Исландское чудо | Большие Идеи
Дело жизни

Исландское чудо

Анна Натитник
Исландское чудо

Хеймир Хадльгримссон — главный тренер сборной Исландии по футболу, успех которой на чемпионате Европы ошеломил весь мир, — человек уникальный. Он живет на небольшом острове, работает стоматологом и одновременно тренирует свою команду. Невероятно энергичный и стойкий, он любит повторять: в жизни возможно все, главное быть к этому готовым. Став одним из самых популярных людей в стране, он спокойно относится к успеху и надеется, что слава не изменит его.

Как вышло, что футболист стал стоматологом, а затем тренером национальной сборной по футболу? Легко ли было принимать такие решения?

Я легко принимаю решения. Возможно, поэтому я и стал тренером. Обычно я просто прислушиваюсь к себе, к своему сердцу. Конечно, иногда я ошибаюсь, но стараюсь относиться к этому проще.

А стоматологом я стал, по большому счету, случайно. Я всегда увлекался компьютерами и думал получать образование в этой сфере, но начал готовиться к поступлению в университет, читать книги и понял, что компьютеры — не мое: слишком сухо, голая математика. Значит, нужно было выбирать что-то другое. Времени почти не оставалось, надо было срочно подавать документы на какой-нибудь факультет, и я за компанию с другом решил стать стоматологом. И вот уже больше 25 лет я работаю дантистом — и одновременно с 17 лет тренирую футболистов.

А перед чемпионатом Европы от работы дантиста вы все-таки решили отказаться ?

Откровенно говоря, я от нее не отказывался. Я до сих пор держу клинику в родном городе. Когда мы попали на Евро-2016, я решил больше не назначать приемов пациентам. Но клиника продолжает работать: там всегда есть врачи. Если у меня появляется время, я и сам веду приемы — один-два дня в месяц, — чтобы не терять квалификации и навыков: пальцы и голова не должны забывать свою работу. Кроме того, я хожу на лекции, слушаю доклады, сам выступаю. Я стараюсь быть в курсе всего, что происходит в области стоматологии.

Как вы находите на все время?

Это несложно. У меня кабинет на первом этаже моего дома, так что мне просто добираться до работы. А если серьезно, то я всегда много трудился, даже когда учился в колледже. Я родился на небольшом острове к югу от острова Исландия. Мы считаем себя более трудолюбивыми, чем исландцы, а исландцы убеждены, что они трудолюбивее европейцев. Я думаю, это наша национальная особенность: мы вообще много работаем. Мы уверены, что на все можно найти время. Время действительно есть всегда— просто все его по-разному используют: кто-то смотрит телевизор, кто-то играет в гольф, кто-то еще как-то отдыхает. Я в основном работаю.

Когда вы стали тренером национальной сборной, трудно ли вам было завоевать авторитет, заручиться доверием команды?

Непросто. В Исландии тренеры-любители тренируют спортсменов-любителей. Когда такие тренеры приходят в национальную сборную, все меняется: они имеют дело с профессионалами, взращенными в профессиональной среде, которые работают с профессиональными наставниками в других клубах. Так что некоторая настороженность вполне объяснима. Доверие профессиональных спортсменов нужно завоевать. Это сложно, на это требуется время. А вот потерять это доверие, наоборот, очень легко.

Мне невероятно повезло: сначала я был ассистентом Ларса Лагербека — очень опытного тренера. Я старался как можно большему у него научиться. Он щедрый человек, и я многим ему обязан. За пять лет совместной работы я стал существенно более зрелым. Надеюсь, я готов к самостоятельной работе. Время покажет.

Вы часто повторяете, что в исландской сборной нет великих игроков. В таком случае как вам удалось создать отличную команду? На что вы делаете ставку, если не на мастерство футболистов?

В разных клубах хорошая команда складывается из разных компонентов. Да, с фактами не поспоришь: у нас почти нет игроков высочайшего класса. Поэтому мы пытаемся выяснить, за счет чего можем обойти противника, и делаем ставку на это.

Надо понимать, что тренер национальной сборной работает с командой только три дня перед матчем. За это время вряд ли можно существенно улучшить технику игры, так что имеет смысл сосредоточиться на командном духе, организованности, мотивации, психологических установках. Мы об этом говорим, многое обсуждаем, смотрим видео. Наши тренировки проходят не только на поле, но и на собраниях.

Я думаю, мы одна из наиболее организованных команд в Европе. Мы ценим трудолюбие, сосредоточенность, дисциплинированность. Мы поощряем лидерство на поле — умение брать на себя ответственность и поддерживать других членов команды. Это очень важно для всех. Каждый игрок может быть лидером в своей области: кто-то умеет успокаивать людей, сглаживать углы, кто-то подбадривать и т. д. Конечно, мы не назначаем лидеров, не говорим: ты будешь ответственным за это, а ты — за то. Мы просто побуждаем спортсменов к тому, чтобы они делали то, что у них получается лучше всего. Кроме того, у нас превосходная защита, мы пропускаем мало голов — это отличная стратегия для не слишком сильной сборной. Футбол — единственный вид спорта, в котором команда из третьего дивизиона может обыграть команду из высшей лиги, завоевать кубок и пробиться в число сильнейших, хотя это, конечно, очень трудно.

У нас потрясающая сборная, все игроки — яркие индивидуальности. Нам нравится быть вместе, общаться, мы друг друга очень любим. И нам приятно работать вместе.

Какие трудности связаны с тем, что у вас всего три дня на подготовку команды к матчу?

Реальность такова, что наши спортсмены тренируются в других клубах — там они работают над техникой, поддерживают себя в форме. За то, в каком состоянии они приходят на игру национальной сборной, ответственность несут их клубы. Конечно, там может быть иной подход к игре — везде все устроено по-разному. Так что мне постоянно приходится «перестраивать» игроков, возвращать их к нашим реалиям.

Раньше я тренировал клубную команду — и это совсем другое дело. Там тренер работает с футболистами ежедневно, и они помнят, что делали вчера и позавчера, как играли и т. д. Все их действия связаны между собой. В национальной сборной эта связь прерывается. И в этом основная трудность моей работы. Мне важно, чтобы все помнили, что происходило в прошлый раз. Но это только для меня наша прошлая встреча была последней. Ребята за время, что мы не виделись, могли сыграть матчей 20 в своих клубах — конечно, они забыли, что мы с ними делали. Поэтому приходится постоянно все повторять: вот так мы действовали, вот за счет чего мы выиграли матч.

Еще одна проблема связана с тем, что я должен тонко чувствовать игроков. Они могли превосходно сыграть в прошлый раз, но вот прошло три месяца, и я не знаю, в какой они форме, готовы ли к игре. Понять это нужно очень быстро, ведь времени у нас почти нет.

На встрече с читателями нашего журнала вы сказали, что не взяли бы в сборную крутого игрока, если бы он не подошел вашей команде по духу.

Легко сказать, когда нет возможности заполучить такого игрока. Конечно, я, как и все тренеры, хотел бы видеть в своей сборной лучших футболистов мира. У них превосходная техника, и они могут решить исход матча. Но футбол — командная игра. Безусловно, мы бы пытались сделать все, чтобы эти игроки вписались в команду, подстроились под нее. Но если бы они мешали другим работать, играть, мы бы поняли, что они нам не подходят. Я считаю, что футболиста, который хорош сам по себе, но плохо влияет на других спортсменов, в команде лучше не держать.

Конечно, все тренеры относятся к этому по-разному. Некоторые предпочитают, чтобы у них было 11 футболистов высокого класса, пусть и в ущерб командному духу. И да, они выигрывают матчи за счет техники. Но большинство команд, конечно, — это золотая середина: в них есть и великолепные игроки, и командный дух. Мы же полагаем, что Исландии нужны сильная общность и единение, чтобы побеждать.

Что, по-вашему, отличает команду от группы людей?

Команда — это нечто большее, чем сумма индивидуальностей. Это то, что для человека важнее, чем он сам. Люди, составляющие команду, вносят вклад в ее работу, ощущают свою вовлеченность, причастность ко всему, что с ней происходит, готовы чем-то жертвовать ради общего дела. Они как солдаты, готовые положить жизнь, сражаясь за родину, — хотя это, конечно, гипертрофированный пример.

Наша национальная сборная — настоящая команда. Все усердно трудятся, никто не думает, что он круче других и поэтому не должен работать. Мы считаем, что все равны и все одинаково важны. Это основа нашего подхода. Мы единое целое, и вместе мы сила. Команда — как цепь: если в ней есть слабое звено, она рвется.

Обычно, если человек считает себя звездой, его трудно убедить в том, что он такой же, как все. Вам приходится воспитывать в игроках чувство равенства или оно присуще исландцам как нации?

Последние годы все в Исландии озабочены равенством — между мужчинами и женщинами, между расами и т. д. Так что, возможно, это действительно национальная особенность — и к равенству мы готовы больше, чем другие. По крайней мере, я надеюсь на это. Наши игроки, даже если получают разную зарплату, на поле играют как одно целое, все выкладываются по полной. И, тем не менее, я считаю, что о равенстве нужно постоянно говорить, напоминать, как это важно. Потому что, вы правы, успешные спортсмены, те, кто играет лучше или получает более высокую зарплату, склонны считать себя выше других. Это заложено в человеке природой.

Какие правила действуют в вашей команде?

У нас нет правил — у нас соглашения. Разница в том, что тех, кто не соблюдает правил, приходится наказывать. Нам это не нравится. У нас есть принципы, которые мы сформулировали вместе с игроками, — о том, как нужно работать в исландской национальной сборной. Они касаются пунктуальности, уважения — к отелю, в котором мы останавливаемся, к своей форме, к окружающим, друг к другу. Один из принципов, например, — говорить друг с другом, но не друг о друге. Мы договорились о том, как мы живем, как себя ведем, как относимся к алкоголю, как тренируемся — скажем, нельзя травмировать игроков, так как через пару дней состоится матч и т. д.

Хотя одно правило у нас все-таки есть. В 10 часов вечера мы обычно собираемся и пьем кофе. С этого момента и до завтрака мы не покидаем отеля, в котором живем. Это правило ввел Ларс Лагербек. Когда он тренировал сборную Швеции, трое игроков за два дня до матча отправились в ночной клуб. Не думаю, что они пили алкоголь, но дело не в этом. На следующий день в газетах появились их фотографии, и Ларсу пришлось отстранить их от игры. Если спортсмены тусуются ночью, даже если они не делают ничего предосудительного, это наносит урон их репутации и репутации всей команды. Создается впечатление, что в сборной хромает дисциплина. Сегодня у всех в телефонах камеры, и если известный человек сидит в баре, его обязательно снимут. И пойдут слухи — неважно, правдивые или нет, а это очень плохо. Нужно обезопасить себя от этого.

Что происходит с теми, кто нарушает ваши принципы?

У нас были игроки, которые забывали о собраниях и не приходили. Такие факты мы обсуждаем все вместе. Если кто-то немного опаздывает (это естественно: никто не совершенен), все на него смотрят с упреком, и это уже достаточное наказание. Если ты профессионал — ты следуешь принципам команды. Мы показываем, что доверяем игрокам, и это подталкивает их к тому, чтобы вести себя ответственно и уважительно. Тех, кто поступает непрофессионально, мы не отбираем на следующую игру сборной.

То есть многое основывается на доверии и свободе.

Да. Мне кажется, это лучший способ мотивации. Конечно, в разных культурах все по-разному, но для исландской национальной сборной доверие очень важно: люди, которым доверяешь, платят тебе тем же.

Приходится ли вам быть жестким с игроками?

Конечно, порой приходится повышать голос и выказывать недовольство. Это нормально. Так во всем жизни — с детьми, например. Время от времени нужно показывать, что ты можешь быть жестким, — и быть жестким.

Но мой подход, в целом, иной: я думаю, лучше всегда быть честным с игроками. Если ты чем-то недоволен, нужно это искренне и откровенно высказывать, объяснять, что тебе не нравится. Это производит больший эффект, чем крик и ругань. Но иногда, конечно, теряешь самообладание, не сдерживаешься, выходишь из себя — думаю, это естественно.

В какой степени, по-вашему, успех команды зависит от работы тренера?

В футболе ответственность за результат в разное время лежит на разных людях. Тренерская работа жизненно важна во время подготовки к матчу. В ходе игры, не думаю, что тренер может существенно влиять на то, что происходит на поле. Во время перерыва между таймами он может что-то подкорректировать, направить игроков. Но не более того. На поле все зависит от футболистов. Поэтому я и считаю, что так важно поощрять лидерство, приучать спортсменов к дисциплине и сосредоточенности во время игры.

Как именно вы настраиваете игроков во время перерыва?

Если есть проблема, надо найти решение. Даже когда тренер знает решение, мне кажется, лучше поручить игрокам самим найти его: обрисовать им ситуацию и предложить подумать, что можно исправить. В таком случае они с большей вероятностью сделают на поле все, как нужно. Задача тренера — направлять ход размышлений спортсменов. Но, конечно, бывают ситуации, когда приходится брать на себя роль диктатора. Если нужно быстро передать игрокам много информации, то общение идет совершенно в ином ключе.

А если первый тайм сыграли хорошо, все просто отдыхают, пытаются восстановить силы, чтобы во втором тайме выступить не хуже. Тогда мы почти не разговариваем.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать