нам кажется, будто люди, которых мы наблюдаем сквозь линзы, цифровую связь, существуют ради нас… Зуд соглядатайства столь силен, что мы подчиняемся его требованием (так происходит и в обращении с другим инструментарием) и с легкостью переходим от наблюдения за тем, что нам видно, к наблюдению за тем, что стараемся увидеть».

Очевидно, в какой мере этот подход грозит нарушением приватности. Возможно, соответствующие законы еще только предстоит принять. Если мои личные данные кто-то использует в собственных корыстных целях, как это назвать? Какое-то виртуальное рабовладение.

Свое поведение придется модифицировать. Еще одна «привилегированная» идея: новые технологии поспособствуют усовершенствованию человека. Люди будут работать эффективнее, без ошибок — это же безусловное благо? Как пишет один из респондентов: «Интернет вещей многое исправит, тупое железо научится делать более умные вещи. Всюду, где работает человек, возможны сбои, а приборы обеспечат постоянное точное исполнение».

Беда в том, что тех, кто это не примет, ожидают новые формы экономической дискриминации. «Все стороны жизни обсчитают, нас будут штрафовать за все. Например, если прогулять занятие в спортзале, кроссовки твитнут (или как там) донос в сеть медицинского страхования, и с тебя стребуют повышенный взнос», — пугает еще один респондент.

Те, кого такая система не устроит, вынуждены будут придумать новые способы уклонения. Респонденты указали на необходимость срочно создавать «зоны, свободные от Google Glass», «персональные оболочки, делающие тело видеонепроницаемым» и устанавливать «технологические шабаты», то есть дни, когда люди будут высвобождаться из лап Всемирной паутины.

Слабость органов чувств. Еще одно заведомо «правильное» мнение — будто наши органы чувств уже не справляются (или вскоре перестанут справляться) с информацией об окружающем мире. В исследовании перечисляются десятки новых инструментов, которые помогут нам выжить и даже неплохо жить в среде интернета вещей, когда анализ данных и принимаемые на основе этого анализа решения сделаются столь же необходимыми как воздух, которым мы дышим. Очки дополненной реальности (AR) будут не только корректировать зрение, но и поставлять информацию о калорийности продуктов и полезных микроэлементах, содержащихся в продуктах. Наушники виртуальной реальности (VR) не только соединят нас с другими людьми, но и позволят перенестись в другую обстановку и полностью в нее погрузиться.

Респонденты выразили озабоченность тем, что развитие интернета вещей опирается на эту идею, словно на безусловную истину. Последствия могут быть самыми неприятными: например, обычная прогулка по улице сделается опасной, когда перед глазами замелькают данные; жизнь уже не будет восприниматься непосредственно органами чувств, а потому ослабнет и ощущение ответственности; отношения, основанные на близости, в том числе брак и воспитание детей, лишатся прежнего смысла. Возможно даже «отвращение к социуму» как результат избыточного знания о других людях, «постоянной стимуляции в виде вездесущих интернет-подсказок».

Без новых гаджетов человечество обойтись не сможет. По мере того как интернет все более внедряется в повседневную жизнь — датчики повсюду: и в одежде, и в батарее отопления, на кукурузном поле и под капотом автомобиля — растет и возможность откорректировать с помощью личных аналитических инструментов здоровье, повысить уровень жизни. Нужно собрать все данные о состоянии организма перед визитом к терапевту? Наденьте рубашку с датчиками. Нужно отыскать способ снизить коммунальные расходы? Установите термостат NEST, он проверит потребление энергии, распишет ваши привычки и предложит алгоритм для решения этой проблемы.

Однако многие респонденты опасаются, что в итоге цифровое неравенство усилится. Что будет с людьми, которые не имеют денег на благодетельные приборы, взаимодействующие с вездесущими датчиками? Один из респондентов предполагает: «Сегодня в невыгодном положении оказывается школьник, если у него в доме нет интернета… а в будущем для благополучного существования понадобится еще более дорогое оборудование… Боюсь, по мере того как цифровое неравенство будет расти, люди, оставшиеся за технологической чертой, превратятся в невидимок или в недочеловеков».

Люди — те же вещи. Пятое предубеждение вырастает из языкового оборота. Поскольку речь зашла об «интернете вещей», то и люди, подключенные к облачным сетям с помощью портативных гаджетов, выходит, «воспринимаются как вещи».

Уже не технология обслуживает человека, а наоборот: человек превращается в сервер, который постоянно принимает и транслирует данные. «Google Glass — часть сенсорной системы Google, все образы и звуки, которые запрашивает пользователь, направляются на серверы Google для хранения и анализа», — отмечает респондент.

Слишком часто эти пять «правильных» идей приводят к тому, что возможности технологических инноваций не согласовываются с реальными человеческими потребностями: технология развивается во имя себя самой. Интернет вещей сулит великие преобразования, но, чтобы создать новые социальные и экономические ценности, сперва нужно провести ряд локальных и малых экспериментов. Пусть потребитель сам скажет, решает ли та или иная технология реальные проблемы или порождает новые из-за ложных идей или подсознательно укоренившихся привилегий в обществе.

Читайте по теме: