Откуда берется самонадеянность и в чем ее опасность? | Большие Идеи
Эмоциональный интеллект
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Откуда берется самонадеянность и в чем ее опасность?

Хайди Грант
Откуда берется самонадеянность и в чем ее опасность?

«Я могу встать посреди Пятой авеню и кого-нибудь пристрелить и все равно не потеряю ни одного избирателя», — хвалился Дональд Трамп, выступая перед группой своих сторонников из штата Айова. Это заявление выглядит дико — даже на фоне богатой на эпатажные выходки предвыборной гонки.

В одной из своих недавних статей журнал Politico назвал Трампа «американским Сильвио Берлускони». Издание сравнило кандидата в президенты с яркой и противоречивой фигурой бывшего итальянского премьера, который однажды во всеуслышание провозгласил себя «величайшим политическим лидером в Европе и мире».

Позже примерно в том же ключе прозвучало высказывание печально известного авантюриста от фармацевтики Мартина Шкрели. Этот бизнесмен («самый ненавистный человек в США», как его называют) прославился тем, что поднял цену на препарат, прописываемый новорожденным детям и ВИЧ-инфицированным, с $13,50 до $750. После напряженных слушаний в Конгрессе он не преминул самодовольно похвастаться в чате: «Вам не удастся перетроллить величайшего тролля всех времен и народов».

Читайте материал по теме: Эмоциональный интеллект: учимся общаться с невыносимыми людьми

Дерзость ли это или высокомерие? Однако нельзя не признать, что таким людям, как Трамп, Берлускони и Шкрели, уверенности не занимать. Более того, их поразительное и несгибаемое самодовольство относится к числу тех головоломок, над которыми психологи бьются уже не первый десяток лет.

Как подобная самонадеянность живет и процветает? В своей статье в журнале Nature биолог-эволюционист Доминик Джонсон и политолог Джеймс Фаулер отмечают: «Чрезмерная самоуверенность ведет к неправильным оценкам, нереалистичным ожиданиям и авантюрным решениям. Все еще остается загадкой то, как эта ложная убежденность эволюционирует или остается стабильной в конкурентной борьбе с абсолютно точными и объективными представлениями». Как подсказывает логика, в таких случаях неизбежное столкновение с реальностью должно приводить к заслуженной расплате.

Однако этого не происходит. Именно поэтому, когда Трампу не удалось (пока) заполучить статус кандидата на должность президента от Республиканской партии, он обвинил во всех своих неудачах «грязную» и «мошенническую» систему. Шкрели же после своего слушания в Конгрессе (на котором он, не скрывая насмешки, отмахивался от всех вопросов Пятой поправкой) назвал допрашивающих его членов палаты представителей «имбецилами». А никем непревзойденный Берлускони как-то заявил, что он «Иисус Христос от политики», которого несправедливо преследует «раковая опухоль» итальянского правосудия. Самоуверенность не покидала его даже в 2011 году, когда против него были выдвинуты обвинения в организации оргий с участием несовершеннолетних проституток. Тогда он шутил: «Когда женщин спросили, хотят ли они заняться со мной сексом, 30% ответили утвердительно, а 70% воскликнули: “Что, опять?”».

Почему же самонадеянные люди остаются в счастливом неведении по поводу собственных ограниченных сил и возможностей?

Новое исследование наконец-то приоткрыло завесу этой тайны. Социопсихологи Джойс Эрлингер, Эйнсли Митчам и Кэрол Двек решили, что ответ может скрываться в той слепой вере, которую самоуверенные люди испытывают в отношении «данности» своего характера и способностей. За несколько десятков лет исследований Двек с коллегами выяснили, что некоторые индивидуумы считают личные качества и интеллект величинами относительно неизменными (дескать, мы от рождения наделены определенными способностями и ничего уж тут не поделаешь). В то же время есть люди, которые убеждены, что, приложив усилия и опыт, их можно развивать и преображать.

советуем прочитать
Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи
советуем прочитать
Насаждаем ценности. Насильно!
Владимир Рувинский
Переговоры в трех измерениях
Джеймс Себениус,  Дэвид Лакс