Великие предприниматели прошлого. Гаврила Солодовников | Большие Идеи

・ Лидеры

Великие предприниматели прошлого.
Гаврила Солодовников

Герой нового выпуска сочетал в себе уникальную предпринимательскую жилку и чрезвычайные скупость и изворотливость, но в итоге вошел в историю России как один из самых щедрых благотворителей

Автор: Мария Макарушкина

Великие предприниматели прошлого. Гаврила Солодовников

читайте также

Пять слагаемых доверия: о чем важно помнить, чтобы убедить аудиторию

Дэвид Хорсагер ,  Эллисон Шапира

Как начать новую жизнь с понедельника

Ирина Трушина

«Посидеть на работе за зарплату у нас нельзя»

Константин Надеждин

Благоденствие за счет «фабрики роста»

Браун Брюс,  Энтони Скотт

Русское купечество, известное деловой хваткой и свободолюбивым духом, сыграло значительную роль в развитии экономики и культуры, а также в формировании благотворительности дореволюционной России. Представители этого сословия активно поддерживали искусство, бескорыстно вкладывали деньги в систему образования, помогали страждущим и обездоленным. Конечно, каждый из них был неидеален, ошибался, искал свою выгоду, совершал порой нелицеприятные поступки и сбивался с пути. Недаром в некоторых литературных произведениях — сказках, пьесах, баснях – запечатлен образ купца как алчного и недалекого богача. 

На этот раз нам предстоит встреча с человеком, чьи таланты, смекалка, находчивость неоспоримы. Однако и «теневые» черты его личности оказались столь значительны, что заняли прочное место в народной памяти. Речь пойдет о потомственном представителе российского купечества Гавриле Гавриловиче Солодовникове. Какой вклад он внес в развитие российского предпринимательства? И как персональные деструкторы влияли на его жизнь и бизнес?

Бизнес

Гаврила Солодовников родился в 1825 году в Серпухове в семье небогатого купца третьей, самой нижней гильдии. Отец, специализирующийся на продаже бумаги и канцелярских принадлежностей, привлекал к работе своих пятерых детей с раннего возраста. Вместо школьных предметов юный Гаврила постигал иные науки, гораздо более прикладные: он успел поработать подметалой, приказчиком и мальчиком на побегушках. Получив в 1842 году после смерти отца полагающуюся часть наследства, сметливый, дерзкий и уже вполне опытный в торговых делах, Солодовников оказался в Москве. Ему было всего 16 лет. В столице Гаврила Гаврилович начал с мелкой розничной торговли. Дела шли в гору, и уже скоро он приобрел небольшую текстильную фабрику, благодаря чему всего через четыре года смог стать купцом первой гильдии. К подобному статусу его отец стремился всю жизнь, а наш герой добился этого уже к 20 годам.

Объемы производства росли, и вскоре предприниматель занялся оптовой торговлей. Он также активно инвестировал в строительство, недвижимость, развитие железнодорожного транспорта, финансовую сферу (был акционером Московского земельного, Нижегородско-Самарского земельного и Азовско-Донского коммерческого банков). Доход Солодовникову приносил и новый, на тот момент набирающий обороты бизнес: покупка и дальнейшая сдача внаем домов и земельных участков. По информации из разных источников, на аренде Гаврила Гаврилович зарабатывал около 400 000 рублей в год (это примерно 2,5 млрд рублей в пересчете на сегодняшний день). К 40 годам богатство Солодовникова исчислялось миллионами. По некоторым оценкам, к 1900 году оно составляло 21 млн тогдашних рублей и превосходило состояния таких купцов, как Морозовы, Третьяковы и Рябушинские, причем вместе взятых.

Деструкторы

Сильные стороны человека порой оборачиваются против него же. Такие черты личности называются деструкторами. Люди с деструкторами могут быть талантливы, амбициозны, достигать высокого социального положения, обладать развитыми компетенциями. Но под воздействием стресса или других факторов определенная черта характера вдруг проявляется в крайне негативном виде и становится серьезной проблемой — для самого человека и его окружения. Это и есть деструктор. Так, сильный и уверенный руководитель становится жестоким и беспощадным. Добросовестный, старательный работник превращается в придирчивого перфекциониста. А склонный к раздумьям, но вполне деятельный лидер вдруг надолго замирает от охватившей его нерешительности, растерянности и страха.  

Причины возникновения деструкторов разнообразны: травматические события раннего детства, негативные и часто неосознаваемые родительские примеры и посылы, неразрешенные в определенный период жизни эмоциональные проблемы, а порой и «профессиональная деформация». 

Помимо фантастических коммерческих успехов, Гаврила Солодовников «прославился» своими деструкторами. Народная память и записки знавших его людей предоставляют нам наглядные примеры.

Бережливость, рачительность — эти качества, безусловно, можно отнести к добродетелям. Но когда они усугубляются и обостряются, то превращаются в деструктор «скупость». Его Гаврила Гаврилович проявлял в полной мере. Несмотря на огромное состояние, он экономил на всем. Ходили упорные слухи, что в трактирах он заказывал вчерашнюю кашу, которую уже подавали практически бесплатно. В его доме мебель и вся обстановка были старые, в плохом состоянии, ничего нового он сознательно не покупал. Сам Солодовников ходил в обносках, ел мало, в гостях же позволял себе гораздо больше. Мог стащить с уличного лотка фрукт или булочку — и не сколько ради озорства, а чтобы не платить. Всегда скупился на чаевые. Жадничал в крупном и по мелочам, указывали современники. 

Широкую и нелицеприятную огласку получила история, связанная с его семьей. В 1881 году Аделаида Куколевская, бывшая многолетняя возлюбленная Солодовникова, мать его пятерых детей, подала на Гаврилу Гавриловича судебный иск в связи с отказом купца финансово обеспечивать детей. Однако на суде обвиняемый прилюдно подтвердил свой отказ выделять средства, мотивируя тем, что он уже за прошедшие годы потратил на них достаточно. Судьи оторопели, когда он выложил горы квитанций и чеков, которые он, оказывается, тщательно хранил и теперь счел достойным аргументом, чтобы больше не участвовать в жизни брошенной им семьи. Суд вынес решение в пользу Куколевской, Солодовников безуспешно пытался его опротестовать.

В «Осколках московской жизни» Антон Павлович Чехов с нескрываемым презрением писал о деле Солодовникова: 

«Денег у него куры не клюют... Петербургская судебная палата, отменив приговор окружного суда, обязала папашу выплачивать детям и “ей” только по 2000 каждому. Дети сугубого миллионера, загребающего деньжищи лопатою, будут получать до совершеннолетия только по 2000…». 

Этот деструктор — скупость — негативно повлиял на бизнес Солодовникова. Опытные коллеги по цеху, коммерсанты и предприниматели, часто избегали вступать с ним в деловой контакт, зная стремление Гаврилы Гавриловича бороться за каждые «пять копеек», и отдавали предпочтение тем, кто был великодушнее. Также скупость Солодовникова сказывалась и на его работниках. Отсутствие премий, бонусов, вознаграждений приводили к демотивации людей и регулярному оттоку наиболее сильных профессионалов с его предприятий на другие, чьи хозяева были более милостивы к персоналу.

Был у него и другой деструктор — стремление обмануть. Иначе такое поведение в психологии называют «макиавеллизм»: склонность к манипуляциям, обману, отсутствие эмпатии, пренебрежение моралью и этикой в борьбе за собственные интересы. В деловом мире приветствуется ловкость, находчивость и даже изворотливость. Однако эти качества могут стать деструкторами. Однажды московский купец Усков поделился с Солодовниковым, что покупает в бойком месте, возле Кузнецкого моста, рядом с Большим Театром, новое торговое здание — пассаж. Усков похвастался, что уговорил хозяина пассажа уступить ему 500 000 рублей, и в итоге сделка состоится за два миллиона. Гаврила Гаврилович с интересом выслушал эту информацию, подумал и, не теряя времени, отправился к хозяину пассажа, у которого тут же совершил покупку за два с половиной миллиона. Доверчивый Усков остался ни с чем. Аналогичным образом Солодовников перекупил и соседний дом, так называемый дом Татищева. Соединив и перестроив оба здания, он вскоре открыл шикарный универмаг. Но история про коварство Солодовникова стала общеизвестной. Его современник, журналист Влад Дорошевич, как-то написал про Гаврилу Гавриловича: «Его знала вся Москва, и вся Москва терпеть не могла». 

Новый пассаж Солодовникова быстро завоевал популярность. Для привлечения большого притока и развлечения покупателей предприимчивый Солодовников открыл в своем универмаге театральный зал, где давались небольшие представления. Декорации к одному из спектаклей делал сам Федор Шехтель. В ряде залов устраивались художественные выставки. Обслуживание посетителей было на высшем уровне, часть товаров доставлялось на дом, что было по тому времени приятным новшеством. 

Кстати, купец и в этом проекте проявил хитрость. Он в начале установил низкую арендную плату, а когда лучшие торговцы потянулись в магазин, а за ними и многочисленная публика, Гаврила Гаврилович резко поднял стоимость аренды. «...Попались голубчики в ловушку. Он их и облупливает. Стонут!» — писал тот же Дорошевич. Пассаж продолжал работу и после смерти Солодовникова, и даже после революции 1917 года. И только во время Второй мировой войны, в 1941 году, здание пассажа было разрушено ударом бомбы. В настоящее время на этом месте находится здание ЦУМа. 

Готовность обмануть, чтобы получить свою выгоду, регулярно «подводила» Солодовникова. Своими нечестными поступками и неблаговидными действиями он подрывал доверие клиентов, лишался их лояльности, наносил ущерб своей личной репутации и репутации своего бизнеса и в результате терял время, силы и деньги. 

Упомяну еще один свойственный Солодовникову деструктор — недоверие. Гаврила Гаврилович, хотя был и общительным человеком, но очень настороженно относился к людям. Он подозревал всех в корысти, желании обмануть, уйти от ответственности. Безусловно, сам обладая этими особенностями, он подсознательно ожидал, что и другие люди проявят их при первой возможности. Купеческое сообщество над ним и посмеивалось, и побаивалось иметь с ним дело, и невольно уважало за невиданное богатство. Но не только за это.

Интерьер одного из магазинов в Пассаже Солодовникова, нач. 20 в.

Интерьер одного из магазинов в Пассаже Солодовникова, нач. 20 в.

Благотворительность

Удивительно, но даже самые прижимистые и жадные люди могут стать выдающимися филантропами. Солодовников запомнился и прекрасными душевными порывами. 

В ранней молодости он (совместно с предпринимателем Алексеем Лобковым, который был инициатором и главным устроителем) активно участвовал в создании на Шаболовке Варваринского сиротского дома для девочек и был многие годы его попечителем и инвестором. Во время Крымской войны в 1853 году он спонсировал организацию военных госпиталей. Не чуждый музыкальному искусству, Солодовников внес очень существенную сумму на строительство Московской консерватории: существующие до сих пор высокие мраморные лестницы были сделаны благодаря его щедрому пожертвованию. Кстати, за этот вклад он получил орден. 

На Большой Дмитровке он построил (правда, не без скандалов) на свои собственные средства «театр Солодовникова», который потом не один год арендовал Савва Мамонтов для своей частной русской оперы. В этом же театре проходил первый в России показ фильмов братьев Люмьер. Сегодня это место известно как Московский театр оперетты.

Желая получить дворянский титул, Гаврила Гаврилович с его огромным состоянием выразил готовность построить для Москвы любое требуемое общественное заведение. Именно таким образом многие купцы получали, а точнее покупали и чин действительного статского советника, и потомственного дворянина. Городу в это время остро требовалось заведение для лечения кожных и венерических болезней. Солодовников не сразу согласился на этот проект — уж больно его смущала специфика будущего медицинского учреждения. Но в итоге он дал деньги на строительство и обустройство больницы самым современным оборудованием. Дворянский титул был получен. Городские власти, учитывая его огромную спонсорскую роль, готовы были еще и назвать новую клинику именем Гаврилы Солодовникова. Но он отказался. Не от скромности, а опять же в силу неприглядности данных заболеваний. Больница на Большой Пироговской улице действует и сейчас под названием Клиника кожных и венерических болезней имени В.А. Рахманова.


Театр Солодовникова на Большой Дмитровке, 1913 г.

Театр Солодовникова на Большой Дмитровке, 1913 г.

**

В 1901 году семидесятипятилетний Гаврила Гаврилович тяжело заболел. Современники отмечали, что незадолго до смерти он таинственно заявлял: «Вот умру — Москва узнает, кто такой был Гаврила Гаврилович Солодовников. Вся империя обо мне заговорит». 

Научиться управлять своими психологическими деструкторами непросто, трудно их побороть. Но однажды можно совершить поступок, который искупает все грехи и ошибки. Именно такой поступок и совершил Солодовников. Двадцать миллионов (в пересчете на сегодняшний день около $200 млн) из принадлежавших ему двадцати одного он завещал на нужды общества. На тот момент это была крупнейшая сумма, когда-либо отданная на благотворительность. Все мировые издания прокомментировали это событие. Эти двадцать миллионов по завещанию Солодовникова должны были пойти, во-первых, на строительство домов для малоимущих в Москве, во-вторых, на «устройство земских женских училищ в Тверской, Архангельской, Вологодской, Вятской губерниях»; и в третьих, — на открытие родильного дома и профессиональных школ на «малой родине» Солодовникова, в Серпуховском уезде. Гаврила Гаврилович и в завещании проявил дальновидную расчетливость. Он предписал, что «делать все следует не спеша… в течение пятнадцати лет, чтобы недвижимость, капиталы в акциях, процентные бумаги и прочее продать по выгодной цене». 

Оставшийся миллион он по своему усмотрению распределил между родственниками и многочисленными знакомыми. Большая часть этих денег досталась Петру Гавриловичу, старшему сыну и его душеприказчику, то есть ответственному за исполнение завещания. 

По завещанию Гаврилы Гавриловича в нескольких провинциальных городах успели построить гимназии. Так, писатель Иван Шмелев вспоминает в своем эссе «Душа Москвы»: «Помню, в Глазове, Вятской губернии, среди лесов и болот… встретил дворец-гимназию. “На капиталы Солодовникова”. На пустыре, во тьме, чудеснейший “дворец света”, воистину свет из тьмы…». На деньги Солодовникова был открыт родильный приют в его родном Серпухове. Он существует и сейчас под названием Больница им. Н.А. Семашко. 

В 1909 году в Мещанской слободе (сейчас это улица Гиляровского) по завещанию Гаврилы Гавриловича были построены два дома для малоимущих. Москвичи прозвали, конечно же, их «солодовками». Стоимость аренды квартир в этих домах была очень дешевой, при этом сами дома были оснащены всем необходимым, на их территории располагалась магазины и столовая, баня и прачечная, ясли и детский сад, и даже медицинский кабинет. «…Рабочий класс, живущий честным трудом и имеющий неотъемлемое право на ограждение от несправедливости судьбы», писал в завещании Солодовников. Однако в итоге в этих прекрасных домах зажили чиновники, артистическая и музыкальная богема. Как раз рабочие оказались в меньшинстве. Сегодня эти дома занимают офисы компаний и представительства общественных организаций. Говорят, что собирались построить целый квартал таких домов. Так хотел Солодовников, и денег бы на это строительство точно бы хватило. Тем более его сын Петр Гаврилович увеличил к 1917 году путем выгодных инвестиций сумму завещания вдвое — до баснословных 40 млн рублей. Но время и другие всем известные события внесли свои коррективы. Банковские счета были национализированы, деньги деноминированы, все купеческие завещания и наставления потеряли силу.


Варваринский сиротский дом для девочек

Варваринский сиротский дом для девочек