«Вроде все идет нормально, но он вдруг взрывается»: парадоксы современных лидеров | Большие Идеи

・ Психология
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

«Вроде все идет нормально, но он вдруг взрывается»: парадоксы
современных лидеров

Какими качествами должны обладать современные лидеры

Автор: Тахир Базаров

«Вроде все идет нормально, но он вдруг взрывается»: парадоксы современных лидеров

читайте также

Бумеранг

Чупров Краснослав

Тех ли сотрудников вы хотите удержать?

Брукс Холтом,  Коди Ривз,  Тиффани Дараби,  Чжикэ Лэй

Финансовые прогнозы без ошибок

Ридль Эдвард,  Экклс Роберт

Хочешь стать лидером — откажись от власти

Амар А.Д.,  Хентрих Карстен,  Хлупич Влатка

Феномен лидерства многократно описан, но с появлением новых поколений лидеров исследователи вновь задаются вопросами: какие качества делают человека лидером, чем он отличается от обычных людей, какими должны быть отношения между лидером и его окружением для их успешного взаимодействия? Со времен публикаций классических работ по социальной психологии взгляды на природу лидерства претерпели изменения, в первую очередь из-за ситуации неопределенности, в которой приходится действовать современному лидеру.

Если попробовать вычленить основные качества современного лидера, то мы заметим, что они, на первый взгляд, взаимоисключающие. Лидер всегда в поиске изменений. Если изменений нет, то он инициирует их изнутри: вроде все идет нормально, но он вдруг «взрывается». Как ни странно, при этом он всегда знает, чего хочет, он постоянно сознательно управляет собой, своими эмоциями и поступками, даже если внешне выглядит как человек импровизирующий. Импровизация относится к тому, что происходит здесь и сейчас, а на самом деле, если анализировать его решения, мы увидим четкую линию, которая лежит в основе его действий. Движение в целевом пространстве у лидера сильно отличается от обычных людей.

Коллеги-психологи разработали «формулу четырех Ц», на которую мне хотелось бы сослаться для краткости. Первая «Ц» – целеполагание. Лидер всегда знает ту область, в которую стремится. Область желаемого не описывается цифрами, она выглядит как некое представление о будущем (как у Джона Кеннеди, который хотел, чтобы американцы первыми ступили на Луну). Второе – целенаправленность. Что бы ни происходило, человек движется к своей цели – может быть, зигзагами, галсами, но стрелка внутреннего компаса его туда выводит. Третье – целеустремленность. Лидера отличает любовь к барьерам, к трудностям: они его заряжают, выступают драйвером того, что он делает, и, если трудностей нет, он сам их создает. Четвертая «Ц», и она сильно разнится с третьей – целесообразность, то есть понимание того, сколько ресурсов нужно положить на достижение этой цели.

В свою очередь, я хотел бы коротко описал пять «секретов» современного лидера пятью словами на букву «В». Первое – это воля. Этот «секрет» связан с энергетикой. Лидеры обычно очень энергичны, энергетичны, заряжающи: вокруг них создается поле напряжения, ожидания, нетерпеливости, эмоционального подъема. Второе и третье – воодушевленость и вовлеченность, влечение как драйв. Следующее – внимание. Лидер любит экспериментировать, он не боится ошибиться и даже любит ошибаться, для него это уникальная возможность получить новый опыт и новое представление о том, что происходит. В отличие от большинства людей лидеры очень хорошо используют «слабые сигналы» и прекрасно работают с таким психическим процессом, как внимание. Наконец, пятое – воображение. На мой взгляд, лидера отличает стремление к бессмертию в смысле способности жить одновременно в разные времена за счет воображения, не только, чтобы играть разные роли, но и чтобы видеть, куда и как нужно двигаться.

C этим последним феноменом связан один из сложных аспектов лидерства: лидер вынужденно меняется быстрее, чем его окружение. Тут можно вспомнить исследование Курта Левина о субъективном времени личности. Лидеры уже в будущем, в которое стремились, хотя объективно они пока еще здесь. Это многих ломает. Сначала возмущает, потом приводит в негодование, а потом мы видим, как лидер начинает менять людей, составы, команды... С точки зрения обыденного сознания, наверное, это можно считать негативным последствием, но за этим стоит реально изменившаяся внутренняя ситуация, которая не изменилась внешне.

В отличие от обычных людей, которые в повседневной жизни стремятся к симметрии, гармонии, упорядоченности, для лидера оксюморон – это обычное состояние. Качества, которые демонстрирует лидер окружающим, можно обозначить как четыре парадоксальные пары. Это последовательность и гибкость; принципиальность и адаптивность; профессионализм и эрудированность; одновременное сочетание порядочности и индивидуального подхода – парадокс здесь в том, что порядочность, по мнению многих, должна носить тотальный характер, а лидер отличается разным подходом к разным людям и группам с разными верованиями и принципами.

У нас в России разводят понятия руководителя и лидера. Это разделение существует и в литературе, и в обыденном сознании. На Западе такого разделения нет, следует отметить этот момент кросс-культурного характера. Но говоря о взаимоотношениях лидера и его окружения, можно воспользоваться частным определением «руководитель-подчиненный». В современных условиях люди ожидают от этой цепочки честности, партнерства, двусторонности.

На мой взгляд, две вещи, которые становятся ключевыми сегодня, – это уважение и доверие. В ситуациях изменения, близких к перманентному кризису, в системе «руководитель-подчиненный» самой важной капитализацией становятся именно эти два феномена. Уважение – это не просто понимание другого человека, а готовность учиться у этого человека, осознание его значимости для тебя, хоть он и стоит иерархически гораздо ниже. И это очень прагматично. В наше время никто не «держит бога за бороду», каждый на своем месте видит лишь фрагмент ситуации. Чтобы собрать ситуацию целиком, лидеру нужно научиться учиться у других. Второй момент, доверие, важен тем, что лишь в условиях, когда люди доверяют друг другу, возникает взаимность ответственности. Когда люди пробуют работать в условиях доверия, оказывается, что свобода при принятии решений, которую я предоставляю другому человеку, становится более эффективным способом взаимодействия, чем тотальный контроль за ним.