«Многие пары работают не из любви к своему делу, а ради денег» | Большие Идеи

・ Профессиональный и личностный рост
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

«Многие пары работают не из любви к своему делу, а
ради денег»

Как устроена личная и профессиональная жизнь двух топ-менеджеров из Бостона

«Многие пары работают не из любви к своему делу, а ради денег»
Фото: Diana Levine

читайте также

Глобальное экономическое разочарование интернета

Уильям Давидоу

«Я не имею права судить людей»

Ренессанс брендов

Йенс Мартин Скибстед,  Расмус Хансен

Как убедить, не убеждая: три приема, которые помогут во время пандемии и не только

Джона Бергер

Разговоры о двухкарьерных парах обычно ведутся вокруг решения проблем и урегулирования конфликтов. Но не стоит забывать, что союз, в котором оба партнера строят карьеру, обладает рядом преимуществ — и это не только высокие доходы. Отличный пример — Тамар Дейн Дор-Нер и Дэн Крокмальник. Дор-Нер уже 20 лет работает в консалтинговой фирме Bain: она управляющий партнер и глава бостонского офиса. Крокмальник, юрист по образованию, с момента свадьбы в 2009 году успел поработать в двух крупных юридических фирмах, был заместителем генпрокурора штата Массачусетс, а в 2017 году стал главным юрисконсультом газеты Boston Globe. Сейчас Тамар 42 года, Дэну — 39, и у них двое сыновей восьми и шести лет. Супруги рассказали HBR о преимуществах пар, подобных им. Вот выдержки из этого разговора.

Как работа помогает вам поддерживать друг друга дома?

ТАМАР: Отправляясь на работу, мы знаем, что любим ее, относимся к ней серьезно и реализуем в ней свои амбиции. Это важно для нас обоих, это общая ценность, которая не вызывает споров. Если у одного из нас в пятницу на работе возникли проблемы и в субботу он все еще в них погружен, второго это не удивит и не обидит. Мы относимся к таким вещам с сочувствием. Каждый старается забыть дома о рабочих делах, но это не всегда получается, и тут надо проявить понимание. Плохо, когда проблемы на работе мешают тебе радоваться общению с близкими, но еще хуже, если дома тебя в этом еще и упрекают.

ДЭН: Как следствие, никто из нас не вмешивается в дела другого. У Тамар своя работа, у меня своя. Мы всегда готовы помочь друг другу, но я не ощущаю себя прежде всего мужем партнера Bain, а она себя — женой сотрудника Boston Globe. Для нас это было бы слишком.

Как менялась жизнь вашей семьи, когда Дэн переходил с одной работы на другую?

ДЭН: Стабильная карьера Тамар дает мне свободу действий. Я смог на два года уйти в офис генпрокурора [согласившись на меньшую зарплату] и не переживать о выплате ипотеки.

ТАМАР: Я обожаю и всегда обожала свою работу. Мне хотелось, чтобы и Дэн мог сказать о себе то же, а моя зарплата позволила ему продолжить поиски. Он нашел место, которое ему нравится, и от этого выиграли мы все.

Наверное, еще до рождения детей было сложно сочетать две карьеры, требующие больших затрат сил?

ТАМАР: Когда мы только поженились и у нас не было детей, мы работали совершенно так же, как до брака. С появлением сыновей, конечно, многое изменилось. Но мне повезло: в отличие от многих консультантов, мне не пришлось уходить из Bain и возвращаться в бизнес-школу, и я довольно рано стала партнером.

ДЭН: Если позволите, я похвастаюсь: Тамар получила должность партнера всего в 28 лет — в тот год никого моложе нее не было!

ТАМАР: Став партнером до появления детей, я получила больше автономии, гибкости и уверенности в завтрашнем дне. Но я все равно полагала, что после родов мне придется уйти из Bain. Не думала, что удастся остаться. Я постоянно ездила в командировки, и мне не хотелось, чтобы дети из-за этого страдали: я сама рано потеряла мать, а отец вечно был в разъездах. Я думала, что поработаю немного после декрета, а потом придется уволиться. И я просто счастлива, что мне удалось все устроить и найти способ никуда не ездить. Я сосредоточилась на местных клиентах и фондах прямых инвестиций, с которыми можно работать удаленно. Моя нынешняя должность главы бостонского офиса отвечает этой стратегии.

Как вы распределяете обязанности по дому и по воспитанию детей?

ТАМАР: Надо признать, что многие проблемы мы решаем деньгами. У нас чудесная няня, которая собирает мальчиков в школу, забирает из нее, возит на разные занятия. Домработница занимается стиркой, покупками и иногда готовит еду. Мы с Дэном делим между собой остальное. Я подыскиваю летние лагеря — он отвечает за спортивные секции. Я планирую походы к врачу — он оформляет страховку. Мы давно отказались от идеи, что должны вкладывать в общее дело равное количество времени и сил. Так не бывает. Мы просто решаем проблемы по мере их поступления. Например, сейчас нашему восьмилетке впервые понадобилась регулярная помощь с выполнением домашних заданий.

ДЭН: Все постоянно меняется, и мы обсуждаем каждый вопрос: что работает, а что нет.

ТАМАР: Когда мы делим обязанности, то стараемся помнить, что нам страшно повезло. Те сложности, с которыми мы сталкиваемся, ничто по сравнению с тем, что переживает большинство людей. Многие пары работают не из любви к своему делу, а ради денег. У них нет другого выбора. Мы оба обеспокоены тем, что экономические и политические условия в нашей стране лишают выбора множество семей.

Какие еще преимущества дает наличие супруга с хорошей должностью?

ТАМАР: Наши круги общения почти не пересекаются. Мы знакомы с очень разными людьми. Я выстраиваю связи в основном не по географическому, а по отраслевому принципу. А вот Дэна знает весь Бостон — и когда я заняла высокий пост в бостонском офисе, это сыграло мне на руку. Кроме того, моя новая должность более тесно связана с кадровыми вопросами, и я теперь часто обсуждаю разные ситуации с мужем, чтобы лучше понимать юридическую сторону дела. А еще Дэн отлично пишет, так что я прошу его просматривать документы, которые составляю.

ДЭН: Тамар намного лучше разбирается в межличностных отношениях, и здесь я во многом полагаюсь на ее советы. По сути, до прихода в Boston Globe я всю жизнь работал в юридических фирмах (офис генпрокурора в каком-то смысле тоже к ним относится). Перейти в медиакомпанию — с ее бухгалтерией и бюджетами — было для меня весьма непросто. И здесь Тамар была и остается для меня надежной опорой.

ТАМАР: Дэн оказался для меня ценным рекрутером: если при общении с человеком он видит, что тот мог бы хорошо проявить себя в Bain, он направляет его ко мне. Когда я нанимаю людей, у которых есть работающие супруги, они иногда беспокоятся о том, как режим работы консультанта скажется на их совместной жизни. Я просто предлагаю им поговорить об этом с Дэном.

ДЭН: Мы беседуем с такими людьми в неформальной обстановке, за ужином. Хотя у Тамар очень напряженная работа, нам удается жить полной жизнью. Подобные встречи показывают людям, что в этом нет ничего невозможного.

Сейчас вы неплохо поддерживаете баланс; а каких конфликтов опасаетесь в будущем?

ДЭН: Я боюсь внезапных потрясений. Это может быть что угодно — например, тяжелая болезнь.

ТАМАР: Ссоримся мы чаще всего из-за социальной жизни. Иногда мне кажется, что в этой сфере мы пытаемся объять необъятное. Мы много спорим о том, чтó нужно втиснуть в график, насколько плотным он может быть. В частности, я опасаюсь, что, когда дети подрастут, их спортивные занятия захватят не только будни, но и выходные. У нас с мужем разные темпераменты: Дэн неутомим и всегда хочет успеть как можно больше, а я быстро устаю и пытаюсь сократить список дел.

Вы не боитесь, что карьера супруга (супруги) в будущем может помешать вашей?

ТАМАР: Так случилось, что в конце 2017 года мы оба получили повышение. Тогда мы осознали, что научились неплохо управляться с делами и что у нас стало больше пространства для маневра. На моей текущей должности люди обычно задерживаются примерно на шесть лет. В какой-то момент, когда дети подрастут, у меня появятся другие ограничения и возможности — и мы наверняка снова что-то поменяем в жизни.

ДЭН: Наши карьеры очень разные, как и наши представления о будущем. Новая работа Тамар сильно отличается от предыдущей, но она по-прежнему партнер в Bain. И что бы ни произошло в дальнейшем, она наверняка им останется. Что касается меня, то на нынешнем месте — которое, я уверен, станет самой интересной работой в моей жизни, — я тружусь меньше двух лет, так что далеко пока не ­загля­дываю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Три испытания для супругов-карьеристов: в какие ловушки не попадают благополучные пары

Фактор супружества: как пары координируют свои карьерные амбиции

Жить врозь ради работы: в чем сложности и преимущества гостевого брака