Автокатастрофа и философия здоровья | Большие Идеи

・ Психология

Автокатастрофа и
философия здоровья

Дмитрий Буряк не без успеха занимался поставками сырьевых товаров. Но после аварии, в которой он получил тяжелую травму, бизнесмен кардинально изменил как свою жизненную философию, так и сферу деятельности.

Автор: Оксана Шевелькова

Автокатастрофа и философия здоровья

читайте также

Смена бизнес-команды. Синдром мародера

Лариса Иршинская

Преференции — протекционизм в новом обличье?

Абрами Реджин

Вовлеченность в цифрах: где работают самые увлеченные сотрудники?

Мэтт Перри

Думайте о хорошем: почему важно закончить день без негативных мыслей

Джойс Боно,  Тереза Гломб

Спидометр показывал 250 км в час. Предприниматель Дмитрий Буряк спешил домой. Близилась полночь, а у его жены Маргариты был день рождения. «Последние переговоры завершились поздним вечером. Я очень хотел поскорее попасть домой и сам сел за руль. Водитель и охрана поехали следом, но очень скоро отстали», — вспоминает он тот день — 2 июня 1995 года.

В первой половине 1990-х бизнесмен Дмитрий Буряк преуспевал. Еще в перестройку он — выпускник Московского геологоразведочного института — успел поработать в НИИ Алмазной промышленности, был кооператором, участвовал в создании продюсерского центра «Комбинат звезд». Однако основным источником его доходов стали торговые операции с предприятиями цветной и черной металлургии. «Сделки заключались с невероятной легкостью. Я был нужен всем, мое предложение было востребовано, и бизнес процветал как нельзя лучше», — говорит Буряк. Но все изменилось летом 1995 года.

Машина Буряка мчалась по Ленинскому проспекту. Неизвестно откуда на проезжей части вдруг появился человек. «Мне оставалось или сбить его, или врезаться в другую машину, или протаранить рейсовый автобус. Каким-то чудом я, никого не зацепив, вылетел на высокий бордюр. Колеса отлетели, машина проскребла тротуар и замерла в каких-то сантиметрах от торговой палатки», — рассказывает Дмитрий Буряк. Сработали пиропатроны. Он выбрался из машины. «Приседаю, вроде кости целы, но невероятная боль в спине. Звоню Рите, прошу не волноваться. Приезжает милиция, «скорая». Его кладут на носилки. Привозят в «Склиф». Делают рентген. «Я не понимаю, почему все так суетятся: у меня же все так хорошо, у моей жены день рождения, я подписал миллионные контракты, — продолжает Буряк. — И тут выходит человек в белом халате, мнет мои ноги — я ничего не чувствую». Врач диагностировал компрессионный перелом позвоночника.

По словам Буряка, все это время его поддерживала семья. Жена Маргарита переехала жить к нему в палату. «Дети в своих письмах писали, как они меня любят, и присылали рисунки про то, как мы будем прекрасно жить, когда я выйду из больницы. Они не понимали, что шанс выйти на своих ногах у меня один из ста тысяч», — вспоминает он. Сейчас он уверен, главное — не сдаваться. Помог Буряку Сергей Терещенко — на тот момент премьер-министр Казахстана. Бизнесмен был знаком с ним, поскольку его фирма сотрудничала с Казахстаном в сфере торговли нефтью. Терещенко порекомендовал врача, который девять лет изучал восточную медицину. «Он десять минут осматривал меня и сказал: “Через полгода ты будешь ходить”. Эта фраза решила все. Я за нее уцепился, отдал себя в рабство этому специалисту, выполнял и перевыполнял все, что он мне советовал», — рассказывает Буряк. За время болезни в его жизни многое изменилось. С большей частью бизнеса пришлось расстаться. Как говорит Буряк, он отказался от бизнеса в пользу партнеров, передав им обязательства и доход. Кроме того, у него появился новый интерес. Еще в больнице он пересмотрел свои жизненные ценности и пришел к выводу, что здоровье — главнейший ресурс человека. Жена бизнесмена Маргарита подтверждает, что после аварии Дмитрий очень изменился. «Мне кажется, он понял, что миг определяет судьбу, — говорит она. — Я смотрю, как он сейчас относится к своему делу, к людям, к своей жизни, и вижу, что он придает значение самым мелким деталям. Дима воспринимает их так, словно эти микроскопические нюансы могут действительно изменить его судьбу». Все началось, рассказывает Дмитрий, с формирования его новой философии, которая стала и философией новой компании. Она заключалась в следующем: «Можно понимать под здоровьем отсутствие болезней. Я же понимаю его как гармонию духовного, физического, интеллектуального, а также социального качества жизни». После аварии Буряк познакомился с сотрудником американской сетевой компании, торговавшей биологически активными добавками. К тому моменту в России уже год работала и становилась все более известной компания Herbalife. Почему бы не повторить, а то и превзойти успех американцев? Буряк пригласил нового знакомого в Москву. Они заключили устный договор. «Я по этому соглашению сделал все, он — ничего. Я поставил ему ультиматум: или он выполняет свою часть соглашения в полном объеме, или я создаю свою компанию», — рассказывает Буряк. В результате с американцем они расстались. А Дмитрий начал создавать свою компанию.

Он познакомился с Фабрисом Керер-ве, одним из лидеров Herbalife в Европе, позже перешедшим в компанию Quorum. Кто-то считает Керерве аферистом, кто-то готов идти за ним в огонь и в воду. Все зависит от того, как относиться к сетевому маркетингу. В одном из своих выступлений Керерве рассказывал потом, что его вкладом в новую компанию была сеть дистрибутеров, Дмитрия — деньги. Так в 1996 году появился бренд Vision. На Кипре была зарегистрирована фирма Transvol Ltd, которой и принадлежал этот бренд.

На первом этапе Дмитрий выступал только в роли инвестора, Керерве же возглавил Vision, став президентом и лицом компании. Через два года (в России это время дефолта и кризиса) возник конфликт интересов. Главное в сетевом маркетинге — это разветвленные цепочки дистрибуте-ров. В Vision все дистрибутеры знали только Фабриса. И, как рассказывают люди, работавшие в Vision, Керерве стал злоупотреблять этим в своих интересах. Возникла угроза потери контроля над бизнесом, и Дмитрий Буряк решил расстаться с Керерве.

С точки зрения дистрибутеров, для которых именно Керерве олицетворял Vision, все выглядело иначе. «Фабрис поднял компанию. Два года мы не знали, кто такой Буряк. Когда идешь за одним человеком, а его потом отодвигают, то как это можно назвать? Оставшись с Буряком, мы бы предали Фабриса. Именно он создал Vision», — рассказывает Марина, одна из бывших сотрудниц, работавшая в Vision с момента создания компании. После отставки Керерве в Vision почти полностью сменился лидерский корпус — многие ушли за тем, кого считали своим президентом.

Однако Дмитрий Буряк смог сохранить компанию и создать собственную армию дистрибутеров, готовых идти уже именно за ним. Он уже чувствовал себя как рыба в воде. Еще работая в НИИ Алмазной промышленности, Дмитрий закончил Институт культуры и стал режиссером культурно-массовых мероприятий. Навыки профессионального режиссера плюс природная харизма плюс перспектива несметных заработков — и вот уже тысячи людей собираются на стадионах и концертных площадках, аплодируя своему лидеру — Дмитрию Буряку. И идут продавать продукцию Vision — БАДы, омолаживающую косметику, браслеты с германием, травяные чаи.

Vision стала международной империей Буряка. Все БАДы, продающиеся под маркой Vision, производятся на заводе Nutripharma (в Ирландии) — структурам Буряка принадлежат в нем 35%. Чаи выпускает литовская фабрика Svencioniu Vaistazoles, также входящая в холдинг Буряка. Офисы Vision открыты в 19 странах. В 2004 году Vision получила даже листинг на Кипрской фондовой бирже. Перед этим название управляющей структуры и бренда Vision были объединены: в феврале 2003 года Transvol Ltd переименовали в Vision International People Group. Ликвидность у этих акций нулевая. Но Vision International соблюдает все принятые на себя обязательства публичной компании: проводит заседания совета директоров, большинство в котором составляют независимые директора, публикует отчетность, аудируемую Ernst&Young.

Кстати, если судить по отчетности, то Vision International Group — больше проект для души, нежели именно

бизнес. Оборот компании составляет около $103 млн. Но почти половина этой суммы уходит на выплату комиссии дистрибутерам. После вычета административных и прочих расходов, а также налоговых выплат даже в лучшие годы компания приносила $6—12 млн чистой прибыли. А с 2008 года несет убытки.

Люди, хорошо знающие Дмитрия Буряка, подтверждают, что Vision — эдакая сказка, реализующая желание актерского перевоплощения. Это действительно образ жизни и способ социализации. Как говорит сам Буряк, сетевой маркетинг интересен тем, что он устроен по принципу социальной сети. Он держится на добровольности и общей заинтересованности. «Сетевой маркетинг — это создание некоего сообщества, которое ты оберегаешь и ценишь. Иначе в нем долго не продержишься», — объясняет Дмитрий.

А почему именно БАД? Бизнесмен убежден, что БАД — эффективное профилактическое средство. «Если духовное совершенствование требует титанической внутренней работы, социальное здоровье часто зависит от внешних обстоятельств, то здоровье физическое — вопрос привычек. Самая простая из них — пополнять свой рацион витаминами и микроэлементами», — говорит Дмитрий. Что же касается производства, то самое сложное — соблюдать стандарты. «Год на год не похож, природа преподносит сюрпризы, в результате растения, входящие в состав БАД, могут содержать то больше, то меньше активных веществ. Для формул наших БАД это имеет огромное значение», — рассказывает предприниматель.

Впрочем, есть и другая часть жизни: здесь Дмитрий Буряк — амбициозный инвестор с рациональным подходом. Он ведет бизнес с крупнейшими игроками на различных рынках. В 2004 году он приобрел у «Альфа-групп» 80,3% акций фармзавода «Акрихин» за $40 млн. Спустя три года он продал его полякам в два-три раза (по разным оценкам) дороже. Вырученные средства позволили ему быстро открыть завод по производству соков, которые продавались под маркой BotaniQ. Потратив на этот проект около ?130 млн, компания Буряка продала его Coca-Cola уже за ?191 млн.

Cейчас все активы Дмитрия Буряка собраны в B&S Holding Group. По собственным оценкам компании, их общая стоимость достигает $900 млн. Основное — это компания DeVision, управляющая проектами в сфере недвижимости общей площадью 1 млн квадратных метров, которые ведутся на Украине. Это элитный фитнес-клуб Forum Fitness и мультифункциональный центр Forum Palace в Литве, коммерческая недвижимость в Москве.

«Мы инвестируем в фундаментально недооцененные сектора с низким уровнем проникновения капитала и объем которых может резко вырасти в среднесрочной перспективе», — гласят принципы, на основе которых инвестирует B&S. И практически во всех случаях Дмитрий Буряк, сторонник делегирования полномочий, полагается на своих менеджеров. Что же касается стиля работы с бизнес-партнерами, то Буряк говорит, что он тоже изменился: «Я стал по-особому ценить время и энергию, которую затрачиваю, производя те или иные действия». И старается общаться только с лидерами — с теми, кто занимает верхнюю позицию и от кого все зависит.