Большие данные: как Google угрожает экономическим интересам общества | Большие Идеи

・ Управление инновациями
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Большие данные: как Google угрожает экономическим
интересам общества

Информация — это стратегический потенциал, и мы должны воспринимать ее именно так.

Автор: Кира Радински

Большие данные: как Google угрожает экономическим интересам общества

читайте также

Деньги или жизнь: почему высокая зарплата может сделать вас несчастными

Эшли Уилланс

Почему нужно знакомиться с новичками как можно раньше

Дон Клингхоффер,  Кэндис Янг,  Сю Лиу

Глобализация: эпоха Трампа

Гемават Панкадж

Опыт Huawei: когда совместное владение акциями успешно работает

Дэвид Де Кремер

Белый дом недавно выпустил отчет об опасности больших данных для повседневной жизни. Главной его темой была старая добрая история о том, что из-за них может быть нарушена неприкосновенность частной жизни граждан. Озабоченность по поводу охраны персональных данных пользователей высказали Федеральная торговая комиссия и Национальная администрация по телекоммуникации и информации США, а также компания PwC и газета The Wall Street Journal.

Однако большие данные несут с собой и другие риски. По моему мнению, самый главный из них — угроза свободной конкуренции.

Сегодня мы видим, как компании выстраивают свои интернет-протоколы не только с помощью технологий, но и с использованием принадлежащих им данных и производных от них. Поскольку бизнес аккумулирует все больше информации, появляются все более многочисленные возможности по созданию новых рынков сбыта и продуктов, основанных на этих сведениях.

Все это замечательно. Но каков следующий шаг? Данные становятся барьером для выхода на рынок, и это мешает новым игрокам вступить в серьезную игру. Из-за того, что у состоявшихся участников имеется доступ к огромному количеству защищенной законом информации, падает общий уровень конкуренции в отрасли. Это в свою очередь наносит вред экономическому развитию во многих сферах.

Регулирующие органы федерального правительства должны задать себе вопрос: не стоит ли признать еще одной формой монополии ситуацию, когда единственная компания обладает таким количеством информации, которое затрудняет потенциальным конкурентам выход на рынок?

Читайте материал по теме: Сделайте так, чтобы ваша новая идея выглядела не такой пугающей

Прекрасным примером такого положения, когда данные становятся несправедливым препятствием к выходу на рынок, является сфера поисковых услуг. Google произвел революцию в этой отрасли в 1996 году, когда он представил алгоритм поиска, основанный на концепции важности интернет-страницы — известная система PageRank. Но с тех пор поисковые алгоритмы претерпели значительные изменения, и сегодня большинство интернет-поисков основаны на алгоритмах машинного осмысления, комбинирующих тысячи факторов (рейтинг популярности страницы — лишь один из них). Теперь самый важный фактор — исторические показания работы системы и соответствующие им «клики» на результаты поиска. Исследования показывают, что при использовании исторического подхода точность поиска значительно повышается, улучшение может достигать 31%. На самом деле сегодняшние поисковики не могут производить высококачественные результаты без исторических данных о поведении пользователей.

Это создает положение, в котором новые игроки, даже обладающие более качественными алгоритмами, не могут выйти на рынок и конкурировать с укоренившимися компаниями, владеющими обширными записями предыдущего поведения пользователей. В этой ситуации новые участники практически обречены на провал. Это тот самый вызов, с которым встретилась корпорация Microsoft, когда решила выйти на этот рынок через несколько лет после Google: как создать технологию поиска без истории поведения пользователей? Решение пришло только через год, когда компания Билла Гейтса вступила в альянс с Yahoо, которая предоставила ей доступ к многолетней поисковой истории. Но тот же Bing все еще значительно отстает от Google.

Читайте материал по теме: Как руководители внедряли и применяли инновации в 1969 году

Эта ситуация характерна не только для поисковой отрасли. Учитывая важность данных для всех сфер бизнеса, информационные барьеры для входа на рынок могут влиять на любую из них: от сельского хозяйства (где нужно искать сведения об оборудовании и удобрениях, которые помогают фермерам повысить урожайность) до образования (где данные о результатах различных учебных заведений и демографические показатели могут сыграть большую роль в повышении качества услуг). Даже в области здравоохранения: больницы, специализирующиеся на конкретных заболеваниях, становятся единственными владельцами медицинских данных, которые могут сослужить службу в поиске эффективных способов их лечения.

Информационные монополии наносят вред как мелким стартапам, так и солидными предприятиям, а вот выигрывают от них почти исключительно крупнейшие корпорации. McKinsey установила, что в 15 из 17 секторов экономики США компании с количеством сотрудников более 1000 человек в среднем хранят около 235 терабайтов данных — больше, чем содержится во всей Библиотеке Конгресса США.

Информация — это стратегический потенциал, и мы должны воспринимать ее именно так. Она должна соответствовать тем же стандартам конкуренции, как и другие стратегически важные ресурсы. Способность информационных монополистов блокировать доступ конкурентов на рынок почти ничем не отличается от экономического преимущества в нефтедобыче компании Standard Oil или железнодорожной монополии Northern Securities Company сто лет назад.

Возможно, пришло время для Антитрастового акта Шермана, но только в сфере информации. У вас еще нет позиции по этому вопросу? Тогда задумайтесь вот о чем: исследования показали, что около 70% организаций все еще не работают с большими данными. Если ваша компания — в их числе, вы, скорее всего, уже проиграли информационным монополистам.

Читайте по теме:

* деятельность на территории РФ запрещена