Что нужно делать, чтобы роботы не отобрали у вас работу | Большие Идеи

・ Профессиональный и личностный рост
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Что нужно делать, чтобы роботы не отобрали у
вас работу

Какие профессиональные навыки не будут автоматизированы

Автор: Стивен Косслин

Что нужно делать, чтобы роботы не отобрали у вас работу
Фото: PAPER BOAT CREATIVE/GETTY IMAGES

читайте также

3D-печать возродит конгломераты

Ричард Д’Авени

Почему продажники не ладят с маркетологами

Андрис А.Золтнерс,  ПК Синха,  Салли Лоример

Как правильно расшифровывать подтекст в речи

Светлана Иванова

Ирина Поткина. Предприниматели: класс, изменивший Россию

Анна Натитник

Многим будущее рынка труда представляется мрачным. По оценкам недавнего исследования, проведенного компанией Forrester, в этом году 10% рабочих мест в США будут автоматизированы. Другое исследование, проведенное компанией McKinsey, показывает, что в течение ближайших десяти лет будет автоматизировано около половины всех рабочих мест в США.

Скорее всего, машины займутся повторяющейся и монотонной работой, такой как расшифровка рентгеновских снимков (роль рентгенологов может вскоре значительно сократиться), вождение грузовиков и обслуживание складских помещений. Много было написано о том, какого рода работа, вероятнее всего, исчезнет, однако существует еще одна не столь подробно изученная сторона проблемы: какие задачи будут выполнять машины в тех специальностях, которые уцелеют.

Например, рассмотрим работу врача-терапевта. Понятно, что диагностику болезней машины скоро будут выполнять лучше, чем люди (если уже не выполняют). Машинное обучение удивительно эффективно при наличии наборов данных для обучения и тестирования, что как раз применимо к здравоохранению. Однако варианты лечения нужно обсудить с пациентом и его семьей — эта функция вряд ли будет автоматизирована в обозримом будущем.

Теперь представьте совершенно другую по статусу работу: бариста. В Сан-Франциско Cafe X заменило всех сотрудников роботами-манипуляторами, которые за приготовлением горячих напитков развлекают посетителей своими забавными «жестами». Однако даже в Cafe X работает живой человек, который показывает клиентам, как пользоваться роботами для заказа напитков, и решает проблемы, возникающие у автоматических бариста.

Теперь сравните работу бариста и бармена. Люди часто заводят с барменом разговор. Для этой работы требуется гораздо больше, чем умение смешивать напитки. Как и в случае врача, эту работу легко разделить на две составляющие: повторяющаяся и монотонная (смешивание и подача напитков) и более интерактивная, непредсказуемая, предполагающая умение слушать клиентов и говорить с ними.

Если оценить характеристики многочисленных специальностей и профессий, можно выделить два типа нетривиальных задач, которые наиболее распространены и с трудом поддаются автоматизации.

Во-первых, это работа, связанная с эмоциями. Эмоции играют важную роль в человеческих коммуникациях (вспомните врача, разговаривающего с семьей, или бармена, взаимодействующего с клиентами). Они участвуют буквально во всех формах невербальных коммуникаций и эмпатии. Но, более того, они помогают приоритизировать наши действия, например, решать, чем заняться прямо сейчас, а что отложить на вечер. Эмоции не только отличаются сложностью и нюансами, но и связаны со множеством процессов принятия решений. Работа эмоций плохо поддается научному пониманию (хотя в этой области наблюдается прогресс, и ее трудно встроить в автоматизированную систему.

Во-вторых, контекст. Люди могут с легкостью учитывать контекст при принятии решений или взаимодействии с другими людьми. Контекст особенно интересен, так как имеет множество вариантов, например, каждый выпуск новостей меняет контекст (широкий или узкий), в котором мы действуем. Кроме того, изменения контекста (например, победа независимого кандидата на президентских выборах) могут не только повлиять на взаимосвязи между факторами, но и добавить новые факторы и принципиальным образом переиначить их расклад. Это проблема для машинного обучения, работающего на наборах данных, которые по определению были созданы раньше, в другом контексте. Таким образом, принятие во внимание контекста (что без труда может сделать хороший бармен) представляет проблему для машины.

Наши способности управлять и руководствоваться эмоциями и учитывать влияние контекста очень важны для критического мышления, творческого решения проблем, эффективных коммуникаций, адаптивного обучения и здравого смысла. Очень сложно программировать машины, чтобы они воспроизводили подобные человеческие знания и навыки, и пока неясно, когда предпринимаемые сегодня первые попытки это сделать принесут результат (и принесут ли вообще).

И, на самом деле, именно эти навыки постоянно требуются от кандидатов на различные должности в компаниях разных отраслей. Например, в одном из опросов 93% работодателей сообщили, что «способность кандидата критически мыслить, четко излагать и решать сложные задачи важнее, чем предмет, на котором он специализировался в университете». Кроме того, компании ищут кандидатов, обладающих такими навыками, как способность адаптивно учиться, принимать разумные решения, сотрудничать и ладить с другими. Со всем этим отлично справляется человек, но это будет сложно автоматизировать.

Все это означает, что наши образовательные системы должны концентрироваться не просто на способах взаимодействия людей и технологий (например, обучении студентов программированию), но и на том, что технологии не смогут освоить в ближайшем будущем. Это новый подход к характеристике природы так называемых «мягких навыков»: их сложнее всего понять и систематизировать, и они дают людям — и будут продолжать давать — преимущество перед роботами.

Об авторе. Стивен Косслин (Stephen M. Kosslyn) — президент и CEO Foundry College, бывший директор по академическим вопросам Minerva Schools при KGI и бывший профессор, заведующий кафедрой и декан факультета общественных наук Гарвардского университета. Автором книги Building the Intentional University: Minerva and the Future of Higher Education.