Дом, в котором работает интернет вещей | Большие Идеи
Управление инновациями
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Дом, в котором работает интернет вещей

Сара Грин Кармайкл
Дом, в котором работает интернет вещей

Дэвид Роуз — гендиректор Ditto, компании, предлагающей брендам услуги распознавания имиджа. Он сотрудничает с Media Lab при Массачусетском технологическом институте и является гендиректором Vitality, компании, которая впервые предложила интернет-сервис GlowCap — напоминание пациентам, когда пора принимать лекарства. Он также написал книгу «Enchanted Objects: Design, Human Desire, and the Internet of Things» («Волшебные вещи: дизайн, наши желания и интернет вещей»). Я связалась с ним и попросила объяснить, что делает вещь «волшебной» и как нам научиться пользоваться новыми гаджетами и что приходится компаниям менять, чтобы научиться делать их по-новому.

Вы говорите не столько об интернете вещей, сколько о «волшебных предметах». В чем разница?

Я мог бы назвать это повсеместным проникновением компьютеризации, материальных предметов, способных думать, умных вещей — и любое определение было бы верно. Но я предпочитаю говорить о «волшебных вещах». Ведь именно из сказок мы черпаем идеи и ищем вдохновения. Наши мечты воплощены в сказках Андерсена и братьев Гримм, в «Гарри Поттере», историях о Средиземье, в шпионских боевиках вроде фильмов о Джеймсе Бонде. В любом из этих сюжетов присутствуют волшебные предметы, которые способны удовлетворить всякие потребности и желания человека — тут и всеведение, и телепатия, и безопасность, и возможность выразить себя (я говорю в книге об этих и других свойствах волшебных вещей). И я советую разработчикам начинать не с вопроса о технологиях и возможностях, а с вопроса «Какие психологические потребности должна удовлетворять эта вещь?».

Некоторые волшебные вещи с первого взгляда могут показаться замечательными — например, дверной звонок Google Latitude, который играет разные мелодии в зависимости от того, кто из членов семьи возвращается домой. Похож на волшебные часы миссис Уизли в «Гарри Поттере». Но зачем нужен человеку подобный звонок? Какую потребность он удовлетворяет?

Вот чем он полезен для моей семьи. Под конец дня мы вечно путаемся, пытаясь разобраться, кто где и кто когда возвращается домой и кого откуда забирать. Два периода дня — утро, когда все выбираются в город, и вечер, когда слетаются в семейное гнездо — самые напряженные, и нам нужна координация и точное расписание.

Читайте материал по теме: Инновации в корпорации: все должны действовать заодно

Apple предлагает приложение «Find My Friends» («Найди друзей»). Беда в том, что это приложение отслеживает местоположение каждого непрерывно. Даже для членов одной семьи это чересчур назойливо. И я решил слегка очистить данные и подать их так (с помощью звукового интерфейса), чтобы от пользователя требовался минимум внимания. Например, часы Уизли висят на кухне, и стрелки показывают не только местоположение членов семьи, но и их настроение и статус («в смертельной опасности»). Это удобно, потому что в кухню люди заглядывают достаточно часто. И приложения не требуется. Что же касается «дверного звонка», он подает сигнал, когда кто-то из родных оказывается за 10 миль от дома, за милю и указывает его присутствие рядом. Так, не отвлекаясь от своих дел, члены семьи узнают друг о друге.

Вопрос в том, как вложить информацию в обыденные действия и жесты, в те вещи, которыми мы и так все время пользуемся: в шкафы, в дверные ручки?

Не в том ли секрет, чтобы перестать создавать очередные «бомбы» и заняться реально полезными вещами? Помните, как было с Google Glass: сперва ажиотаж ранних последователей, и всем нужны такие очки, а потом вдруг — «А толку-то от них? Да ну их!». Как преодолеть это препятствие?

Думаю, чтобы разобраться в своем отношении к таким вещам, нужно с ними пожить. Я убежденный сторонник идеи давать людям попробовать модели и прототипы: пусть очередная волшебная вещь поживет в доме. Вот уже полгода моя шестилетняя дочь открывает Skype Cabinet (деревянный шкафчик со встроенным экраном) и болтает с моими родителями. Изготовитель получает возможность проверить, пользуются ли его изобретением, как часто, подолгу ли. Мы убедились, что простота интерфейса поощряет ребенка чаще пользоваться этим устройством, чем Facetime, хотя поначалу все были в восторге от него. И не надо принуждать людей менять привычки. Подсказчик не должен действовать за них. Так, GlowCap загорается, напоминая, что пора принимать лекарства, но снять крышечку с медицинской склянки вам придется все же самому.

Вы подробно рассказали о том, как эти технологии действуют в доме. А как насчет второго дома — работы?

Я вступил в партнерские отношения с архитектурным бюро Gensler. Мы поработали с Salesforce над некоторыми продуктами, в том числе над «сбалансированным переговорным столом». На эту мысль я натолкнулся, когда прочел книгу Сьюзен Кейн «Quiet» («Тишина»). Оказывается, у интровертов хороших идей не меньше, чем у экстравертов, но в компаниях эти идеи подавляются лишь потому, что интроверты не успевают высказаться. И я сделал стол на шестерых, который регистрирует продолжительность выступления каждого участника и отражает ее на экране, просвечивающем через столешницу. И тогда все замечают, что Джон отмолчался, а Джек наоборот. Этот стол — автоматический модератор, который слегка придерживает болтливых и поощряет застенчивых.

Читайте материал по теме: Сделайте так, чтобы ваша новая идея выглядела не такой пугающей

Я также сотрудничаю в Массачусетском технологическом институте с группой Changing Places Group. Эти специалисты создают мебель, которая автоматически приходит человеку на помощь, если ему нужно сосредоточенно поработать, отгородившись от других сотрудников: панели подымаются и смыкаются — и болтун на телефоне уже не мешает пятерым своим коллегам, сидящим рядом.

Какие отрасли или компании уже действуют в подобном направлении, хотя мы еще не вполне это заметили? Все взгляды обращены на Google, Nike и другие крупные организации. А есть ли потенциально мощные игроки за пределами уже известного круга высоких технологий?

В таких отраслях, как мода, ювелирная промышленность, средства безопасности, в первую очередь важны дизайнерские таланты, дистрибуция и сила бренда (только она заставляет волшебство работать), а потому здесь успешны уже известные компании. Но они мало экспериментируют — во всяком случае меньше, чем мне бы хотелось. Так что инновационными стартапами я считаю Indiegogo и Kickstarter. Например, тех, кто делает подключенные к интернету кольца Ringly и домашнюю систему безопасности BeON.

Как может выглядеть бизнес-модель для такой продукции?

Мне кажется, интернет вещей и волшебные вещи просто взывают к тому, чтобы каждая производящая компания превратилась в сервисную. Взять, к примеру, обувь, чемоданы или офисную мебель. Кто-то производит эти предметы, с которыми мы постоянно соприкасаемся. И у каждого производителя есть задача как-то выделиться на общем фоне. Пока что основные способы укрепить свой бренд — это выбор материалов (пластик вместо дерева) или дизайн. А что, если они добавят подключенность? Вот и совершенно новое игровое поле, где каждый продукт приобретет индивидуальность, появится ориентированность на потребителя, то есть новая бизнес-модель: скорее подписка, чем обезличенная продажа.

советуем прочитать

* деятельность на территории РФ запрещена

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Вредные связи
Андрей Шипилов,  Жюльен Клеман,  Шарль Галюник