Российские регионы: что предложить миру? | Большие Идеи

・ Стратегия
Статья, опубликованная в журнале «Гарвард Бизнес Ревью Россия»

Российские регионы: что
предложить миру?

Доля продукции высоких переделов снижается в экспорте страны, но отдельные ее регионы, напротив, наращивают потенциал, овладевая новыми навыками производства.

Авторы: Берглоф Эрик , Плеханов Александр , Сигалова Ольга , Фарра Фади

Российские регионы: что предложить миру?

читайте также

Что нужно знать об истории России ХХ века

Мариэтта Чудакова

Почему одни компании растут и добиваются успеха, а другие с трудом выживают

Как конкурировать со всем миром

Дмитрий Изместьев

Что поможет среднему бизнесу совершить цифровую трансформацию

Анил Махия ,  Даг Фаррен

читайте также

Какие российские регионы производят больше всего разно-

образных и сложных товаров

и развивают свои навыки, отталкиваясь от достигнутого? Ответить на этот вопрос мы попытались, применив понятие экономической сложности — оно отражает, насколько многообразны знания, навыки и технологии, воплощенные в производимых страной (или регионом) продуктах. Этот показатель можно измерить, если подсчитать, сколько разных сложных (то есть освоенных далеко не всеми) продуктов вывозится за пределы страны или региона. Показатель экономической сложности (ECI — Economic Complexity Index) высок, если у страны есть явное конкурентное преимущество в производстве и экспорте большого числа товаров.

Экономисты подсчитали, что экономическая сложность — один из факторов, влияющих на темпы экономического роста за последние 12 лет. У индекса ECI высокая корреляция с ростом ВВП.

В России индекс ECI исторически был достаточно стабильным. Снижаться он начал в начале 2000-х, а резкое падение отмечено с 2007 года, когда в российской экспортной корзине начала доминировать нефть. Для сравнения: на протяжении того же периода Китай постоянно наращивал диверсификацию и сложность своего экспорта, и к 2010 году показатель этой страны был почти втрое выше российского (Hausmann, Hidalgo, 2011).

Похожим инструментом можно воспользоваться, чтобы сравнивать между собой не страны, а отдельные регионы. Мы решили применить принцип ­экономической сложности к 82 субъектам Российской Федерации и разработали индекс регионального потенциала (RCI — Regional Capability Index). Рассчитывается он на основе двух основных показателей:

Показатель 1 — существующие навыки и технологии: насколько много сложных товаров экспортирует регион?

Показатель 2 — развитие достижений: насколько быстро регион наращивает свои экспортные возможности внутри России и за ее пределами? Второй показатель отражает способность к развитию уже освоенных производственных навыков. Известно, что в производстве разных видов продукции могут использоваться схожие ресурсы, знания, технологии. Новую продукцию легче освоить, если уже производишь нечто близкое — к примеру, если умеешь делать велосипеды, проще наладить выпуск детских колясок; если выпускаешь соки, то и с вареньем, скорее всего, справишься.

В то же время есть товары, производство которых требует узкоспециализированных производств и особых ресурсов. Скажем, опыт в добыче и переработке нефти вряд ли поможет вам собирать вертолеты. В таких случаях обычно говорят о том, что продукт (нефть) является «периферийным». У региона или страны, экспортирующей периферийные товары, меньше шансов применить свои навыки для производства новых продуктов на экспорт.

Значения индексов RCI у субъектов Российской Федерации различаются весьма существенно, что во многом связано с географией (подробнее в Farra et al, 2013). Как и следовало ожидать, более высокий потенциал наблюдается в европейской части России. По мере движения от Москвы к востоку он постепенно падает. Исключение составляют Челябинская, Свердловская и Новосибирская области, где промышленность чрезвычайно развита.

Что происходило с потенциалом регионов в последнее десятилетие? Чтобы ответить на этот вопрос, мы сравнили их между собой по показателю RCI, определив его относительные значения. Понятно, что хотя общий индекс экономической сложности России снижался, показатели одних регионов росли по сравнению с другими и наоборот.

Мы разделили субъекты федерации на четыре группы (квадранта) (см. схему вверху страницы).

1. «Лидеры сегодняшнего дня»

с большим промышленным потен­циалом и серьезными навыками его ­наращивания. В эту группу вошли ключевые промышленные регионы, составляющие основу российского экспорта, такие как Московская, Самарская, Новосибирская, Челябинская и Свердловская области.

У этих регионов есть конкурентное преимущество по большому числу товаров (высокая доля экспортного рынка).

И сегодня они продолжают специализироваться и создавать инновации в тех областях, где уже имеют конкурентное преимущество.

2. «Потенциальные лидеры» с большим промышленным потенциалом, но слабыми навыками его наращивания. В эту группу вошли регионы, которые пока не смогли совершить рывок, основываясь на достигнутом. В тех «сложных» секторах, где они достигли серьезного примущества благодаря нескольким продуктам, они не спешат осваивать производство смежных и близких товаров.

В эту группу входят, например, Липецкая, Тамбовская и Томская области, а также республики Татарстан и Башкортостан.

3. «С ограниченными возможностями для роста» — промышленность развита слабее, но наращивание потенциала идет активно. Это регионы с диверсифицированной экономикой, однако обладающие лишь небольшим числом сложных товаров в своем экспортном портфеле1, к примеру Смоленская, Калининградская, Псковская области и Краснодарский край. В большинстве из них нет солидной индустриальной базы. Они диверсифицируют свою экономику, пользуясь своим географическим положением (близость к странам Евросоюза и торговым путям) и поддержкой государства.

4. «Отстающие» со слабой промышленностью и низким потенциалом ее наращивания, например дальневосточные и северокавказские регионы, страдающие от структурных проблем в экономике. «Отстающих» можно разделить на два типа: регионы, полностью зависящие от сырьевого экспорта, такие как Чукотский автономный округ, Тюменская область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО, и регионы со слабой индустриальной базой, такие как Чеченская республика и преимущественно аграрная Ингушетия, или Камчатка, где основу экономики составляет производство товаров низкой степени сложности, например рыбное хозяйство или добыча золота, угля, ртути, серебра и других полезных ископаемых.

Два пути развития

Какие стратегии могут способствовать наращиванию промышленного потенциала России? Проанализировав данные 2002 и 2011 годов (см. схему), мы заметили две тенденции: из 4-го квадранта регионы передвигались либо длинным путем: сначала в 3-й, затем во 2-й и лишь затем в 1-й, либо коротким — сразу во 2-й и затем в 1-й.

Длинный путь (4-3-2-1): по нему пошли Краснодарский край, Дагестан, Марий Эл. Скажем, проблемный Дагестан перешел из группы 4 в группу 3. Ему удалось существенно улучшить свое положение благодаря государственным субсидиям. Теперь, чтобы переместиться во 2-й квадрант, Дагестану необходимо освоить производство сложных товаров. Наиболее подходящие для него отрасли — машиностроение и транспорт. За минувшее десятилетие лишь двум субъектам: республике Марий Эл и Вологодской области — удалось серьезно повысить свои экспортные возможности по сравнению с другими и перейти из группы 3 в группу 2, получив, таким образом, статус «потенциальных лидеров». Этого результата они достигли благодаря использованию имевшихся у них навыков и технологий для производства новых типов товаров. А вот напрямую перейти из группы 3 в группу 1 с 2002 по 2011 год не удалось ни одному региону.

Короткий путь (4-2-1): По этому пути пошли Татарстан, Удмуртия, Пензенская, Рязанская, Липецкая области и Республика Саха. Примером перемещения из 4-го во 2-й квадрант может служить Республика Саха — самый большой по территории регион России. При населении менее миллиона человек Якутия располагает самыми богатыми в России залежами урана и каменного угля. Встав на путь диверсификации своего экспорта, Саха сразу же занялась сложными продуктами в зарождающихся отраслях и к 2011 году уже имела сильное конкурентное преимущество в машиностроении и транспорте. Однако возможности региона еще далеки до полной реализации, и властям следует уделять гораздо больше внимания развитию промышленной инфраструктуры и человеческого капитала. Пример успеха, выразившегося в передвижении из 2-го в 1-й квадрант, — Пензенская область, где исторически развита тяжелая промышленность. Имевшийся производственный потенциал она развивала по двум направлениям: освоила продукцию более высоких переделов в металлургии и существенно усилила свои позиции на мировом рынке. Этот регион экспортирует уникальное медицинское и химическое оборудование.

Чтобы не снизить свою позицию, регионы должны постоянно создавать и внедрять инновации. Некоторые регионы, например Астраханская, Омская и Иркутская области, из правого верхнего квадранта скатились вниз. Это, скорее всего, объясняется их зависимостью от сырьевого экспорта и ошибками в региональной экономической политике, а возможно, и отсутствием стратегии.

Традиционно руководство страны и местные власти, желая подстегнуть экономический рост, вводят такие меры, как налоговые льготы, целевые дотации и прочие. Это может быть оправдано для секторов экономики и регионов, сталкивающихся с особо острыми проблемами. Целевые финансовые вливания и господдержка каких-то передовых секторов могут сработать на каком-то временном отрезке, но в итоге развитие потенциала региона невозможно без улучшения делового климата и масштабных действий в поддержку предпринимательства и сокращения разрыва между потребностями бизнеса и системой образования. И хотя важная роль здесь принадлежит федеральному центру, региональные власти также могут немало сделать для улучшения делового климата и развития экспортных возможностей своего региона. А использование принципа экономической сложности (в частности, показателя RCI) поможет им не только выработать правильную экономическую политику, но и оперативно оценивать результаты.

Hausmann, Ricardo, Cesar A. Hidalgo, Sebastian Bustos, Michele Coscia, Sarah Chung, Juan Jimenez, Alexander Simoes and Muhammed A. Yildirim, 2011, The Atlas of Economic Complexity: Mapping Paths to Prosperity, Harvard Center for International Development.

Farra, Fadi, Nadia Klos, Uwe Schober, Olga Sigalova and Alexander Zhukov, 2013, «Improving regional performance in Russia: a capability-based approach», EBRD Working Paper 155.