Что не так с формулами успеха великих лидеров | Большие Идеи

・ Профессиональный и личностный рост

Что не так с формулами успеха
великих лидеров

Почему звезды из мира спорта и бизнеса могут не понимать причин своих побед

Автор: Алексей Улановский

Что не так с формулами успеха великих лидеров
Фото: Antoine Dautry / Unsplash

читайте также

Благоденствие за счет «фабрики роста»

Браун Брюс,  Энтони Скотт

Диплом на черный день

Евгения Чернозатонская

Почему менеджеры предпочитают запускать премиальные товары

Опасности профессионального цинизма

Мелия Марина

Ложное допущение, лежащее в основе самоописаний формул успеха, принадлежащих экс-чемпионам в спорте, эффективным бизнесменам, популярным политикам, звездам эстрады, состоит в том, что эти люди хорошо понимают факторы, сыгравшие критическую роль в их карьерном достижении. Из этого вытекает следующее допущение: что они способны передать эти факторы в интервью, мотивационном спиче на конференции или в автобиографии. В этом и заключается подвох.

Чего было больше в успехе?

Более чем столетний опыт изучения поведения человека дает нам несколько простых истин.

1. Человек может сам не понимать, что им двигало и что помогло. Это может быть внутренний конфликт, гормоны, конъюнктура на тот момент в бизнесе или спорте. Мы часто обманываемся в самом искреннем своем стремлении понять, почему сделали тот или иной выбор. Это нам замечательно проиллюстрировали более чем столетний психоанализ, эксперименты социальной психологии и современные нейрокогнитивные исследования принятия решений.

2. Человек может недооценивать или переоценивать различные факторы. Даже когда мы осознаем многообразие сил, обеспечивших наш успех, мы можем путаться в их удельном весе. Например, мы можем недооценивать или переоценивать роль случая («мне просто повезло») там, где включались наши внутренние ресурсы, такие как жизнестойкость и оптимизм. Или, наоборот, переоценивать свой личный вклад («все дело в моей упертости») там, где присутствует значительный вклад партнеров или команды.

3. Человек может быть неспособен артикулировать свой опыт надлежащим образом. Юджин Джендлин, философ и психолог, занимавшийся темой выражения в словах своего внутреннего опыта, сравнивает его структуру с замысловатым узором персидского ковра. Добиться внутренней правды и ясности, схватить опыт в деталях и частой противоречивости, придать смысл и уйти от чужих стереотипов — отдельный навык и вызов, знакомый писателям, поэтам и психотерапевтам.

В этой связи ожидание, что приглашенный нами выдающийся спикер из спорта или бизнеса доподлинно «раскроет свои секреты успеха», как минимум, наивно. С гораздо большей вероятностью он воспроизведет своеобразный дискурс успешности с достаточно стандартным списком: «стремиться к своей мечте», «верить в себя», «не сдаваться» и т.п. Списком, который попросту отражает нашу культуру, ценности и язык, которому он сам в свое время научился.

Успех в лидерстве и поиск «серебряной пули»

Карьерный успех — всегда неразрывное переплетение среды, случая, способностей и действий человека. Это оригинально проиллюстрировал на примерах Малкольм Гладуэлл в книге «Гении и аутсайдеры». То же самое можно сказать про успех в лидерстве. Многие современные научные и корпоративные лидерские модели зачастую описывают какой-то один ключевой ингредиент, с которым связывается эффективность лидера: власть, коммуникация, оптимизм, эмоциональный интеллект, лидерская энергия и прочее. И в этом ахиллесова пята множества подобных концепций: в стремлении найти какую-то «серебряную пулю» или «универсальную отмычку».

Недавно в нашей совместной со Станиславом Шекшней и Вероникой Загиевой книге «Athletic CEOs: Leadership in Turbulent Times» (перевод на русском: «Руководители-чемпионы: практики атлетического лидерства») мы постарались показать преимущества комплексного подхода на примере изучения успешных лидеров на развивающихся рынках. Это подход, при котором мы стремимся учесть многообразие переменных и перспектив: расстановку глобальных и локальных сил (макроконтекст экономики, политики, культуры и микроконтекст конкретной организации), бэкграунд и становление лидера, его личностные черты и установки, систему корпоративного управления, стратегию, финансовые показатели, состав топ-менеджмента, групповую и организационную динамику в компании, лидерское поведение, лидерские практики. Мы верим, что будущее за попытками системно и кросс-дисциплинарно распаковывать лидерство.

Линзы для оценки эффективного лидерства

Само понятие «успешный лидер» требует своего расколдовывания, так как отсылает нас к совершенно разным ценностным точкам отсчета. Это здорово показал Джеффри Пфеффер в своей отрезвляющей книге «Лидерство без вранья», наделавшей много шума пару лет назад. Мой лидерский успех в организации — это что? То, что хорошо для моей карьеры как руководителя и человека? Или это то, что хорошо для моей организации — в терминах прибыльности, рентабельности активов, рентабельности собственного капитала или цены акций на бирже. Или это то, что хорошо для моих подчиненных — то, на чем делается большой акцент последние пару десятилетий (тренды повышения вовлеченности, процветания сотрудников, выращивания новых лидеров)? Это три критерия, которые часто конкурируют друг с другом.

В корпоративных обучающих форматах «Лидеры учат лидеров» мы часто приглашаем тех, кто соответствует первому критерию — людей с яркими личными карьерами. Это не обязательно предполагает, что их компании показали такие же выдающиеся результаты. И это вовсе не гарантирует, что их подчиненные тоже преуспели. Следуя этой же логике, для описания «атлетического лидерства» как определенного типа управления компаниями мы используем дифференцированную оценку эффективности. В частности, мы разделяем лидерские результаты, связанные с операционными и финансовыми показателями, и лидерское наследие, связанное с созданием базы для устойчивого развития компании и людей.

Но что же тогда можно взять у мастеров?

Есть много эффектов от общения с теми, кто добился успехов в своей области. И они совсем не обязательно сводятся лишь к рациональным идеям и урокам, которые транслируют эти люди. Не менее мощными и позитивными по своему влиянию на нас могут быть: эмоциональное заражение и вдохновение, перенятие новых адаптивных установок и реакций через осознанное и неосознанное подражание, расширение диапазона видения, решений и действий. Альберт Бандура, входящий в десятку самых влиятельных ученых-психологов за всю историю, полагает, наблюдая за успешным выполнением действия, мы повышаем нашу веру в свою способность эффективно выполнить это действие. А это, в свою очередь, является составляющей результативного исполнения действия, к которому мы так стремимся.

Об авторе. Алексей Улановский — руководитель программ по карьерному развитию и лидерству Ward Howell, доцент НИУ ВШЭ, кандидат наук.