Человек человеку — стресс. Беседа с антропологом Мариной Бутовской | Большие Идеи

・ Личные качества и навыки

Человек человеку — стресс. Беседа с антропологом
Мариной Бутовской

В лесах Амазонии антропологи наблюдают за укладом жизни местных племен, на территории Салаирского кряжа изучают социальную организацию и культуру народов Сибири. А еще, с недавнего времени, приблизительно тем же они занимаются в глобальных корпорациях. Оказывается, наука, главным объектом которой является человек, может дать ответ на разные интересные бизнесу вопросы: как управлять многонациональным коллективом, минимизировать стресс и даже в какой обстановке лучше всего отдыхать. Об этом и многом другом редактор «HBR — Россия» Дмитрий Фалалеев беседовал с доктором исторических наук профессором Мариной Бутовской, заведующей сектором этологии Института этнологии и антропологии РАН.

Автор: Фалалеев Дмитрий

Человек человеку — стресс. Беседа с антропологом Мариной Бутовской

читайте также

Как В2В-компаниям вернуть клиентов

Леон Поблете,  Фрэнк Сеспедес

Променять Москву на Владивосток за 5 минут

BrandMaker-Russia развитию по директор,  Воробьев Александр

Есть идея: как повысить креативность сотрудников

Веред Холцманн,  Дана Р. Вашди,  Тереза Амабиле,  Элла Мирон-Спектор

«Люди хотят большего»: почему пирамида Маслоу уже не работает

Адам Грант,  Жанель Гейл,  Лори Голер

В лесах Амазонии антропологи наблюдают за укладом жизни местных племен, на территории Салаирского кряжа изучают социальную организацию и культуру народов Сибири. А еще, с недавнего времени, приблизительно тем же они занимаются в глобальных корпорациях. Оказывается, наука, главным объектом которой является человек, может дать ответ на разные интересные бизнесу вопросы: как управлять многонациональным коллективом, минимизировать стресс и даже в какой обстановке лучше всего отдыхать. Об этом и многом другом редактор «HBR — Россия» Дмитрий Фалалеев беседовал с доктором исторических наук профессором Мариной Бутовской, заведующей сектором этологии Института этнологии и антропологии РАН.

Последнее время западные компании стали нанимать на работу социальных антропологов. Как можно применить их знания в бизнесе?

В транснациональных компаниях работают представители нескольких этнических групп с разными культурными традициями. Это характерно и для России, страны многоэтничной. Поэтому ситуация, когда директор — американец, мало что знающий про Россию, а сотрудники — наши, вполне типична. Разумеется, среди сотрудников могут быть не только русские, но и выходцы из других регионов — Кавказа, Средней Азии, Прибалтики. Для американца все они — бывшие граждане СССР, он не видит разницы между ними. Да и отношения с подчиненными он предпочитает строить так, как привык у себя дома. А ведь реакции людей разных национальностей на одно и то же событие могут быть совсем непохожими. Из-за этого в коллективе возникают конфликты, которые начальник, не понимая их природы, объясняет личными качествами подчиненных: непокладистостью, ленью или неумением работать. А дело именно в особенностях национального менталитета. Поэтому сейчас зарубежные представительства глобальных корпораций привлекают социальных антропологов и этологов — специалистов по поведению человека, которые могут объяснить специфику общения и обращения с людьми той или иной культуры. А вообще, по моим наблюдениям, если руководители-иностранцы, приезжая в страну, имеют представление о ее национальных ценностях, то возглавляемые ими компании работают особенно успешно.

Выходя на новый рынок, компания, наверное, тоже должна учитывать культурную специфику региона?

Безусловно. Но корпорации, продающие, допустим, компьютеры, в первую очередь видят в той или иной стране только рынок сбыта. И, пытаясь завоевать покупателя, упускают из виду человеческий фактор. Это приводит к ошибкам, о причинах которых руководство порой и не догадывается. Скажем, инструкции к тому же компьютеру, написанные в расчете на американца, не годятся для русского, а значит, их нужно серьезно переделывать с учетом нашей национальной специфики. То же самое касается и рекламы. Российского зрителя неадаптированный, созданный для потребителей с чуждым нам менталитетом ролик не «цепляет», а иногда и раздражает. Дело еще и в том, что на Западе нас всех, как правило, считают русскими. Но русские и россияне — не одно и то же, не делать скидку на нашу многонациональность неправильно.

А чем такие ошибки грозят компании?

Последствия такого подхода очевидны. Скажем, в мусульманских странах после показа по телевидению роликов с изображением обнаженных тел разгораются нешуточные скандалы. Это, конечно, крайние случаи, но надо понимать, что существует множество национальных особенностей, вероятно и не столь значимых, но все-таки важных.

Например?

Вот сейчас мы разговариваем, а дверь моего кабинета открыта. Немец или голландец на моем месте, впустив вас, прежде всего закрыл бы ее. Русскому это и в голову не придет, а американец, наоборот, следит, чтобы двери всегда были открыты: не дай бог его обвинят в сексуальных приставаниях! Таких тонкостей — не счесть.

Или еще пример. Когда у нас появились западные компании, пошла мода на опросники для соискателей. Там есть вопросы на лояльность. И, скажем, на вопрос «Что вы будете делать для процветания компании?» наши люди врут. Ведь, если быть честным, следует оговориться: сначала надо поработать какое-то время в коллективе, почувствовать себя его частью... Но глупо так отвечать, если нужно устроиться на работу. И получается, что работодатель поощряет ложь.

Может, вопрос изначально сформулирован некорректно?

Нет, просто тест не адаптирован к нашим реалиям. Американец или англичанин может с детства мечтать о работе, например, в Microsoft, и вопрос не вызывает у него моральных проблем. Для сглаживания таких углов западные корпорации и приглашают антропологов.

А как отражается незнание культурных особенностей на рабочих отношениях?

Представим себе рядовую ситуацию. Человек долгое время работал в американской корпорации. Теперь он устроился в компанию, возглавляемую немцем. Он уверен в себе и, по его мнению, умеет общаться с руководством. И когда ему нужно поставить подпись на договор, он по привычке без уведомления входит в кабинет начальника. Немца, в отличие от американца, возмутит подобная фамильярность, он потребует от подчиненного впредь не нарушать дисциплину и заранее записываться на прием. Американцу и русскому это покажется абсурдом — дел-то на полминуты! Они спокойно подпишут документ и даже похвалят сотрудника за расторопность. Такого рода недоразумения в многонациональных офисах случаются на каждом шагу, вызывая взаимное раздражение сторон. Западное руководство начинает злиться и насаждать дисциплину, а россияне не могут понять нелепой, на их взгляд, мелочности и формализма. Результат же плачевен для всей компании: атмосфера в коллективе испорчена, нормально работать невозможно.

А может ли эту проблему решить другой специалист, например психолог?

Проблемы, о которых мы говорим, часто связаны с культурными различиями людей, поэтому компетентно решить их может именно антрополог.

А какие самые явные культурные несовпадения вы могли бы отметить? Сейчас эта проблема особенно актуальна для российского бизнеса, который интегрируется в мировое сообщество.

Несовпадений множество. Например, русские очень фамильярны, и это не нравится почти всем иностранцам.

Но ведь и за границей подчиненные и начальники часто общаются на «ты».

Не заблуждайтесь: это лишь проявление демократизма, и будьте уверены, в немецком или английском офисе дистанция между начальником и подчиненным жестко соблюдается. У нас все иначе: позвольте подчиненному называть себя на «ты», и уже через месяц он будет приходить на работу часа на два позже положенного и перестанет воспринимать вас как начальника.

А что вы можете сказать о корпоративных правилах, которые наши компании порой копируют у западных? Например, о дресс-коде.

Если речь идет об униформе, то, с одной стороны, она устраняет социальное неравенство, и в этом ее положительная роль, а с другой — из-за нее у людей появляется ощущение монотонности, что плохо отражается на их работоспособности и психологическом состоянии. Я знаю случаи, когда сотрудники уходили из компании лишь потому, что им многие годы приходилось носить унылую форму. Проблема решается просто: достаточно сразу оговорить, что нельзя носить на работе, например чересчур короткие юбки или открытые блузки.

Сфера ваших научных интересов — антропология города и механизмы адаптации к стрессу. Скажите, какова роль цивилизации, того же города, в создании стрессогенной обстановки?

Любой большой город — источник стрессов. И чем больше становится мегаполисов, тем заметнее обостряется глобальная стрессогенная обстановка.

Я слышал, что огромное количество автомобилей в городе негативно воздействует на людей…

Скопление машин вызывает подсознательную нервозность. Сейчас, правда, ситуация у нас несколько улучшилась. Связано это, как ни странно, с тем, что за руль садится все больше женщин. Это подтверждает статистика: женщины гораздо реже, чем мужчины, создают аварийные ситуации. Они меньше склонны к риску и конкуренции, им неважно, едут ли рядом с ними автомобили быстрее или медленнее. Мужчина же за рулем всегда конкурирует — и маркой машины, и скоростью. Причем гонки устраивают даже вполне уравновешенные, интеллигентные мужчины, которых трудно заподозрить в лихачестве.

А есть ли связь между стрессом и техническим прогрессом?

Нам кажется, что техника — благо, и отчасти это так, ведь она облегчает жизнь. Но, с другой стороны, она во многом усугубляет стрессогенную обстановку.

Как на социуме может отразиться растущая роль компьютера?

Я не враг компьютера, но мне не нравится, когда из него пытаются сделать нечто большее, чем просто рабочий инструмент. Воспитывая поколение, отлично владеющее технологиями, мы получаем социально некомпетентных людей. В детстве они сидят у компьютера, вместо того чтобы играть в прятки, а потому не приобретают социального опыта, необходимого для жизни. Ведь никаким Интернетом живое общение не заменить! В результате люди с трудом налаживают социальные отношения, находят партнеров, они эгоистичны, менее терпимы к другим, негибки (ведь компьютер, в отличие от живого человека, безропотно выполняет все их команды). Люди так привыкли общаться по электронной почте, что шлют письмо кол- леге, сидящему в двух метрах или жене, находящейся в соседней комнате! Но ведь отношения строятся не только на обмене информацией, но и на языке тела, жестах, взглядах...

Темп жизни сейчас гораздо напряженнее, чем лет десять назад. Можно ли сказать, что стресс — результат нарастающей скорости жизни?

Да, и это тоже напрямую связано с ростом мегаполисов. Скорость жизни может нарастать до определенного предела. Есть некий максимальный объем информации, который наш мозг может обработать за единицу времени. Если ее становится больше, мы утомляемся и испытываем стресс. Поэтому, кстати, люди все чаще едут за город — кто-то отдыхать, а кто-то и жить. Это реакция на стресс, спровоцированный высоким темпом жизни. Длительное проживание в этих условиях, то есть в состоянии

затяжного стресса, интенсифицирует процесс старения, провоцирует мутагенез и увеличивает риск появления заболеваний, в том числе онкологических.

Но ведь все по-разному реагируют на ускорение темпа жизни?

Верно, люди с разными типами нервной системы быстрее или медленнее реагируют на события, шум и непредвиденные обстоятельства. И преуспевают самые устойчивые от природы. Те же, кто не могут справиться со стрессом, стремятся уехать из города. Иначе у этих людей сокращается продолжительность жизни, и в некомфортных условиях они редко добиваются успеха.

А можно развить в себе устойчивость к стрессам?

Да, многие поэтому и обращаются к психологам. Признаки стресса известны. Люди, выражаясь образно, бегут без остановки, по инерции, не задумываясь над тем, что делают. А чтобы не довести себя до тяжелого нервного срыва, время от времени нужно брать паузу. Особенно это важно для трудоголиков.

Тяжелые стрессы — примета нашего общества?

Нет, это проблема всех индустриальных стран. Но в Европе, скажем, жизнь гораздо более предсказуема. Если через три месяца, в четверг, в 9:30, должен состояться совет директоров, значит, он состоится. И человек не нервничает, не перезванивает по сто раз, уточняя, все ли остается в силе. Даже поезд, на котором он поедет, не опоздает ни на минуту. Мы же не можем быть уверены ни в чем. На наш и без того бешеный ритм жизни накладывается еще и постоянная тревога, что где-то что-то сорвется и все наши замечательные планы полетят к черту. А стресс отражается и на отношениях между людьми: возрастает конфликтность, чаще происходят нервные срывы. В США та же картина. Но у них еще каждый гражданин имеет право носить оружие. К счастью, этого у нас нет.

Сделав свою жизнь более предсказуемой, мы убережем себя от стрессов?

Безусловно.

Есть ли причины стресса, характерные только для нашей страны?

В основном — неопределенность, связанная с работой и зарплатой, не всегда на наших предприятиях фиксированной и «белой». Причем от этого фактора во многом зависит успешность (или неуспешность) карьеры.

А что можно сказать о причинах стресса, общих для индустриального общества в целом?

Глобальная причина стресса — увеличивающаяся плотность населения. Трудно выдержать огромное количество контактов, постоянно слышать шум города. Подсознательно чужак всегда вызывает страх и тревогу. И каждое столкновение с незнакомцем — стресс.

Это правило верно для всех людей?

Да, но в разной степени. Приехавшие в мегаполис из небольших городов или деревень всегда испытывают стресс, сталкиваясь с новыми людьми, реакция людей, родившихся в нем, — более спокойная.

Как снизить стрессогенное влияние города?

Во-первых, многое зависит от звукоизоляции и вентиляции в кабинете. Во-вторых, заведите побольше растений. Они хорошо действуют даже на горожан.

Однотипные каменные джунгли отрицательно влияют на человека: вид одинаковых серых домов очень утомляет. Монотонность вызывает депрессию. Взгляд должен цепляться за яркие пятна, тогда мозг получает возбуждающие импульсы. Кстати, именно поэтому так популярны в Японии сады камней.

Кроме того, очень важно слышать звуки живой природы: пение птиц, лай собак... Человеку вообще присуща биофилия — любовь к живой природе, ощущение сопричастности к ней.

Но насколько эти советы применимы к условиям современных офисов?

Не так давно в больших компаниях стали устраивать зимние сады. И неважно, что порой это делается из стремления продемонстрировать роскошь. Сотрудники, проводя в оранжереях свободное время, снимают стресс. Достаточно полчаса в день побыть здесь — и результат налицо: эффективность работы компании существенно возрастает.

В некоторых фирмах стали появляться крошечные зоосады. Наверное, нам до этого еще далеко, но ведь любой нормальный человек любит животных, они помогают ему расслабиться. Работники компаний признавались, что в этих «живых уголках» у них пропадает агрессия.

Неужели это так важно?

Чтобы бороться со стрессом, нам нужны защитные механизмы, запускающие эмоции, которые мы получаем от общения с животными, от среды, приятной с биологической точки зрения. Но мы подавляем в себе эту потребность.

Скажите, а как нужно организовывать, например, рабочее место?

Ну прежде всего, как я уже говорила, нужно завести растения. Стены не должны быть монотонно-белыми или серыми, поэтому хорошо бы развесить на них небольшие эстампы, не яркие и не кричащие. Идеально подойдут пейзажи или городские ландшафты. В общем, необходимо разнообразить пространство, избегать серости во всех смыслах слова.

Как это объясняет наука о человеке?

Изначально человек существовал в разнообразной среде — он жил среди холмов, лесов, в степях, рядом с водой, которая, кстати, особенно благотворно действует на нас. Гены передаются нам от предков, и, как следствие, мы положительно реагируем на схожую окружающую среду. Поэтому идеальный вариант для отдыха — холмистая местность с не очень густым лесом и обязательно с речкой (озером, морем), чтобы слышалось журчание воды.

То есть отдых на природе — это своего рода терапия?

Да, и если вы заглушаете в себе естественные позывы, стресс будет захлестывать вас все сильнее. Другое дело, что человек может неправильно истолковать эти позывы, и тогда он пойдет расслабляться в бар.

На самом деле это не отдых?

Смотря с чем сравнивать. Если в жизни человека есть только работа, то уж лучше бар, чем полное отсутствие отдыха.

Давайте вернемся к теме влияния цивилизации на социум. В последние годы печатная книга отмирает, уступая место другим носителям информации. Как вы это объясняете?

Виноваты в этом тоже в основном компьютеры. Телевидение и радио были и раньше, но люди читали гораздо больше, чем сейчас.

А может быть, дело в огромном количестве таких жанров, как комиксы?

Действительно, за границей сильно увлечение комиксами, там это — «серьезная» литература, хотя в них, по сути, нет никакой информации. Заметьте, что сюжет в комиксах развивается схематично и информации между двумя событиями нет. То есть там нет описательной информации, которая служит связующим звеном в рассказе или романе. И мыслительный процесс человека, воспитанного на комиксах, тоже состоит из обрывков. Он мыслит не сплошным потоком, а как бы схемами — это принципиально иной тип мышления. И логика компьютерного языка следует тому же принципу, значит, все сказанное верно для тех, кто взращен на компьютере. Кстати, и тесты, о которых мы уже говорили и которые так популярны на Западе, — продукт именно такого типа мышления. Поэтому многие из них вообще не подходят для нас.