Критика как угроза | Большие Идеи

・ Личные качества и навыки

Критика
как угроза

К счастью или к сожалению, хорошие манеры и организационные последствия не позволяют нам реагировать инстинктивно.

Автор: Наталья Артемьева

Критика как угроза

читайте также

Почему мы не извлекли уроков из финансового кризиса

Джастин Фокс

Как удержать лучших сотрудников в тяжелые времена

Маршалл Голдсмит

Что делать, если коллега скорбит

Джанпьеро Петрильери,  Салли Мэйтлис

Что делать, если вас любит начальник

Ребекка Найт

«Хочешь знать мое мнение?» — нейробиологи говорят, что мы реагируем на эту фразу так же, как на шаги за своей спиной на темном пустыре: внутренние переживания и физиологические процессы примерно одинаковые. Любое критическое замечание в наш адрес включает базовую реакцию «бей или беги». Поэтому нам вряд ли «захочется узнать» чужое мнение в эту секунду: единственное, к чему стремится наше тело, получающее критические замечания, — ударить в ответ или провалиться под землю.

К счастью или к сожалению, хорошие манеры и организационные последствия не позволяют нам реагировать инстинктивно. Многие из нас в организациях научились «держать лицо» и кивать. Верх мастерства — улыбаться, благодарить и просить еще. Однако нам всем одинаково больно, хотя мы и стараемся не подавать виду. И возможностей для критики в бизнесе достаточно: комментарии к проекту, обратная связь после встречи, оценка по методу «360 градусов», ассессмент, годовая оценка результатов, клиентские впечатления, рейтинги, индивидуальный план развития и т. д. Учащенное сердцебиение, потеющие или холодеющие ладони (зависит от типа нервной системы и темперамента), бледнеющее или краснеющее лицо — вот естественная реакция на «обратную связь».

Тех, кто критикует, такая реакция пугает. Поэтому рекомендация менеджерам «научиться правильно воспринимать критику» остается самой популярной. Только их руководителям непонятно, что несогласие и возражение как закономерное проявление стресса — это и есть самая «правильная» реакция в данной ситуации. Потому что она самая естественная.

Чего же мы опасаемся на самом деле?

Читайте материал по теме: Чего я стою на самом деле?

Сохранение статуса. Одна из фундаментальных биологических потребностей — иметь высокий статус в иерархии (какой угодно: организационной, социальной, семейной, статус в своей собственной концепции мировосприятия) или, как минимум, сохранить существующий. Во-первых, понимание своего места в мире обеспечивает мозгу определенность, к которой он постоянно стремится. Во-вторых, высокий статус всегда означает доступ к ресурсам (деньгам, власти, вниманию — всему тому, что как бы гарантирует более высокую вероятность распространения наших генов). Обезьяны с более высоким статусом имеют более низкий уровень кортизола, живут дольше и отличаются хорошим здоровьем. Поэтому, если кто-то не стремится к высокому статусу (даже в рамках собственной концепции статусов — например, стать самым глупым на свете), это может означать какой-то сбой в его биологической программе.

Любая критика, по сути, представляет собой угрозу (пусть даже просто ментальную) той статусной стабильности, устойчивости, которая сформирована у человека на этот момент. («Вы хуже/сделали хуже/выглядите хуже, чем вы сами о себе думаете».) Понижение статуса (неважно, в своих глазах или в чужих) опасно для выживания и вызывает социальную боль. Защищать свой статус или хотя бы волноваться об этом — это естественное стремление выживать.

Читайте материал по теме: Чтобы сформировать у себя правильные привычки, нужно выяснить, что вас мотивирует

В то же время, человек, который критикует, автоматически занимает более высокое место в статусной иерархии по сравнению с критикуемым. Более того, он получает и химическое подкрепление: повышение статуса вознаграждается резким увеличением уровня дофамина в крови (что ощущается как приятные переживания). Вообще, выигрыш в любой конкуренции (спорт, бизнес) также повышает статус. Благодаря дофамину любая победа, как правило, открывает второе дыхание: повышает энергию и мотивацию. Некоторые водители на дороге не скрывают радости, «подрезая» замешкавшегося — в этот момент их статус выше, чем у того, кто остался сзади. И эта борьба за статус не прекращается ни на секунду. Поэтому часто фразу «хочешь знать мое мнение?» сопровождает улыбка того, кто задает вопрос.

Кто-то скажет, что «не нужно принимать критику близко к сердцу», но сказать легко, трудно сделать. Иногда этому препятствует способ мышления.

Холистичность восприятия. Профессор Шинобу Китаяма вместе со своими коллегами предполагают, что «западное» и «восточное» мышление можно разделять по принципу холистичности восприятия информации: восточные народы склонны воспринимать мир целостно, западные — фрагментарно. Это может объяснять и специфику восприятия критических замечаний: «запад» слышит критику действий, а «восток» с его холистическим восприятием не отделяет себя от своих действий. Поэтому для «восточного» типа мышления критика конкретного действия, поступка — всегда критика личности в целом. А это воспринимается опять же как угроза статусу. Очень трудно бывает понять: не ты плохой, а это конкретное действие неудачное. А ты все тот же умница с большим опытом, десятью высшими образованиями и победами в школьных олимпиадах. И даже если мы научились отделять себя от своих действий, об окружающих, увы, этого не скажешь: вместо «Ваше сегодняшнее выступление, похоже, не достигло целей» мы слышим в лучшем случае «Вы как спикер слабоваты», а в худшем — «Вы облажались» (тут уж и внутренний голос добавит: «Впрочем, как и всегда…»). С другой стороны, человек с холистичным восприятием мира так и будет отзываться критически о личности в целом, а не о конкретных действиях, потому что в этой парадигме поступок индивидуума не существует без него самого. Возможно, совсем избежать страданий в «критический» момент не удастся, но их точно можно уменьшить.

Читайте по теме: