Великие предприниматели прошлого. Николай Григорьев | Большие Идеи

・ Лидеры

Великие предприниматели прошлого.
Николай Григорьев

История из цикла о людях, чьи судьбы были полны перипетий, а бизнесы оказались прорывными для своего времени

Автор: Мария Макарушкина

Великие предприниматели прошлого. Николай Григорьев
Фото: Joanna Kosinska / Unsplash

читайте также

7 способов завладеть вниманием

Бен Парр

Парадоксы современного капитализма

Умар Хак

Работа над ошибками: почему не нужно верить жалобам на проблемы с коммуникациями

Арт Маркман

Ловушки алгоритмов ценообразования

Марко Бертини,  Одед Кенигсберг

Последние несколько лет, когда кризисы один за другим накрывают мир, я не раз задумывалась о том, почему некоторым руководителям, предпринимателям удается подхватить волну и преодолеть шторм, а других уносит в небытие. Какие личностные черты позволяют людям противостоять трудностям и добиваться успеха даже в самые тяжелые времена? Как события и обстоятельства жизни человека определяют его подходы к делам и, в конечном счете, его успех?  

Чтобы найти ответы на эти вопросы, я решила изучить биографии предпринимателей прошлого, чьи судьбы были полны перипетий, а бизнесы оказались прорывными для своего времени. Я стала анализировать жизни этих людей с точки зрения психолога и специалиста по индивидуальной оценке. В результате получилась серия статей.

***

Четвертый герой цикла — Николай Григорьевич Григорьев. Его жизнь, как и жизнь многих русских купцов и благотворителей на сломе эпох, была счастливой, успешной, но завершилась трагично. Новый мир уничтожил его, не оставив шансов на возрождение. Однако это случилось, когда Григорьеву было уже за семьдесят — когда он дошел до вершины, добился того, к чему стремился, и построил знаменитую «колбасную империю».

Начало пути

Николай Григорьев был сыном крепостных крестьян из деревни Ратманово Угличского уезда. Углич в те времена славился производством колбасных изделий. Именно поэтому в 1855 году, когда Николаю исполнилось 10 лет, родители отправили его в подмастерья на одно из колбасных предприятий города. Это стало начальной ступенью головокружительной карьеры Григорьева.

Несколько лет юный Николай проработал помощником мясных мастеров, за это время он освоил производственное дело и овладел необходимыми навыками. В 1861 году крепнущие амбиции, хваткий ум и смелые планы заставили его отправиться из тихого Углича в Москву. Отмена крепостного права способствовала осуществлению его мечты. Бывший крепостной, Николай взял фамилию Григорьев (по имени отца) и добился получения документов. Понимая, что начинать на новом месте придется с нуля, он стал торговать с лотка пирогами в знаменитом Охотном ряду. Активности и энергии ему хватало, чтобы с раннего утра до позднего вечера бегать по клиентам, разносить выпечку, искать новые возможности и знакомства.

Благодаря внутренней дисциплине и умению экономить (несмотря на обилие столичных соблазнов, деньги он разумно приберегал) Николай вскоре накопил достаточно, чтобы открыть в Охотном ряду небольшой колбасный цех. Тут и пригодились приобретенные в Угличе навыки. Григорьев был человеком упорным. Он всю жизнь был предан юношеской мечте: реализовать себя, найти свое дело, состояться в нем, стать уважаемым и обеспеченным человеком. И эта мечта не давала ему впадать в отчаяние, помогала преодолевать трудности и все время настойчиво двигаться вперед.

Запуская свое дело, Николай Григорьевич столкнулся с множеством проблем. Грамотно решив каждую из них, он смог вывести бизнес на высочайший уровень, позволивший ему успешно конкурировать не только с отечественными компаниями по производству мясных продуктов, но и с самыми прогрессивными европейскими гастрономическими предприятиями. Что же это за проблемы и как он с ними справлялся?

Проблема первая. Отсутствие деловых связей

В отличие от многих предпринимателей, у Григорьева не было ни хорошего образования, ни купеческих корней, ни семейной поддержки. Он оказался в Москве один и мог рассчитывать только на себя. И он сделал важный шаг. Выходцу из бедных крестьян, Николаю удалось выгодно жениться — на дочери бывшего хозяина. Это повысило его статус, открыло перед ним новые горизонты и, конечно, прибавило ответственности. Приданое Григорьев полностью вложил в производство, а появившиеся родственные связи использовал для продвижения на следующую ступень делового мира.

Работая не покладая рук, Николай стал купцом второй гильдии. А в 1878 году совершил ключевую для своей карьеры сделку: приобрел в Замоскворечье старый колбасный завод, превратившийся вскоре в знаменитую «Фабрику колбасно-гастрономических изделий Н. Г. Григорьева».

Проблема вторая. Нехватка персонала

Когда Григорьев приобрел в Кадашах еле дышащий колбасный завод, из сотрудников там оставалось 13 человек. Николай Григорьевич понимал, что развитие предприятия требует квалифицированной рабочей силы. Он сделал ставку на людей, близких ему по воспитанию, ценностям, духу. Григорьев был убежден, что такие подчиненные при добром к ним отношении будут лояльными и верными соратниками. И вновь не ошибся. В 1911 году на его фабрике числилось 100 служащих и 200 рабочих. Большинство из них были преданы ему лично.

Рабочих Григорьев предпочитал приглашать со своей малой родины, из сел и деревень близь Углича. Он не понаслышке знал, что такое крепостной труд и насколько он неэффективен. Поэтому, встав у руля предприятия, он вкладывался в улучшение жизни сотрудников, обеспечивая им не только достойную заработную плату, но и хорошие бытовые условия. Стараниями Николая Григорьевича рядом с заводом построили просторные общежития и купили несколько домов для рабочих, а на территории предприятия открыли столовую, прачечную, медицинский кабинет. Григорьев занимался и профессиональным развитием сотрудников: ввел систему наставничества — ветераны производства брали шефство над новоприбывшими; создал обучающие программы для новичков и программы повышения квалификации для опытных специалистов.

Николай Григорьевич внимательно относился к землякам и помогал жителям своего села и окрестностей. Охотно брал их на работу (в том числе временную), выделял деньги на приданое деревенским невестам, привозил по церковным праздникам из Москвы обозы с мясными лакомствами. Позже, став человеком действительно богатым, он построил в родных местах многопрофильную больницу и фельдшерский пункт, которые обслуживали всю округу, а также великолепный храм с пятиярусным иконостасом, серебряной утварью и изысканными парчовыми облачениями для духовенства.

Проблема третья. Устаревшее оборудование

На приобретенном Григорьевым колбасном заводе не было электричества, значительная часть оборудования была сломана, станки устарели. Обновление предприятия требовало больших вложений. Николай Григорьевич был уверен, что для успеха необходимо самое современное оборудование и лучшая инфраструктура. Он осознавал риски, но был готов тратить серьезные суммы на технические новинки, которых в России в те времена почти ни у кого не было. Ему удалось взять (при содействии тестя) значительный кредит, который он без колебаний пустил в дело. И снова выиграл.

Григорьев наладил освещение предприятия, приобрел современный локомобиль, позволявший вырабатывать электричество, построил рельсы для вагонеток, облегчавших перевозку по заводу сырья и продукции. Все новейшее оборудование поступило из Европы: мясорубки, паровые машины, холодильники, один из которых был рассчитан на 10 тыс. пудов, то есть около 164 тыс. кг мяса. Для хранения продукции использовались подвалы выкупленных Николаем Григорьевичем близлежащих домов. На заводской территории он построил 16 кирпичных зданий для производственных и складских нужд, торговой и финансовой деятельности. Эти вложения позволили ему наладить эффективнейшее по тем временам производство. Бизнес стал активно развиваться, так как спрос на качественные мясные изделия в городе был огромен. К 1890-м производство Григорьева давало более 40% всей мясной продукции Москвы.

Проблема четвертая. Отсутствие бренда

Купив разорившийся старый завод, не имея статуса и имени (бренда), Николай Григорьевич поначалу с трудом реализовывал даже небольшие объемы товара. Покупатели были недоверчивы и скептичны: откуда у молодого, никому не известного выскочки приличные продукты? Но предприниматель не отступал. Получив очередную ссуду (вновь при поручительстве тестя), он не только пригласил на работу лучших коммерсантов, но и не поскупился на рекламу. Он также использовал любую возможность, чтобы самому рассказывать москвичам о своей продукции.

Не прошло и нескольких лет, как товары Григорьева стали получать золотые медали на российских и международных продуктовых выставках. Его предприятие наградили самым почетным в то время званием — поставщика двора Его Императорского Величества, получить которое было нелегко из-за большой конкуренции и максимально жестких требований к качеству товара. Высокие награды в свою очередь способствовали дальнейшему развитию бизнеса. В Москве один за другим открывались роскошные фирменные магазины Григорьева: на Пятницкой улице, Большой Бутырской, на Страстной и Лубянской площадях, в Охотном ряду, во Втором Кадашевском переулке, при заводе. Самому Николаю Григорьевичу присудили титул потомственного почетного гражданина Москвы.

Мясные изделия Григорьева охотно покупали самые разные торговые точки Российской империи — крупные и мелкие. И даже избалованные европейские столицы не прочь были попробовать знаменитые григорьевские деликатесы. Ассортимент по тому времени был богатейший: более 10 сортов колбасы, множество видов сосисок и ветчины, сало, свиные окорока. Были и обязательные ежегодные «изюминки»: фаршированные куры, утки, гуси, индейки, поросята, которые особенно привлекали покупателей. Григорьев считал, что в любом, даже самом обширном ассортименте, должно быть что-то отличительное — уникальный товар, особенно радующий привередливого покупателя.

Со временем Григорьев завоевал уважение широких слоев населения. Он был активным и щедрым старостой храма в Петровско-Разумовском, где находилось его загородное имение. Построил там же церковно-приходскую школу. Помогал в Москве соседям — прихожанам и служителям находившейся за стенами завода церкви Воскресения Христова в Кадашах. Опекал нуждающихся, неустроенных, «споткнувшихся». Вот цитата из церковного документа: «…человек, который за свою любовь к дому Божию, за свои щедрые пожертвования на благолепие его достоин величайшей благодарности и всегдашней памяти в нашей церковной летописи. Это — московский купец Николай Григорьевич Григорьев».

Но настоящим триумфом было празднование 50-летия основания производства, состоявшееся в 1911 году. На торжественное чествование собралась не только купеческая элита страны и самые известные покупатели, но и простые люди, искренне любящие григорьевские продукты. В тот памятный день восторженным словам, приветствиям, письмам, благодарностям не было конца.

Проблема пятая. Операция «преемник»

Григорьев всегда думал о будущем — своей семьи и своего предприятия: для него они были сплетены воедино. Он сам привык управлять производством, вникал во все тонкости и проблемы, связанные с маркетингом, реализацией, продажами. Он был бесспорным авторитетом для работников, рынка, конкурентов, профильных государственных служб.

С одной стороны, Григорьев дал своим детям, двум сыновьям и двум дочерям, то, чего был лишен сам, — уютное, благополучное детство, хорошее и разностороннее образование. С другой стороны, он приучал сыновей, Константина и Михаила, работать с «младых ногтей», то есть следовать собственному примеру. Мальчики, регулярно посещая семейное предприятие, постигали на практике все — от производственных процессов до финансовых тонкостей. Григорьев мечтал, чтобы члены семьи продолжили его дело. В 1906 году он назвал коммерческую службу предприятия «Торговый дом Н. Г. Григорьев с сыновьями». И даже внуков он подвигнул на получение бухгалтерского образования в Московском коммерческом училище.

С 1910 года Николай Григорьевич отошел от активного управления, и его сыновья стали полноправными хозяевами и руководителями предприятия. Василий, младший брат Григорьева, также работал в этом бизнесе и со временем, не без поддержки Николая, открыл в Москве, в районе Рогожской слободы, колбасный заводик, более скромную по размаху копию предприятия в Замоскворечье. Позже, в 1914-м, Николай и Василий создали совместный торговый дом «Братья Григорьевы».

Конец «прекрасной эпохи»

Революция 1917 года перечеркнула и уничтожила все, что так старательно взращивал Григорьев, — доброе отношение к людям, честное развитие бизнеса. В 1918-м специальным указом новой власти колбасный завод был национализирован. Прежние хозяева были изгнаны, все их имущество (завод с многочисленными строениями и оборудованием, личный особняк и дача Григорьевых, принадлежащие ему доходные дома в Замоскворечье) конфисковано. Поставленное новой властью руководство завода не обладало ни опытом, ни авторитетом. Рабочие разбежались. С заботой и умом выстроенное эффективнейшее производство остановилось. Как оказалось, практически навсегда. Правда, в 1950-х в заброшенных корпусах открылся «Московский экспериментальный консервный завод» — но и это начинание не имело достойного продолжения.

В 1918 году сыновья Григорьева, продолжатели семейного дела, были арестованы. Жена в этот же год скоропостижно скончалась. А сам Николай Григорьевич, 75-летний старик, был объявлен как бывший капиталист и церковный благотворитель врагом народа и сослан в родную деревню, где у него уже не было ни жилья, ни средств к существованию. Местным жителям власти запретили в чем-либо ему помогать. Григорьев нищенствовал, просил милостыню. Спустя много лет односельчанка вспоминала: «Приходил к нам старичок, худой, оборванный, босой, и просил покушать…» Говорят, он одиноко жил в заброшенном доме в лесу и умер в 1923 году от голода.

Так закончилась земная жизнь знаменитого «колбасника», предпринимателя, прошедшего путь из нищей деревни в блестящие столичные гостиные и волею неотвратимых обстоятельств вернувшегося в конце концов к еще более страшной нищете.

***

Долгие годы Николай Григорьевич и его дело были забыты. Но не навсегда. В 2000 году стараниями историков и священнослужителей Григорьев был причислен к лику местночтимых святых новомучеников и исповедников российских.