«Главное — чувствовать игрока» | Большие Идеи
Личные качества и навыки

«Главное — чувствовать игрока»

Елена Евграфова
«Главное — чувствовать игрока»

Талантливые люди — залог успеха в любом деле. Но, как правило, таланты амбициозны, самолюбивы, не любят подчиняться общим правилам — работать с ними совсем не просто. Возможно, лучше других об этом знают спортивные тренеры. Редактор «HBR—Россия» Елена Евграфова решила поговорить на эту тему с Юрием Семиным, главным тренером сборной России по футболу. Его опыт будет полезен или во всяком случае небезынтересен человеку, работающему с командой талантливых специалистов или менеджеров. 57-летний Юрий Семин возглавил сборную России меньше двух месяцев назад, а до этого он в течение почти десяти лет был главным тренером футбольного клуба «Локомотив» и сумел сделать его двукратным чемпионом России.

Давайте начнем с ключевого фактора успеха — привлечения талантов. Существуют ли в футболе четкие критерии отбора игроков или приходится полагаться на интуицию?

Критерии, конечно, есть. При отборе детей, скажем двенадцати лет, первый критерий — это ум. Нужно проверить в игровых упражнениях, насколько быстро мальчик соображает, способен ли действовать нестандартно, находить неожиданные ходы, решения. Технику можно поставить, главное — чтобы у игрока был живой ум.

В более старшем возрасте на передний план выходят физические данные в комплексе. Какие-то вещи заданы генетикой, их просто невозможно изменить: человек способен сделать только то, что позволяют ему сердце, легкие и пр.

Внутренние качества игрока также очень важны, особенно если говорить о такой команде, как «Локомотив» с ее крепким, сложившимся коллективом.

Формальные тесты для игроков, безусловно, существуют, но тот, кто делает отбор, должен обладать чутьем — талантом селекционера.

Кто может стать хорошим селекционером?

Чаще всего бывшие игроки, они лучше других чувствуют эту профессию, помнят, какими были сами, понимают, какие качества должны быть заложены изначально в человеке, а что можно развить. В институте этому не научишь.

Звезды тоже проходят приемные тесты на здоровье?

Обязательно. Это правило, которое существует во всех профессиональных клубах. Почему футболист дорого стоит? Потому что он должен не только одну игру сыграть сильно, но стабильно пройти весь сезон — в общей сложности 60—80 матчей. На это способен только человек с невероятным, выдающимся здоровьем. Поэтому мы проверяем, какую нагрузку может выдержать человек, какова восстанавливаемость его организма, — это очень важно.

Какие качествах нужны, чтобы вписаться в футбольный коллектив?

Коммуникабельность важна. Бывает, что очень талантливый игрок в команду не вписывается, приходится с ним расставаться. Джеймс Обиора, например, не вписался в «Локомотив»...

Когда его принимали в команду, вы не почувствовали, что это может случиться?

Такие вещи не поддаются тестированию: чтобы это проявилось, должно пройти время. Хотя ведь ничего особенного не нужно, чтобы вписаться в коллектив, — просто надо работать вместе со всей командой. Командный дух очень важен для успеха. А Обиора был сам по себе. Собственные интересы для него были важнее интересов команды.

Есть у вас какие-нибудь особенные приемы для поддержания командного духа?

Универсального приема нет, нужно отталкиваться от психологии игрока: к каждому нужен свой подход. Это очень важно — чувствовать каждого игрока, его настроение.

Я имею в виду общий командный дух. Может быть, вы собрания проводите, чтобы воодушевить игроков?

Собрания обязательно проводятся перед каждой игрой, но не для того, чтобы поднять моральный дух, а для того, чтобы дать установку на матч. Командный дух в большей степени создает обычный тренировочный процесс, когда все на одной площадке, все вместе выполняют задание. Если что-то идет не так, тогда приходится индивидуально беседовать с каждым.

И что вы в таких случаях говорите? Ругаете?

Раньше, может, и приходилось немножко ругаться, сейчас уже нет. Теперь игроки подписывают контракты и поэтому очень независимы. Играет он или не играет, контракт действует. Так что мне приходится добираться до более тонких струн в душе игрока.

Скажем, когда в «Локомотив» пришел Дмитрий Сычев, возникли некоторые трудности. У него не все получалось за границей — в команде Olympique de Marseille была слишком высокая конкуренция (очень много сильных игроков), это еще наложилось на несовпадение сезонов у них и у нас. Сычев достойно там смотрелся, но выдерживать все это было непросто, и, когда он пришел к нам, состояние у него было подавленное. Однако существует определенный объем работ, который игрок должен выполнять на футбольном поле, и мне много приходилось говорить с ним об этом. Но главным было поддержать его. Мы вспоминали его лучшие игры, говорили о том, как он блестяще играл в «Спартаке», что одна из его главных задач — вернуться к тому состоянию.

Сегодня в футболе довольно сильная конкуренция за талантливых игроков. Что помогает привлечь иностранного игрока в команду и удержать его?

В команде играет несколько иностранцев, но наиболее сильная фигура — Франциско Лима, человек, который прошел выдающийся путь в футболе, играл в Roma, в сборной Бразилии. Для такого игрока далеко не все решают деньги, если он не будет получать их здесь, то получит в другой команде. В конце концов он может вообще не играть, потому что он богатый человек.

Есть много важных вещей, о которых надо думать, если хочешь удержать человека. Например, инфраструктура: игрок должен чувствовать себя комфортно на рабочем месте. А значит, нужен хороший стадион, хорошая раздевалка, сауна, бассейн... Чтобы был хороший массажист...

Очень многое зависит от того, какая атмосфера в команде — доброжелательная или нервозная. Важно также, какие задачи ставит команда. Если она борется за серьезный результат, за чемпионское звание, игру в Лиге чемпионов, значительно легче привлечь в нее хорошего игрока. Если команда довольствуется малым — сложно. Не менее важно, какой тренер в команде, каково его понимание футбола, тактические планы — на каком месте он собирается использовать игрока. Это только кажется, что футбол — простая игра, на самом деле это игра сложная.

Наверное, с такими игроками, как Лима, отношения строить сложнее, чем с остальными?

Значительно сложнее. Он на своем веку все повидал и работал у великих тренеров. Но, в первую очередь, я должен танцевать от дела, значит, должен говорить то, что необходимо сказать, и ни в коем случае не должен перед ним заискивать. Если я вижу, что он, скажем, не готов физически, мне нужно с ним побеседовать и найти какую-то программу действий, чтобы он быстрее вышел из этого состояния. Может быть, нужно провести медицинское обследование, может быть, дать отдых, либо, наоборот, мы вместе должны подумать, как увеличить нагрузку, чтобы выйти на новый уровень тренировки.

А он может обидеться и уехать...

Я должен так сказать, чтобы не уехал.

В «Локомотиве» работают профессиональные психологи?

Я сам психолог.

Вы изучали психологию?

Да, и в институте, и на высших тренерских курсах. У нас были очень серьезные профессора...

Чему они учат, на что делают упор?

Основное, что вынес я для себя, заключается в том, что игрок должен настраиваться на какую-то конкретную вещь, а не абстрактно — на футбол или на победу, например. Есть конкретный соперник, будем играть вот таким образом, ты должен сыграть вот так... Я как бы заряжаю его на то, что он должен делать. Это действует лучше, чем абстрактные призывы: «За родину! За победу!». Вот они, я считаю, совсем бесполезны.

Тренеру нужно обладать жесткостью?

И жесткостью, и гибкостью. Жесткость нужна время от времени, а гибкость — всегда.

Вы эмоциональный, экспрессивный человек. Это помогает или мешает в работе?

Иногда помогает, иногда мешает. В перерыве, когда мы находимся в раздевалке, иной раз говорим на повышенных тонах — и ничего страшного. Конфликт может стать стимулом, чтобы мы вышли и все поменяли во втором тайме.

Что можно сделать, чтобы быстро переломить ситуацию, если все идет плохо?

Здесь нет универсального решения — ведь ситуации каждый раз разные. Я не всегда знаю, что скажу, когда иду в раздевалку в перерыве. Нужно переварить то, что случилось в первом тайме, но ни в коем случае не делать акцент на уже произошедшем. Надо сосредоточиться на том, что мы будем делать дальше.

Эти пятнадцать минут перерыва очень важны. Можно вспомнить последний чемпионат Европы, например. Там было хорошо видно, что очень многое решалось во время перерыва. За те самые пятнадцать минут в раздевалке тренеры находили, как отреагировать на неожиданные действия соперника.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Пусть NASA займется делом
Истербрук Грег
Продающие страницы: три шага к успеху в онлайн-продажах
Александр Блейер,  Коллин М. Хармелинг,  Роберт В. Палматьер